Шуточные движения в танце

  • Взрослые школы
  • Детские школы
  • Новости
    • Репортажи
    • Интервью
    • Фотоотчеты
  • Афиша
  • Объявления
  • Энциклопедия
    • В искусстве
    • Видео
    • Направления
  • Форум
  • Проекты

Среди танцев этой группы наиболее известны «Гняваш», или «Загне- ваны», ‘«Казачок», «Юрачка», «Мікіта», «Дударыкі». В них раскрывается богатый внутренний мир человека, они проникнуты оптимизмом, насьпце- ныломором, шуткой.
*Не все танцы этой группы сохранились до наших дней. Но и те, что еще бытуют, дают возможность судить о театрализации в белорусском танцевальном фольклоре. Танцы этой группы отличаются богатством сюжетного материала, построенного на взаимоотношениях девушки и юноши. Каждый танец является воплощением яркого индивидуального образа. Это и наказанный девушками деревенский ухажер «Юрачка», и весельчак «Мікіта», и рассказ о влюбленной паре в «Гневаше». Игровые моменты в танце как бы подчеркивают его основную сюжетную линию и придают ему красочность, а исполнению его — непосредственность.

«Юрачка» — популярный белорусский народный танец, в котором в комической форме обыгрываются черты характера главного героя — Юрочки. Музыкальное сопровождение — мелодия одноименной песни. Танец сюжетно-игровой, насыщенный народным юмором, шутками. Игровые моменты связаны с поведением Юрочки по отношению к танцующим девушкам.
В материалах, собранных И. Носовичем, имеется текст песни, которая, судя по ее содержанию, сопровождала когда-то хороводную игру-танец.
По мнению И. Носовича, «юрок» — это шалун, вертлявый мальчик, а также верткая небольшая птичка (отряда воробьиных). Уже одно это толкование дает ключ к пониманию образа Юрочки, героя танца.
Описания «Юрачкі», танца или хоровода, в этнографической литературе нет. Известно, что танец этот ставил И. Буйницкий. О том, что представлял собой этот танец, рассказал бывший актер театра Буйницкого И. Сушинский. Если учесть, что Буйницкий не имел обыкновения обрабатывать народные танцы, а ставил их в народной «редакции», то описание И. Сушинского, приводимое Ю. Чурко, можно воспринять как «Юрачку» в первоначальном виде: «Восемь пар танцоров, построившись колонной, двигались друг за другом, слегка притопывая в такт музыке» Последним шел исполнитель роли Юрочки, выделывая различные танцевальные коленца. Когда танцующие проходили круг, Юрочка забирал девушку у парня, стоящего в первой паре, и тот, оказавшись без партнерши, занимал место сзади танцующих и шел за ними целый круг, приплясывая и изображая Юрочку. Затем он отбирал девушку у второго парня, тот, в свою очередь протанцевав круг, делал то же самое с третьим. Таким образом, все парни поочередно оказывались одинокими и играли роль Юрочки. Танец заканчивался, когда без партнерши оставался опять первый Юрочка».

