«Солисты Нижнего Новгорода» исполнят шедевры классической танцевальной музыки XIX и XX веков 26 декабря

Камерный оркестр «Солисты Нижнего Новгорода» выступит 26 декабря 2015 года в Усадьбе Рукавишниковых с программой «Штраус plus». На музыкальном вечере, который начнется в 18:30, коллектив исполнит шедевры классической танцевальной музыки XIX и XX веков, сообщается в пресс-релизе оркестра.

Как отмечается в сообщении, концерт посвящен Иоганну Штраусу как человеку, сделавшим вальсы, польки и мазурки — прикладную музыку для танцев — самодостаточным жанром, который популярен уже несколько столетий. Благодаря этому композитор стал кумиром миллионов и даже затмил славу Моцарта.

Согласно предоставленной информации, такой же концерт состоится в Усадьбе Рукавишниковых 17 января 2016 года.

И. Штраус. Вальс «На прекрасном голубом Дунае»

Ж. Оффенбах. Полька из оперетты «Парижская жизнь»

П.И. Чайковский. Вальс из серенады для струнных

Й. Брамс. Венгерский танец №6

А. Грюнфельд. Вальс

Ф. Крейслер. «Маленький венский марш»

И. Штраус. «Полька пиццикато»

Л. Андерсон. Вальс «Bell of the Ball»

Г. Манчини. Полька

И. Штраус. Полька «Трик-Трак»

И. Штраус. Вальс «Розы юга»

Й. Ричарди. Полька «Арлекин»

М. Маклеан. Чардаш

А. Шнитке. Полька из спектакля «Ревизская сказка»

И. Штраус. Увертюра к оперетте «Цыганский барон»

«Неприличный» танец полька

Немного из истории танца, который изучают в нижегородском КРИТ

В 1845 году петербургская публика, обычно большей частью равнодушная к постановкам Александринского театра, стекалась туда со всех концов города. Зрительный зал был переполнен, исполнителей вызывали на «бис» несколько раз. Александринский театр показал на сцене польку. Таким образом, танец, уже разделивший парижское общество на тех, кто его танцует, и тех, кто желает научиться, получил «прописку» и в аристократических кругах России.
О польке в России говорили и писали почти с самого появления её в Париже в 1840 году. Была даже сделана одна попытка представить публике польку на сцене, однако движения, хоть и были прелестны, вызывали сомнения своей вольностью – даже ярые поклонники польки, прежде знавшие о ней из газет или рассказов, сомневались, прилично ли им будет так танцевать. В Александринском театре же польку специально «адаптировали» для показа, откинув всё, чему можно было бы оскорбиться.

Как и в Париже, в Петербурге полька произвела эффект разорвавшейся бомбы. Немедленно невиданную известность получали любые учителя танцев, которые могли её преподавать. Мужья сбегали от жён, а жёны сбегали от мужей, чтобы поучиться новому танцу. Молодые чиновники, желая угодить начальнику, не спрашивали у него больше о его здоровье или ходе дел, а только о том, танцует ли он польку или видел ли он, как её танцуют. Юноши тренировались в польке до изнеможения, иногда в буквальном смысле падая с ног. В восторге были даже врачи: наконец-то жители Петербурга стали достаточно двигаться и упражняться, а значит, поддерживать своё здоровье.

Как исполняли польку на балах в XIX веке? Поначалу просто выходили парами в зал и танцевали, двигаясь в разных направлениях и стараясь не столкнуться друг с другом. Резвые шаги польки позволяли как кружиться, так и продвигаться вперёд или, убедившись, что это безопасно, назад. На более официальных балах старались сформировать круг, чтобы сохранить порядок и избежать столкновений. Не удовлетворившись простым исполнением польки в парах, танцоры стали вставлять её в другие знакомые танцы – контрдансы, кадрили, котильоны.

Популярность польки и вольности в исполнении её шагов привели к тому, что немедленно стали появляться различные варианты польки, и к началу XX века их количество достигло нескольких десятков. Часто они исполнялись под одну и ту же музыку, разными были только шаги: где-то добавлен притоп, где-то немного галопа, а при исполнении богемского па обязательно нужно было выставлять ногу на пятку.

