Чайковский Петр Ильич — Танец маленьких лебедей (Из балета «Лебединое озеро»)

Другие произведения этого исполнителя:

Вам это понравится

Об исполнителе

Пётр Ильич Чайковский (25 апреля (7 мая) 1840, в селении при Камско-Воткинском заводе Вятской губернии, ныне город Воткинск, Удмуртия — 25 октября (6 ноября) 1893, Санкт-Петербург) — великий русский композитор, один из лучших мелодистов, дирижёр, педагог, музыкально-общественный деятель. Отец — Илья Петрович Чайковский (1795 — 1880).

Окончил Училище правоведения в Петербурге (1859), служил в Министерстве юстиции (до 1863). С 1861 занимался в Музыкальных классах Русского музыкального общества (РМО), преобразованных в 1862 в Петербургскую консерваторию, которую окончил в 1865 по классу сочинения у А. Г. Рубинштейна. В 1866–78 профессор Московской консерватории (классы

Окончил Училище правоведения в Петербурге (1859), служил в Министерстве юстиции (до 1863). С 1861 занимался в Музыкальных классах Русского музыкального общества (РМО), преобразованных в 1862 в Петербургскую консерваторию, которую окончил в 1865 по классу сочинения у А. Г. Рубинштейна. В 1866–78 профессор Московской консерватории (классы свободного сочинения, теории, гармонии и инструментовки).

Чайковский активно участвовал в музыкальной жизни Москвы, здесь издавались и исполнялись его произведения, определились основные жанры творчества. Результатом знакомства в 1868 году и творческих контактов с членами «Могучей кучки» явилось создание программных симфонических произведений (по совету М. А. Балакирева написана увертюра-фантазия Ромео и Джульетта (1869), симфония Манфред, (1885); В. В. Стасов подсказал Чайковскому замысел симфонии фантазии «Буря», (1873).

Творчество 70-х гг. отличают напряжённость исканий, многообразие художественных интересов. В кон. 70-х гг. Чайковский пережил тяжёлый душевный кризис, вызванный перенапряжением творческих сил, а также обстоятельствами личной жизни. В течение нескольких лет жил преимущественно за границей (главным образом в Швейцарии и Италии). В эти годы немаловажными для Чайковского были материальная поддержка и переписка (1876–90) с Н. Ф. фон Мекк. В сер. 80-х гг. Чайковский возвратился к активной музыкально-общественной деятельности. В 1885 избран директором Московского отделения РМО, способствовал поднятию уровня музыкальной культуры Москвы. С 1885 постоянно жил в Подмосковье — в окрестностях г. Клин (Майданово, Фроловское), с 1892 — в самом Клину, где после смерти композитора открыт мемориальный дом-музей. С конца 1880-х гг. много выступал как дирижёр в России и за рубежом. Концертные поездки укрепили творческие и дружеские связи Чайковского с западноевропейскими музыкантами (Ханс фон Бюлов, Эдвард Григ, Антонин Дворжак, Густав Малер, Артур Никиш, Камиль Сен-Санс и др.).

Творчество
В творчестве Чайковского, в котором ведущими были опера и симфония, представлены почти все музыкальные жанры. В музыке отразились глубокие социально-этические конфликты, рождённые русской действительностью 2-й пол. 19 века. Заметно усиление трагического начала в произведениях последних лет (особенно в опере Пиковая дама и 6-й симфонии). Содержание музыки Чайковского универсально: охватывает образы жизни и смерти, любви, природы, детства, окружающего быта, в ней по-новому раскрываются произведения русской и мировой литературы — А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя, Шекспира и Данте. Музыка Чайковского обнаруживает глубокие связи с творчеством Л. Н. Льва Николаевича Толстого, Ф.М. Достоевского, И. С. Тургенева, А. П. Чехова. В музыке Чайковского нашли претворение глубокие процессы духовной жизни, сомнение, отчаяние и порыв к идеалу.