Роль солиста в танце была явно импровизационной. Основным движением всех остальных его участников было продвижение по кругу, которое оттеняло динамичность и эмоциональность исполнения каждого нового солиста — Юрочки. Все это придавало танцу, исполнявшемуся труппой И. Буйницкого, хороводный, игровой характер.
Большая творческая работа по сценической обработке танца была проделана К. А. Алексютовичем. Он сохранил в танце традиционный мотив «ухаживания» и вместе с тем тонко разработал сюжетную линию танца, углубил его смысловое содержание. К. Алексютович прежде всего очистил образ Юрочки от налета глуповатости, которую пытались придать ему некоторые балетмейстеры-постановщики. В интерпретации К. Алексютовича Юрочка стал «первым парнем на деревне». Это — положительный народный образ забавного шутника, веселого парня, который с уважением относится к девушкам, но никому не отдает предпочтения. Это «безразличие» тревожит и оскорбляет девушек, которым он нравится, и они решают наказать его, оставив в танце одного.
Ю. Чурко так характеризует постановку «Юрачкі» К. Алексютовичем: «Танец в значительной мере трансформировался. У Алексютовича «Юрочка» — это уже не полуигра, не полухоровод. Постановка его насквозь танцевальная. Элементы игры подчинены в ней развитию хореографического действия: ухаживанию Юрочки за девушками и девушек за Юрочкой. Роль Юрочки исполняется в постановке не несколькими участниками поочередно, как у Буйницкого, а одним солистом, который является главным действующим лицом, смысловым стержнем номера. Нет в постановке К. Алексютовича и неоднократного повторения одной и той же танцевальной фигуры. Пластическая мелодия танца все время развивается, двигая сюжет и ведя к финальной кульминации» 81.
Так возник новый сценический вариант народного танца. Постановка К. Алексютовича долгие годы оставалась традиционной как в профессиональных, так и в самодеятельных коллективах. В настоящее время мы встречаем и несколько иную трактовку образа Юрочки. Каждый балетмейстер-постановщик, развивая танец, по-своему раскрывает его сюжетную линию. В постановке современных балетмейстеров Юрочка — чаще добродушный, задорный шутник, иногда самовлюбленный, разборчивый жених, не постоянный в ухаживании.
у Постановка «Юрачкі» И. Моисеева придала танцу большую театральность. Танец «Юрачка» вошел в белорусские онеры и балеты. В балете «Соловей» М. Крошнера, пишет Б. Смольский, «народные танцы явились средством раскрытия жанровых и в известной мере драматических сцен. «Юрочка» с его бойкими, игривыми движениями, с элементами мягкого юмора воссоздал образ добродушного крестьянского парня» 82
В опере «Цветок счастья» А. Туренкова также использованы белорусские народные танцы. Ярко и оригинально поставил здесь танец «Юрачка» К. Муллер.
В балете «Князь-Озеро» В. Золотарева (постановка К. Муллера) в сце
ническую обработку танца «Юрачка» впервые введены классические элементы движения: массовый народный танец был поставлен «на пальцы».
В белорусских операх и балетах и «Юрачка», и другие народные танцы выступают уже не как самостоятельные фольклорные произведения, а служат раскрытию драматургического замысла.
Белорусские народные танцы, в том числе и «Юрачка», могли оказать свое влияние на танцевальное искусство других народов и вместе с тем заимствовать у них те или иные выразительные средства. По этому поводу украинский балетмейстер К. Василенко пишет: «Через нашу область проходил знаменитый чумацкий шлях, по которому шли в Таврию за солью и на заработки крестьяне из Белоруссии, России, Северной Украины. Очевидно, этим объясняется, что некоторые наши танцы имеют нечто общее с белорусскими и русскими. Например, миниатюра «Гар- ненька молодичка», записанная в Магдалиновском районе, напоминает по содержанию родственные русские танцы и белорусскую пляску «Юрочка» .
«Дударыкі» относятся к белорусским танцам, обыгрывающим черты характера человека. В этом мужском танце юноши-дударики не только демонстрируют свое умение играть на дуде, но и поют, пляшут, показывают свою ловкость, смелость, находчивость, остроумие, способность веселить народ.
Дуда-волынка и деревянная дудка, распространенные в прошлом народные музыкальные инструменты, были известны еще в древней Руси. И в старой белорусской деревне без дуды не обходились ни свадьба, ни игрище.
«Только загудит дуда,— читаем в одном описании Полесья начала XX в.,— белорус затянет плясовую песню и забудет свое горе. И пойдет тут такое веселье, точно народ только и родился для одних песен и плясок, а нужды никакой и не знал. Нет у белоруса никакого избытка, трудна его жизнь, но зато он богат искренним, неподдельным весельем. Недаром прозвали его великорусы — «голый, да вострый» .
К дударям относились с большим уважением. «В Белой Руси игрец- дударь,— писал А. С. Фаминцын,— имеет даже серьезное значение: он заменяет родителей у сироты-невесты» .
Есть упоминания о дударях в документах второй половины XVI в. Так, по ходатайству Виленского сейма 1565—1566 гг. король ввел новый побор с «людей волочащих, которые без службы мешкают, и теж з медвед- ников, дудников, скрипников и с каждого гудка и иных, в месте мешкаю- чих, хто службы певное не маеть. »