На открытых занятиях нижегородского Клуба Реконструкции Исторического Танца мы будем изучать польку в марте. Любой желающий может попробовать себя в этом весёлом и изящном танце.

Мы занимаемся по четвергам с 19.00 до 20.30 по адресу пр. Гагарина, 97, корпус 2, на территории НГСХА, на 4-м этаже корпуса инженерного факультета.

По всем вопросам можно обращаться в нашу группу (https://vk.com/kritnn) или по телефону +79519010389 (Андрей Господчиков, председатель КРИТ).

Материал и изображения предоставил Андрей Господчиков, председатель КРИТ.

Полька (танец)

Полька (чешск. Polka, от Půl Kroku — половинка шага [1] ) — парный быстрый танец; этим же словом стал называться жанр танцевальной музыки, соответствующий танцу.

Музыкальный размер польки — 2/4 [2] [3] .

Содержание

[править] Название

Сразу поясним: оригинальное название танца (půlka) никакого отношения к гражданкам государства Польша не имеет. Сам термин «полька» в переводе с чешского языка (именно в Чехии зародился этот танец) означает «половинный шаг» [2] [4] [5] .

[править] История

Полька повилась в 19 веке в Чехии, а именно — в провинции Богемия [2] [4] .

Точную историю танца теперь уже установить сложно. Но перекликающиеся версии есть.

Началось с того, что молодой певец Йозеф Неруда работу со своим оркестром совмещал с преподаванием музыки в богатых домах. Однажды он услышал, как служанка в доме его ученика напевала весёлую песенку, притоптывая ей в такт. Служанку звали Анна Слезак, а песенка, которую она напевала, называлась «Дядя Нимра купил Симлу — белую лошадь» (Strycek Nimra Koupil Simla) [6] . Эта мелодия с маленькими шажками понравилась 25-летнему преподавателю музыки, он переделал её для своего оркестра, и уже на Масленицу 1831 года она стала гвоздём программы на местном балу в Брандисе-над-Лабем [3] .

По другой версии, дело происходило в 1834 году, а песенку про дядю, купившего лошадь, сочинила она сама, сама же придумала и маленькие шажки к мелодии [6] .

Есть и ещё один вариант даты — 1835 год, причём авторы уверяют: «Пожалуй, больше нету другого такого бального танца, дата появления которого была бы известная с такой точностью. Принято считать, что в августе 1835 года чешский педагог Неруда залюбовался на крестьянскую девушку, которая танцевала и весело напевала» [7] .

Этим данным противоречит Танцевальный словарь, вообще подсмеиваясь над этой истории про девушку-служанку, придумавшую такой замечательный танец, и случайно проходившего мимо учителя музыки, и называет её романтическим вымыслом [1] . «Если всё произошло действительно так, то Слезаковой удалось невероятное — единолично придумать всемирно популярный массовый танец. Такое ещё никому не удавалось!» — восклицает неизвестный автор сайта Танцевальный словарь и приводит собственную научную версию: «Согласно исследованиям учёных, Полька появилась в результате культурного смешения множества однотипных чешских сельских танцев в условиях городской среды. В этом отношении Полька повторила путь Вальса, только с опозданием в полвека. В случае Вальса из множества вариантов Лендлера в венских городских кабачках и танцевальных залах выделился танец с непрерывным вращением пар. Здесь точно так же из большого числа быстрых весёлых народных плясок в ритме 2/4 образовался городской танец с характерными подпрыгивающими шагами и вращениями пар. Танец назвали Полькой, так как его основной шаг дробился на полушаги [чешск. Pulka — половинка].

Первое письменное упоминание о Польке в Чехии относится к 1835 году» [1] .

Из этого количества «точных» дат и сведений можно все же установить, что полька появилась в первой половине 1830-х годов.

Понравивщуюся песенку стали исполнять, напевать — и она вошла в моду.

Заинтересовался ею и ещё один преподаватель музыки — Франтишек Гилмар (1803—1881), он стал пропагандировать новое произведение [3] , исполняя на свой лад. Пражский капельмейстер Перглер подкорректировал композицию, задействовав больше инструментов, и назвал этот вид композиций «пулка» («půlka»), поскольку ее играли в половинном ритме [3] [5] .

Чехия полюбила польку — танец с быстрыми маленькими шажками стал обязательным атрибутом торжеств: светских, народных и официальных [4] .