* Чайковский в 1890 году в своей записной книжке писал наброски к сочиняемой им «Пиковой даме». И вот на одном листке записана торопливым почерком, очевидно только что придуманная им тема (мелодия), которую играют скрипки в самом начале четвертой картины — «Спальня графини». Это одно из лучших мест оперы. Чайковский записал в книжечке начало этой мелодии — и приписал: «и тому подобное эротическое нытье…»

Танец маленьких лебедей

«Лебединое озеро» — балет Петра Ильича Чайковского в четырёх актах. Либретто Владимира Бегичева [1] и, возможно, Василия Гельцера с дополнениями самого композитора.

Содержание

В основу сюжета положены многие фольклорные мотивы, частично использованные до этого в различных литературных произведениях, а также оперных и балетных либретто.

Чары злого гения действуют днем, но с приходом луны белый лебедь превращается в прекрасную Одетту. Она не одинока, на озере её окружают заколдованные девушки-лебеди, назвавшие Одетту королевой лебедей. По легенде, слезы матери по похищенной злодеем дочери образовали волшебное «лебединое озеро». Заклятие может быть разрушено только верной любовью молодого человека, но если обет вечной любви нарушится, она навсегда останется лебедем. В четырёх картинах балета чередуются реальные и фантастические картины. Празднуя своё совершеннолетие в дворцовом парке, принц Зигфрид веселится среди друзей, однако пролетевшая над парком стая лебедей манит его за собой. В лесу, на берегу озера среди девушек-лебедей принц находит Одетту, королеву лебедей с короной на голове. Покорённый её красотой и потрясённый её рассказом о преследованиях злым хозяином озера Ротбартом, Зигфрид клянётся Одетте в вечной любви. На балу в замке, по велению матери Зигфрида, он должен выбрать себе невесту. Самые первые красавицы танцуют перед ним. Происходит чередование национальных танцев: испанский, неаполитанский, венгерский, польский (мазурка) — однако принц безучастен, пока не появляется Одиллия, в которой Зигфриду видится Одетта, ей он и отдаёт предпочтение. Поняв, что совершил роковую ошибку, Зигфрид бежит к озеру и молит Одетту о прощении, но не получает его. Срывая с головы Одетты корону (корона спасала Одетту от преследования), Зигфрид бросает вызов Ротбарту, хозяину озера, олицетворяющему в балете образ фатума. Принц надеется, что девушка-лебедь уйдёт с ним в мир людей. В сказке бурные волны разбушевавшейся на озере стихии поглощают Одетту и Зигфрида.

История постановок

Сценическая история спектакля складывалась трудно. Премьера прошла 20 февраля ( 4 марта ) 1877 года на сцене московского Большого театра в исполнении артистов императорской труппы. Оригинальная хореография принадлежала балетмейстеру Венцелю Рейзингеру. Балет делился на четыре акта — по одной картине в каждом. Первой исполнительницей партий Одетты и Одилии стала Полина Карпакова. На четвёртом представлении главную партию впервые исполнила Анна Собещанская.

Постановка Рейзингера успеха не имела и была признана неудачной. В 1882 году балетмейстер Иосиф Гансен возобновил и частично отредактировал старый спектакль. 17 февраля 1894 года в концерте, посвящённом памяти П. И. Чайковского, была впервые показана «лебединая» картина II акта балета в постановке Льва Иванова (главные партии исполнили Пьерина Леньяни и Павел Гердт).

Премьера целого спектакля состоялась 15 ( 27 ) января 1895 года в Мариинском театре. Балетмейстером Петипа совместно с М. И. Чайковским были заново пересмотрены либретто и, совместно с композитором Рикардо Дриго — партитура. Петипа принадлежали хореография I акта, III акт (за исключением венецианского и венгерского танцев) и апофеоз; Льву Иванову — II акт, венецианский и венгерский танцы III акта и IV акт.