О популярности дударей и дудочников в Белоруссии свидетельствуют и такие названия деревень, как Дудаковичи в Могилевском районе, Дуди- чи в Калинковичском, Пуховичском, Дятловском и Чечерском районах, Дудчицы в Мстиславском, Дуды в Ивьевском, Островецком и Логойском, Дудки в Радунском и Рогачевском, Дударевка в Климовичском районах и т. д.
Н. Я. Никифоровский, хорошо изучивший значение дударя и «музыкі» в быту народа, писал: «Главная служба «дудара» — игра «дзелі скокаў і плясаў разных. »
Но. даже хорошо знающий свое дело «дудар» все же немного наигрывает плясовых мотивов, песен. В этом случае «дудара» выручает то обстоятельство, что на один и тот же мотив подберутся десятки припевов, а на один и тот же «пляс» можно «адкалоць скоки два-тры». Что бы ни играл «дудар», он становится хозяином веселья» .
Таким мы видим дударя и в «Тарасе на Парнасе», где он потешал своей игрой богов.
Роль дударя и дудочника в народном быту отражена в фольклоре.
А сколько припевок сочиняли сами веселые дудари и «музыки»:

Ой, без дуды, без дуды
Ходзяць ножкі не туды;
А як дудку пачуюць,
Самі ножкі танцуіоць.

Как дань уважения к дударям и «музыкам», на протяжении веков веселивших народ своей игрой, песнями, танцами, и создан танец «Дударыкі».

Приведенный здесь материал о дударях и дуде с успехом может использовать балетмейстер при варьировании танца. В предлагаемых далее композициях танца «Дударыкі» действуют дудочники, т. е. народные музыканты, играющие не на дуде, а на тонкой деревянной дудке.
Танец «Дударыкі» исполняется любым числом участников темпераментно, весело, с юмором. Композиция танца построена на белорусских элементах движений, введены также технические движения, разновидности прыжков. Иногда в танец вступают девушки; увлеченные веселой игрой дудариков, они, заигрывая, танцуют с ними.
«Мікіта» — популярный в Белоруссии традиционный народный танец. Микита — веселый, жизнерадостный хлопец, шутник, постоянный участник и заводила всех игрищ. Любимец молодежи, он всегда в центре ее внимания, ему отдается первенство в ловкости и находчивости. Это яркий национальный образ.
Танец выделяется красивым рисунком, акцентированием игровых моментов, исполняется весело, с большим эмоциональным задором. Построенный на четком выполнении элементов движений, он сопровождается пли только повторением припева песни, или полным ее текстом.
Е. Р. Романов приводит описание танца «Мікіта» из с. Поречье Слонимского уезда Гродненской губернии. «Мікіта» — это «особый танец, при исполнении которого два танцующих парня, взявшись за противопо-

Е. Ф. Карский считает, что припевы к танцу «Мікіта» представляют «большую древность» и что это «можно доказать и чисто литературным путем», так как «еще А. Рыпинский до 1853 года взял за образец для своей баллады материал, легший в ее основу».
Блестяще поставил «Мікіту» К. А. Алексютович. В его постановке танец приобрел двоякую трактовку. В первом варианте из общего числа танцующих выделяется солист — Микита, во втором — юноши поочередно \ исполняют роль Микиты. Девушки поют своим партнерам к концу музыкальной фразы.
В настоящее время танец «Мікіта» бытует в Белоруссии преимущественно в интерпретации, которую разработал в свое время на фольклорном материале К. А. Алексютович. Созданный им сценический вариант этого танца постановщики совершенствуют, дополняя новыми композиционными находками. По богатству рисунка, танцевальных элементов движений танец «Мікіта» является одним из лучших хореографических творений белорусского народа.
Белорусские народные мелодии используют в своем творчестве русские и польские композиторы. В 1881—1882 гг. вблизи г. Гродно напев белорусского танца «Мікіта» записал А. Глазунов. Позднее эта мелодия зазвучала в трио из скерцо его Первой симфонии
«Гняваш» («Загневаны») относится к парным танцам. Первое упоминание об этом танце связано с деятельностью театра И. Буйницкого. Танец «Гияваш» исполнял сам И. Буйницкий со своей дочерью. Как пишет А. А. Есаков, в этом «шутливом танце» изображается «картина любви деревенской девушки и парня» ш0.
В трактовке же И. М. Хвороста «Гняваш» — это танец, который «по очереди исполняют мужчина и женщина», изображающие «взаимный гнев» .