В 1840 году полька исполнялась в Вене, где она стала салонным танцем [3] .

Именно оттуда полька была завезена во Францию; в 1840 году преподаватель танцев из Праги по имени Рааб (Raab [5] ; по другой версии — Роаб, причем (в этой версии) поставил он этот танец под каким-то совсем другим названиеми не в 1840, а в 1838 году [1] ) с огромным успехом танцевал польку в театре «Одеон» в Париже [6] [7] [3] и покорил новым танцем весь Париж, который тут же затанцевал польку. А вот Танцевальный словарь и этому возражает — не понравился новый танец парижанам, они вообще не заинтересовались им: «Нельзя сказать, что танец не понравился, но он и не впечатлил зрителей. Так Полька инкогнито побывала в Париже и осталась незамеченной широкой публикой» [1] . И так было, пока на польку не обратил внимание парижский танцмейстер Целлариус. Он слегка подправил танцевальные фигуры, облагородил их, и представил в модном танцевальном салоне. Вот тут-то и началась великая слава танца! К Целлариусу потянулась череда учеников. Но опять не тут-то было — враги польки не дремали: завистники Целлариуса устроили восстание против польки, однако были разгромлены. Полька победила [1] . Парижская мода на польку оказалась столь огромной, что появились магазинчики с названием «Полька», а также блюда, прически, одежда и мебель «а ля полька» [1]

Франция 19 века — это не только страна на политической карте мира. Франция в это время — это идеал всего самого-самого — самого модного, самого престижного, самого возвышенного, самого культурного. Франция — центр 19 века европейской цивилизации. А Париж — главная столица. Чешский танец полька попал в Париж — и началась его головокружительная слава. Весь европейский мир подражал Парижу, и когда весь Париж затанцевал польку, то и весь мир затанцевал польку. Целлариус писал: «Даже молодые люди, которые наиболее отрицательно настроены по отношению к этому танцу, пробуждаются от апатии и обнаруживают у себя танцевальные способности» [6] .

Полька зашагала по всему миру. Её не только исполняли на балах. Она заняла место в театральных постановках.

Композиторы тоже не замедлили откликнуться соответствующими танцу произведениями. Музыкальные польки писали: Бедржих Сметана, Антонин Дворжак, Иоганн Штраус-отец и Иоганн Штраус-сын и другие [2] .

А что касается Йозефа Неруды, первого автора инструментовки музыки, то он и его жена были убиты 8 апреля 1875 года в Водолце в окрестностях Праги [3] .

[править] В России

Россия к середине 19 века уже тоже была не лыком шита и тоже активно примеряла на себя все парижские моды.

В сезон 1844/1845 г. русский танцовщик Петербургской императорской труппы Николай Осипович Гольц побывал в Париже, эта поездка оказалась незабываемой для всей России — императорский артист привез из Франции новый модный танец — польку [8] ; Гольц немедленно поставил его на сцене, а потом распространил в великосветском петербургском обществе, и высший аристократический свет в скором времени затанцевал польку на балах и в салонах [2] .

Полька стала настолько модна, что в течение нескольких сезонов не сходила со сцен императорских театров — она была востребована во всех жанрах: и балетных, и водевильных, и драматических, и т. д.

Новый танец настолько покорил Петербург, что драматический актер императорской труппы П. И. Григорьев (он же Григорьев 1-й) написал водевиль «Полька в С.-Петербурге, или Бал у танцевального учителя», который был немедленно поставлен в Александринском театре [9] .