Версия Петипа-Иванова стала классической. Она лежит в основе большинства последующих постановок «Лебединого озера», за исключением модернистских. Чаще всего используется каноническая хореография второго, «лебединого», акта Иванова и «чёрного» pas d’action (нередко преобразованный в pas de deux принца Зигфрида и Одиллии) Петипа. Однако влияние петербургской постановки на всю последующую судьбу балета гораздо шире механического воспроизведения отдельных её элементов. По сути, в ней были заложены основные традиции, определяющие подход новых балетмейстеров к авторскому тексту П. И. Чайковского. Свободный пересмотр либретто и столь же свободная перекомпоновка партитуры с пополнением её фрагментами небалетной музыки П. И. Чайковского прочно вошли в театральный обиход.

На сегодняшний день из всех существующих редакций балета едва ли найдутся хотя бы две, имеющие полностью одинаковые театральные партитуры. Наиболее радикальными в этом отношении версиями считаются венская постановка Рудольфа Нуреева и версия Владимира Бурмейстера, а наиболее распространённые замены заключаются в возвращении в третий акт вариаций главных героев, написанных Чайковским для pas de six и pas de deux Собещанской и включение в четвёртую картину дуэта на музыку второй вариации из pas de six.

Постановки

  • 20 февраля ( 4 марта ) 1877 года — балет в четыре актах, балетмейстер Венцель Рейзингер, дирижёр-постановщик Степан Рябов (Одетта и Одиллия — Полина Карпакова, затем — Анна Собещанская)
  • 13 ( 25 ) января 1880 года — возобновление балета в новой редакции, балетмейстер Йозеф Ганзен по спектаклю Рейзингера, с частичными изменениями хореографии.
  • 28 октября ( 9 ноября ) 1882 года — возобновление балета, балетмейстер Гансен (Одетта — Лидия Гейтен)

Пражский театр (Прага)

  • 9 февраля 1888 года — II акт, балетмейстер — Августин Берже (Одетта — Джульетта Пальтриньери)
  • 17 февраля 1894 года — II акт (в концертной программе «Памяти П. И. Чайковского») балетмейстер Лев Иванов (Одетта — Пьерина Леньяни, принц Зигфрид — Павел Гердт)
  • 15 ( 27 ) января 1895 года — полная постановка балета в новой драматургической и музыкальной редакции в трех актах, четырёх картинах; либретто М. И. Чайковского, музыкальная композиция Р. Е. Дриго и М. И. Петипа, балетмейстеры Петипа (1-я картина 1-го акта, 2-й акт, им же осуществлена предварительная разработка танцев и мизансцен 3-его акта) и Иванов (2-я картина 1-го акта в версии 1894 г., венецианский и венгерский танцы во 2-м акте, 3-й акт по планам Петипа); мужская вариация в pas d’action 2-го акта — А. А. Горского, с 1914 г. в его же постановке исполнялся испанский танец во 2-м акте.

XX — начало XXI вв.

ГАТОБ им. С. М. Кирова

  • 1933 год — балет в трех актах и четырёх картинах, новая постановка с сохранением основных фрагментов хореографии Петипа и Иванова; либретто В. В. Дмитриева, музыкальная композиция Б. В. Асафьева, балетмейстер А. Я. Ваганова, режиссёр С. Э. Радлов, дирижёр Евгений Мравинский (Одетта — Галина Уланова, Одиллия — Ольга Иордан, Зигфрид — Константин Сергеев)
  • 1945 год — возобновление постановки Петипа и Иванова в новой хореографической и режиссёрской редакции, балетмейстер Ф. В. Лопухов (, декорации — Б. И. Волкова, костюмы Татьяны Бруни (Одетта и Одиллия — Наталья Дудинская, Зигфрид — Константин Сергеев, Ротбарт — Роберт Гербек)
  • 8 марта 1950 года — новая редакция спектакля Петипа и Иванова, балетмейстер К. М. Сергеев — спектакль сохраняется в репертуаре Мариинского театра по настоящее время
  • 1958 год — возобновление постановки Петипа и Иванова в первоначальной версии 1895 г., балетмейстеры Лопухов и К. Ф. Боярский (Одетта — Вера Станкевич, Одиллия — Татьяна Боровикова)

В последующие годы спектакль неоднократно переделывался и возобновлялся в отдельных частях