Расширенный вариант этого танца-инсценировки под названием «За- гневаны» ваписан И. К. Здановичем в Пружанском уезде на Гродненщи- не. Двумя лицами в танце разыгрывается целое театральное действо, имеющее определенное смысловое содержание. В него включены песня, мимические действия, диалог, а в финале инсценировки исполняется парный танец. Можно предположить, что каждая пара, исполнявшая эту сценку, танцевала по-своему. «Эта песня-танец, или вернее инсценировка,— указывает И. Зданович,— исполняется двумя лицами: молодой женщиной и молодым мужчиной. Девушки в нем выступают реже, ввиду того, что в конце песни необходимо целоваться с мужчиной, это для девушки, особенно в обществе, считается неприличным».
Для исполнения инсценировки ее участники должны были обладать артистическими данными, ибо по ходу действия менялись настроение и характер танца, а вместе с этим и поведение исполнителей.
На данном материале балетмейстер может создать интересную сценическую постановку в лирическом плане.
Парные белорусские танцы привлекают внимание балетмейстеров и за пределами республики. В Ленинграде, во Дворце культуры имени С. М. Кирова, балетмейстер И. Остроумов поставил танец «Гняваш» в своей интерпретации. Оценивая эту постановку, Т. Устинова писала: «Сюжет ее не сложен: юноша дарит башмачки капризной девушке. Построена сценка на элементах белорусского народного танца. В ней много хорошего юмора, и она доставляет большое удовольствие и зрителям и исполнителям» 103.
«Казыры». Известен только сценический вариант этого танца, который был создан балетмейстером В. Гавриловым и впервые исполнен танцевальной группой Дома культуры Минского автозавода на заключительном концерте смотра художественной самодеятельности г. Минска в ноябре 1962 г. Танец изображает козыряние парней друг перед другом.
В 1967 г. танец «Казыры» был поставлен В. А. Тюриным в Государственном ансамбле народного танца БССР.
Остается неясным, на какой фольклорной основе создан этот танец, так как подлинных записей о бытовании его в народной среде нет, нет и упоминаний о нем в этнографической литературе.
«Казачок» («Казак») известен во множестве вариантов. Этот танец — один из лучших образцов народного танцевального наследия. «И белорус,— отмечает К. Голейзовский,— и гуцул, и русский крестьянин, и запорожец, и уралец, и донской казак отплясывали лихого «Казачка», каждый по- своему» 104.
Появление танца «Казачок», как и казацких песен в Белоруссии, вероятно следует отнести к периоду национально-освободительного движения XVI—XVII вв., когда «залоги-гарнизоны украинских казаков-запорожцев стояли во многих местах Белоруссии. Отряды эти пополнялись за счет белорусского населения. Так образовалось известное число белорусов- казаков. » 105. Казацкие песни «рождались на той же почве, которая существовала, для этого на Украине, возникали в одинаковых условиях, в которых прдходилось тогда жить двум народам-братьям: в процессе совместной освободительной борьбы против общего врага — чужеземца» Шб.

Возможно, танец «Казачок» пришел с Украины, однако в Белоруссии он приобрел свой характер, новые элементы движения, свою манеру исполнения. В некоторых местах «Казачок» исполнялся как сольно-импровизированный танец, в котором технические элементы движения сочетались с ловкостью и находчивостью танцора: исполнитель, изобретая на ходу сложные коленца, старался показать себя перед другими как можно забавней, чтобы его не смогли перетанцевать. Иногда в танец включалась партнерша, которая вместе с юношей обыгрывала танцевальный рисунок.
О танце «Казачок» сообщает М. Косич (по записям 1898 г). На троицу на гулянье «под бубен исполняют известный танец казачок. Девки танцуют очень скромно, глаза вниз, руки спущены, но танцы замужних женщин «под чарочкой» довольно оживлены, они пляшут и в то же время припевают, сопровождая песни различными телодвижениями: то руки в боки, то хлопают в ладоши, приподнимая руки по разным направлениям и т. п. Впрочем, таких веселых мало, одна, две на все село, так что зрителей всегда больше, чем действующих лиц» .
По описанию Е. Р. Романова из Городокского уезда Витебской губернии, на свадьбе «по выходе из-за стола, жених обязан пройти с тещей под музыку дударя танец, называемый пляс, или казак» . Надо полагать, что жених в этом танце показывает все свое умение, ловкость, лихость, находчивость, стараясь понравиться теще. В описании свадьбы из Велижского уезда той же губернии говорится, что «Казачок» вместе с гостями танцевала и невеста .