Вот как писал — и весьма иронично — хроникер петербургской труппы А. И. Вольф (Вольф А. И. Хроника Петербургских театров) о драматических спектаклях театрального сезона 1845 г. в Петербургской императорской труппе: «Настоящий сезон отличался плясовым характером. В Париже какой-то учитель танцев выдумал польку. Петербуржцы принялись неистово отплясывать этот не грациозный танец. Григорьев 1-й утилизировал эту манию для своего бенефиса, состряпав водевиль под названием „Полька в Петербурге“. Водевиль выдержал 31 представления сряду при полном театре. Г-жи Самойлова, Левкеева, Шелехова 2-я и, увы! сам Мартынов полькировали каждый вечер, под гром аплодисментов. С легкой руки г-жи Эстер канкан вошел в моду и на Александринском театре. Наши молодые артистки, во всем рабски подражая французским, сочли святым долгом облечься в pantalons collans и выделывать самые циничные па. В „Рае Магомета“ Левкеева, как бывшая балетная ученица, танцевала даже качучу и, само собой разумеется, производила фурор. Вторая пьеса г. Каменского „Давид Кленгор“ заимствована была также, как и первая, из английской истории, и канвою для ея послужила любовь Кленгора к Марии Стюарт, у которой он был шутом. Максимов 1-й был очень хорош в роли шута, а Левкеева совсем не на месте в роли королевы. Тут никоим образом нельзя было вставить ни канкана, ни качучу. Полькомания выразилась у французов в двух водевилях: „La polka en province“ и „Les trois polkas“, но пьес с канканом было еще более» [10] [11] .

Водевиль Григорьева 1-го очень быстро перешел и на московскую сцену — он был поставлен 10 января 1845 года в бенефис М. Д. Львовой-Синецкой в московском Большом театре [12] .

Актер той же петербургской труппы Григорьев 2-й — Петр Григорьевич Григорьев — не отстал от Григорьева 1-го и тоже сочинил водевиль про польку — «Купеческая полька» (он обычно исполнял роли купцов), и этот водевиль был поставлен на той же сцене в тот же театральный сезон — в 1845 году [13] [14] . А в скором времени и этот водевиль был повторен в московском Большом театре — под названием «Купеческая полька на Нижегородской ярмарке» 27 августа 1845 года в бенефис П. М. Садовского [12] .

В Петербургской императорской труппе одновременно с двумя русскими водевилями про польку (Григорьева 1-го и Григорьева 2-го) шел и еще переводной французский водевиль «Три польки» (Les 3 polka), в котором блистал актер Максимов 1-й в роли Ботандиера [15] .

На этом любовь к польке в России не закончилась. К всеобщей «полькомании» присоединился литератор Д. В. Григорович — в 1845 году он под псевдонимом Степан Громилов выпустил книгу «Полька в Париже и в Петербурге», где изложил историю этого танца и средства «выучиться танцевать польку без помощи учителя» [9] . Сам автор свидетельствовал, что писал свой труд по заказу Н. А. Некрасова, что вполне возможно, так как Н. А. Некрасов тут же откликнулся на книгу ироничной рецензией [9] .

Полька в середине 19 века стала поистине царицей балов и театральных сцен.

Но постепенно мода на нее ушла. Но — ушла только мода, а сам танец остался.

[править] Исполнение

Танец проходит в весьма быстром темпе, что требует проворного, ловкого переступания ногами при помощи быстрых шажков [4] . Шажки получаются маленькими, как бы половинными — в размер ритма, отсюда и название танца [2] .

Исполнение танца такое (дается по сайту Мир танца):

Па на месте: вперед и назад.

Движение занимает 2 такта.

И. п.: ноги — III позиция (п. н. впереди).

Подскок на л. ноге, вытянутая правая поднимается вперед, немного отрываясь от пола.

П. нога делает небольшой шаг вперед на низкие полупальцы,

Л. нога подставляется к правой назад в III позицию.

П. нога снова делает шаг вперед, л. нога подтягивается к щиколотке правой сзади (колено согнуто, пальцы вытянуты) (рис. 13 6).

Подскок па п. ноге, левая в прежнем положении.

Л. нога делает небольшой шаг назад на низкие полупальцы.

Правая подставляется в III позицию вперед.

Л.нога снова делает шаг назад, правая приближается к ней.

Подскок на л. ноге, правая поднимается вперед, немного отрываясь от пола.

[править] Вариации

Танец очень быстро стал поистине интернациональным. Он получил распространение по всей Европе. И в каждой ее части танец постепенно стал исполняться по-своему: польку «разбавляли» какими-то своими, более знакомыми, движениями. Каждый народ вносил в чешскую польку свой колорит и свои национальные черты [4] .Отсюда — возникли различные вариации этого танца: финская полька, полька Сяккиярви, белорусская полька, украинская полька, венгерская, немецкая, шведская, латиноамериканская и т.д. Кроме того, любой хореограф может придумать и поставить собственную вариацию танца.