  • 2009 год — возобновление московской постановки А. М. Мессерера 1957 г., хореография Петипа, Иванова, Горского, Мессерера, постановка и новая хореографическая редакция — М. Г. Мессерер — спектакль сохраняется в репертуаре Михайловского театра по настоящее время
  • 1901 год — перенос петербургского спектакля Петипа и Иванова с частичным пересмотром хореографии, балетмейстер А. А. Горский, художники Александр Головин и Константин Коровин (Одетта и Одиллия — Аделина Джури, Зигфрид — Михаил Мордкин)
  • 1920 год — новая постановка, балетмейстер Александр Горский, режиссёр В. И. Немирович-Данченко, художник Константин Коровин (второй акт), дирижёр Андрей Арендс (Одетта — Елена Ильющенко, Одиллия — Мария Рейзен)
  • 1937 год — возобновление постановки Горского с новой четвёртой картиной, балетмейстерыЕвгения Долинская (восстановление 1-3-го картин) и Асаф Мессерер (новая постановка 4-й картины) дирижёр Юрий Файер (Одетта и Одиллия — Марина Семёнова, Зигфрид — Михаил Габович, Ротбарт — Пётр Гусев)
  • 1969 год — Большой театр, балетмейстер Юрий Григорович, художник Симон Вирсаладзе, дирижёр Альгис Жюрайтис (Одетта и Одиллия — Наталья Бессмертнова, Зигфрид — Николай Фадеечев)
  • 1953 год — Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, балетмейстеры Владимир Бурмейстер и Пётр Гусев (постановка 2-го акта по Льву Ива́нову, Одетта и Одиллия — Виолетта Бовт) — спектакль сохраняется в репертуаре театра по настоящее время

Танец маленьких лебедей. Автор: Елена Мингалева

Во времена моего детства — далекие советские — многие мальчики хотели стать космонавтами, а девочки балеринами. И меня не избежала эта участь-мечта. Бабушка отвела девятилетнюю Леночку во Дворец пионеров. Тот самый, что и сейчас, который иначе как дворцом на фоне окружившего его архитектурного разброда не назовешь. Естественно, что моей сверхзадачей было достижение высот «Лебединого озера». Для укрепления детского желания, даже сводили на балет. Там я впервые увидела балерин на пуантах, специальных балетных тапочках с пробковой «платформой» в носочке. Мне, естественно, захотелось так же изящно танцевать на пальчиках, в воздушной юбочке со смешным названием «пачка»… Балет понравился, мечту «подогрели».

Мы во Дворце! Поднимаемся по широченной лестнице, устланной бордовой ковровой дорожкой. Между этажами лестница раздваивается, но все равно попадаешь на второй этаж, где расположен зал хореографии. Не балетный. Как говорится, ближе к дому, оказался именно хореографический кружок, который подразумевал не совсем балет, но и его тоже.

— Деми плие. Батман плие!…Батман тандю!…Гранд батман! — В очень светлом зале с большими окнами, зеркалами и поперечными деревянным перилами вдоль стен идут занятия. Строгая, очень худая (по тем временам — редкость) женщина отчитывает ритм, девочки у станка (перил) послушно выполняют эти «плие» и «тандю». Позже мне объяснили, что все «команды» для упражнений в балете звучат на французском. Балетная школа, мол, зародилась во Франции. И не надо удивляться. Просто выучить – и выполнять.

Тетенька в центре танцевального зала кажется мне очень жесткой. На голове светлые волосы собраны в строгий пучок, лицо в морщинах, колючие глаза под темной тушью. Она стоит в центре зала, сложив на груди руки крест на крест, и громко, с французским прононсом в голосе, командует девочками чуть постарше меня. Изредка подходит, поправляет руку, или похлопывает по коленке кому-нибудь из учениц… Да уж. Эти хлопки мои коленки помнят до сих пор.