В другом месте сказано, что «много потешали публику. «казаком» «у присядку» и парни, «более легкие на ногу».

В Новогрудском уезде Минской губернии на игрищах, в праздничные дни «Казака» плясали «обыкновенно парни вдвоем, став один перед другим и выделывая разные подскоки» ш.
М. Федеровский сообщает, что танец «Казачок» бытовал в Слонимском уезде Гродненской губернии. Он приводит мелодию этого танца, который исполнялся в сравнительно быстром темпе, и текст припева, напоминающий припев «Лявоніхі»:
Да ты цешча, ты цешча мая, Да не солена капуста твая. Не солена да не квашана, Нічым яна ні закрашана .
«На Украине,— пишет Т. Ткаченко,— танец «Казачок» можно характеризовать как танец юноши-подростка, ловкого, легкого и быстрого в движениях. В народном быту «Казачок» исполняется чаще всего как сольный танец одного юноши».

Урок лезгинки 4.1 чёткие, шуточные движения

Опубликовано 26 Ноября 2015

группа с видео уроками

Подписывайтесь на паблик нашей школы вконтакте и следите за всем новостями о нас=) для меня это будет лучшей благодарностью)
Фирменные движения)))
1.на приоре
2.птенчик 05

Саламалейкум братан! не перестаешь удивлять отдуши спасиба за то что
столько времени уделяешь нам! я не успел комбинация Ялама еще выучить, а
тут еще урок))) учим потихоньку стремимся=)) мне еще нравится анс. Ватан
вообще четко пацаны танцуют, одно видео есть называется «Даги на свадьбе
г.Калуга» посмотри обязательно или вот ссылка еще watch?v=dlSsi4C2YGo в
ютубе ведешь) там первый такой вышел станцевал не плохо, далее вышел второй
вообще четко мне движения понравились может сделаешь?

продолжение коммент. там братан второй станцевал грамотно движение четкие
манера исполнения)) потом третий вышел тоже капитально станцевал там
движения такое грамотное или связка может была! а вообще сколько смотрю
видео в ютубе про ватан самый больше нравится как танцует вот это парняга
второй который)) ты посмотри там видео потом поймешь братан! еще раз
спасибо)))

Спасибо конечно приятно.стараемся.я сам не профи показую что могу. а это
профи.вот в этом уроке который ща снял движение парня с того видео что
скинул.который первый танцует.ты давай лучше тебе советик дам.учи те уроки
которые снимаю.потом руки ноги сами будут придумывать движения вот увидишь!
и как будет результат какой то поделись интересно ведь=)

Хорошо братуха! спасибо=) еще раз!

Мурад Красаучег. Баркал, саул, Аварские движения ног, рук искал давно,
пробовал, но какие-то моменты не сходились, сложно было понять без
объяснений, как так вот прикольно выходит в танце на свадьбах, вечеринках и
других праздниках. После увиденных мною уроков, Мурад очень легко и
доступно объясняет непонятые мною казалось бы простые, но очень яркие
движения. Можно сказать визитная карточка северо-кавказкой лезгинки! )

Основные движения молдавского танца

Государственное образовательное учреждение Среднего профессионального образования «Челябинский колледж культуры» Кафедра хореографического творчества

Челябинск 2010г.

1. Истоки и развитие молдавского танца

2. Государственный ансамбль танца республики Молдова, этапы его развития, руководители, репертуар.

3. Ансамбли танца «Флуераш», «Приетения», музыка, народные инструменты.

4. Известные любительские ансамбли танца республики Молдова и их характеристика.

Молдова — дивный край музыки и танца. Ее нежные и страстные мелодии, огненные пляски рождаются, словно из самой синевы неба и жаркого дыхания подносящей земли, согретой горячими лучами южного солнца.

В народном искусстве запечатлелось все, чем испокон веков жил народ на этой земле. В молдавских танцах и сегодня оживает первозданная стихия древнейших круговых плясов и гармоническое совершенство античного искусства.

Название старинной молдавской хоры произошло от греческого xopos. Как и xopos, оно означало определенный вид танца кругового характера, а также место, на котором его танцевали — часто в сопровождении не только инструментальной музыки, но и пения.

Начиная с первой половины XIX века понятие «хора» постепенно сменяется понятием «жок». В, разговорной речи вместо бытовавшего ранее «хай ла хорэ!» («идем на хору!») все чаще и чаще употребляется «хай ла жок!» («идем на «жок!»). Правда, в некоторых южных районах республики до сих пор говорят «хай ла хорэ!»

Слово «жок» произошло от латинского jocus (игра, забава). В молдавском языке, сохранив то же значение, оно вместе с тем употребляется и как танец, пляска в узком своем смысле. В этом случае «жок уточняется вторым словом, например «Жок бэтрынеск», «Жок де глумэ».

В широком значении «жок» означает целое танцевальное явление, народное гулянье, устраиваемое по традиции каждого села в определенном месте — на площади, под сень деревьев, около мельницы, возле качелей.

Жок организовывался группой парней, которые собирали деньги у сельчан и нанимали музыкантов — тараф. Оркестр размещался на середине площади, или на каком-нибудь возвышении, откуда его хорошо было слышно. Исполнение танцев в сопровождении тарафа, в котором каждый инструмент сохраняет совй, особый голос в неповторимой, многокрасочной палитре единого звучания, создавало всякий раз новое, рождающееся словно на глазах музыкально-танцевальное представление, впечатляющее эмоциональной и пластической выразительностью.

Из числа древнейших инструментов наибольшее распространение имел нежный, мелодичный флуер (свирель), воспетый во многих произведениях народной поэзии. В старинной балладе «Миорица» молодой пастух перед смертью просит:

А над головой Положь флуер мой:

Буковый поет — За душу берет,

Костяной вторит — Г олову кружит,

Ивяной вослед — Тесен белый свет.

Украшением оркестра служили и другие виды флуеров: простой, но создающий восхитительные и порой неожиданные звуковые эффекты — тилинка, большой флуер — кавал с мягким бархатистым звучанием. Неизменной популярностью пользовался най (знаменитая флейта Пана, под сладострастные звуки которой согласно древнегреческой мифологии танцевали прекрасные нимфы), древний чимпой — верный спутник пастухов. В числе любимых народных инструментов была и кобза, известная в средние века в Молдавии как лэута или алэута. Позднее целая группа лютнеобразных инструментов, называемых также лэута, к которым стали относить и скрипку, дала жизнь обобщенному названию профессионального народного музыканта — л э у т а р .

В процессе исторического развития тарафы изменялись и расширялись. В них вошли барабан, кларнет, трубы, контрабас, цимбалы, а позднее — аккордеон, тарагот и другие инструменты. Однако

душой оркестра продолжала оставаться скрипка. В ее певучем звучании раскрывались тончайшие движения поэтической души. В устном народном творчестве воспевалась чудодейственная сила этого инструмента и особый дар скрипачей.

На жоках, своеобразных сельских балах, музыка и танец сливались воедино. В разнообразии сменяющих друг друга танцев проявлялось все богатство их колорита, ритмов, лексики. В них, то медленных и как будто задумчивых, то вдруг стремительных и зажигательных, отразилась !; необычайно сложная история молдавского народа, который, несмотря на огромные страдания- выпавшее на его долю, сохранил жизнерадостность и оптимизм.

Многим молдавским танцам свойственно импровизационное начало: в то время как девушки исполняют одинаковые движения, привлекающие своей женственностью и грациозностью, юноши пытаются каждый по-своему отличиться изобретательностью. Техникой танца, не нарушая однако его общего ритма и рисунка.