То была Ольга Александровна Клячина. Хореографический ансамбль под ее руководством при Дворце пионеров носил название «Огонек». Думаю, что бОльшая половина тюменских девчонок моего возраста прошли через жесткие и умелые руки этой первоклассной учительницы танцев. Говорили, что в молодости она была балериной, оттого такая принципиальная худоба. А еще, — что она приехала в наш город из Прибалтики. Не знаю, за что судьба забросила ее в Тюмень в семидесятые годы прошлого столетия, но город таких людей любит и не забывает…Хотя и мало известно о не совсем простой судьбе этой удивительной женщины.

О себе, в связи с ней, могу лишь сказать, что в моей танцевальной карьере получились определенные успехи. Я была задействована в двух или трех танцах. Костюмы к ним шили родители, мне – бабушка. Среди них: полосатое платье с матросским воротником для соответствующего танца и второе для большой танцевальной постановки «Дружбы народов» — национальный чешский костюм. Белая блузка с рукавом-фонариком, синяя в разводах юбка солнце-клеш и жилетка на шнуровке из куска панбархата…До пуантов я впрочем и не «доросла», хотя в семье даже обсуждалось предложение отправить меня в Пермское хореографческое училище. Не судьба, оказалось.

…Рассказывая истории жильцов дома по улице Первомайской,9 прежде, я заикнулась про танец маленьких лебедей, который мне так и не пришлось станцевать на пуантах. Но мой тете Любе повезло. В послевоенные годы она ходила в танцевальный кружок, который собирал детей в двухэтажном деревянной доме по улице Первомайская,25. Дом стоял в глубине сада, огороженного длинным забором с просветами. Он начинался сразу за двухэтажным зданием, где сейчас два кафе, а совсем недавно было ателье «Людмила». И я помню этот забор, потому что шагая в детстве по Первомайской в детский сад, училась считать по заборным планкам… У тети Любы тоже был любимый учитель танцев — Александр Яковлевич. Он был в Тюмени человеком временным, через какое-то время балетмейстер вернулся на родину, в Ленинград. Впрочем, тогда же закончилась и тетина танцевальная карьера.

Танцам учились на первом этаже деревянного здания. На втором – жили летчики, наверное поэтому, дом называли Домом полярника. Хотя более молодые тюменцы утверждают, что на первом этаже был буфет-ресторан, а на втором – гостиничные номера Обской авиагруппы гражданской авиации. Но видимо, это было позже.

Девочки, естественно, мечтали стать балеринами. Пуанты тогда еще с деревянной основной в носочках им где-то доставал Александр Яковлевич, он же учил танцевать. Одной из «величайших» постановок стал танец маленьких лебедей из балета «Лебединое озеро». Девчонки настолько с ним прославились, что выступали даже на сцене драматического театра. И не один раз. Правда, танец маленьких лебедей каким-то образом был включен в спектакль «Красная шапочка» и назывался «Танцем цветов». При этом сам танец, с переплетением рук и характерным шагом, — как в классической постановке, и даже музыка незабвенного Чайковского присутствовала. А вот изображали юные танцовщицы – цветы. Тете Любе досталась ромашка. Соответственно, в танце на ее голове красовались белые лепестки этого цветка. Пачки шили сами из широкой марли, крахмалили, но прежде красили. Большим спецом по части крашения была наша баба Лиза. Она умудрялась придать нужные оттенки разным юбочкам: желтый цвет давал аспирин, зеленый легко – зеленка, розовый получали от свеклы. Но тете Любе больше всего нравился украинский наряд: вышитая мамой кофточка и венок с разноцветными лентами, который очень шел ее круглому, сияющему улыбкой, лицу.

Из четырех девочек, исполнявших «маленьких лебедей» в театре, танцевать профессионально стала лишь Рита. Она уехала учиться в Новосибирск, так с ней и потеряли связь подруги. А трое оставшихся дружат до сих пор. Тамаре пророчили будущее художницы, но она стала работать в геологии, тетя Люба – инженером-строителем, Тася – учителем математики в школе. Они давно выросли, прожили жизнь. Каждая по-своему. И с улыбкой вспоминают свой танец маленьких лебедей на сцене драмтеатра.