Мужские и общие, смешанные танцы, как правило, сопровождаются юмористическими й сатирическими импровизированными стихами — стригэтурь и гиканьем — киуитурь. Всех, когда-либо посещавших Молдавию, поражало на жоках прекрасное сочетание музыки и танца. Пушкину, отбывавшему здесь ссылку, очень нравились молдавские жоки, и он не раз принимал в них участие.

Хору обычно сменяли мужские танцы — энергичная с сильными синкопированными ударами ног в землю «Бэтута» и темпераментный, захватывающий «Брыул». Большой популярностью пользовались «Сырба», «Булгэряска», «Русяка», «Арменяска», «Цыгэняска», заимствованные в свое время у сербов, болгар, русских, армян, цыган. Но взяв отдельные элементы и темы чужих танцев, молдаване всегда исполняли их по-своему. Ни у одного из названных народов нет подобных танцев, , а если они и встречаются, то называются молдавскими. К числу самых популярных танцев типа сырбы относится «Молдовеняска» — танец стремительный, построенный на полетных прыжках вихрем кружащихся пар.

Значительное место на жоках занимали и танцы, раскрывающие средствами образной пластики тем труда. Например, в танце «Ицеле» изображались движения ремизки ткацкого станка, в «Сфределушул» — движение буравчика, в «Тэбэкэряске» — искусная обработка кож: вытягиваие, разглаживание, дубление. В характерных ритмических сочетаниях ударов ног в танце «Жокул ферарилор» передавался звон молота о наковальню. В танцах «Сысыякул» и «Кошеру» показывалось, как строятся сарай и плетенный из прутьев амбар для хранения кукурузы. В «Коаса» поэтизировались легкие ловкие движения косарей.

В пластике танца воплощались образы различных явлений природы: ветра — «Вынтул», молнии — «Фулжерул», красота цветов и плодов щедрой земли: подснежника — «Гиочелул», розы — «Трандафирул», колокольчика — «Клопоцелул», сирени — «Лилиякул», винограда — «Поама», отражались поведеие и повадки птиц и животных: у утки — «Раца», жеребенка — «Мынзул».

В танцах с мягким юмором высмеивались недостатки людей, например, обманщика — «Шолтику», с любовью раскрывались нежные-образы женщины «Иленуца», «Параскица», «Цэрэнкуца», «Мититика». Особую группу составляли мужские танцы героического характера: «Хайдучяска», «Арнэутул», «Арканул».

Тарафы создавались вместе с самодеятельными танцевальными коллективами. Одной из основных их задач было аккомпанирование танцевальным ансамблям. В 1936 году состоялся Всесоюзный фестиваль народного танца. В течение шести дней свыше восьмисот участников, представлявших около сорока национальностей Советского Союза, демонстрировали свое искусство в Москве, в театре народного творчества. Среди них были два танцевальных’коллектива из Молдавии — из города Тирасполя и из Кодымского района (ныне Одесской области). Особым успехом пользовался на фестивале танец «Молдовеняска». Как отмечала газета «Советское искусство», этот великолепный танец сразу же пленил Москву. Ее мелодию играли и просто напевали повсюду. В 1937 году «Молдовеняска» была включена в первую программу только что созданного Ансамбля народного танца СССР под руководством Игоря Моисеева.

Так танцевальное и музыкальное искусство Молдавии становилось достоянием миллионов людей огромной многонациональной страны. Обогащая искусство других народов, оно получало новые импульсы для своего развития.

В трудные послевоенные годы популярность жизнеутверждающей молдавской народной музыке и танца росла с каждым днем. С новой силой заявили о себе славные традиции лэутарского исполнительства. Повсеместно возникали тарафы и самодеятельные танцевальные коллективы.

В 1945 году, вскоре после окончания Великой Отечественной войны, был создан первый профессиональный танцевальный коллектив — Ансамбль народного танца МССР. В его концертные программы вошли подлинные фольклорные танцы: «Хора», «Поама», «Бэтута», «Чобэнаш», «Коаса», «Раца» и другие, перенесенные на театральные подмостки. Танцы исполнялись в сопровождении оркестра народных музыкантов, игравших исключительно по слуху. И хотя уровень сценической, танцевальной, музыкальной культуры был ещё недостаточно высоким, многие постановки примитивны, артистам не хватало профессионализма, выступления ансамбля пользовались большим успехом у зрителей. Имена его ведущих солистов Надежды Пшеничной, Петра Сандула, Дмитрия Николаева были широко известны не только в республике, но и за ее пределами.

Резко изменилась творческая судьба ансамбля в конце 1948 года, когда в коллектив пришел балетмейстер Николай Болотов, а оркестр возглавил известный композитор и высоко образованный профессиональный музыкант Шико Арапов. Из балетных театров и ансамблей народного танца РСФСР и УССР были приглашены талантливые молодые танцовщики. Воспитанники русской хореографической школы, они принесли с собой большую культуру танца, знания и опыт, столь необходимые молдавскому ансамблю в период становления. Наряду с этим во время многочисленных поездок по селам республики Николай Болотов не только изучал и записывал фольклорные танцы, но и настойчиво искал народные таланты.

Вскоре на сцене засверкали такие яркие и неповторимые дарования, как Спиридон Мокану, Ио Фурника. Георге Форцу, Илья Сажин. Воспитанником Н. Болотова был и великолепный исполнитель, цыганских и молдавских танцев Павел Андрейченко. Николай Болотов помог сформироваться артистическим индивидуальностям Антонины Галустян и Надежды Городецкой, раскрыл новые черты в творчестве Надежды Пшеничной и Петра Сандула. В 1949 году пришел в ансамбль и Любоми ЙОрга, который вскоре не только проявил себя как яркий исполнитель и постановщик многих танцев, но и завоевал широкую известность как создатель молдавских народных танцев.

Одной из лучших постановок Н. Болотова стал «Тэбэкэряска», созданная на основе фольклорного материала села Джурджулешты Вулканештского района. Красота этого танца — в удивительной простоте, естественном следовании законам молдавского хореографического фольклора. В золотой фонд ансамбля вошла и поставленная Николаем Болотовым «Молдовеняска», которая и сегодня некоторыми изменениями остается коронным номером концертной программы.

Формированию эстетической направленности и профессиональному росту ансамбля способствовал контакт с первооткрывателями новых форм сценического танца и средств пластической выразительности в воплощением современной тематики — Игорем Моисеевым, Леонидом Якобсоном, Владимиром Варковицким. Работы этих мастеров навсегда останутся эталоном театрализации молдавского фольклорного танца, великолепными образцами хореографических миниатюр и сюжетных композиций, созданных на темы народного творчества. «Жок» и «Веселый Пэкалэ» Игоря Моисеева, «Сватанье», «Кумушки», «Капризная девчонка», «Бадя Маковей» Леонида Якобсона, «По дороге в Кишинев» и «Котовцы» Владимира Варковицкого в течение многих лет не только украшают репертуар ансамбля, но и определяют его творческое лицо.

Тонкий знаток молдавской народной музыки Шико Арамов искусно обрабатывал народные мелодии для оркестра и одновременно, исходя из замысла балетмейстера, сочинял для танцев оригинальные музыкальные произведения. Николай Болотов, Игорь Моисеев, Леонид Якобсон, Владимир Варковицкий многими своими удачами обязаны музыке Шико Аранова.

Постепенно в ансамбле складывались и традиции постановок танцев народов социалистических стран. Они.-вносили красочное многообразие в концертные программы и в то же время помогали артистам осваивать различные стили, манеру исполнения, способствуя тем самым обогащению молдавского народно-сценического танца.

В 1955 году Ансамблем народного танца МССР руководил талантливый балетмейстер Танхо Израилев, обогативший его репертуар танцами народов СССР — дагестанской лезгинкой «Три друга», туркменским танцем «Наездники», «Русской пляской». Сменивший Т. Израилева в конце года Р1осиф

Слуцкер особое значение придавал постановкам больших танцевальных сюит. Среди них следует отметить «Сестры» и «Бессарабская веснянка», посвященные дружбе народов СССР и молдавско- украинским связям.

В 1958 году Ансамбль народного танца МССР получил название «Жок». В том же году его руководителем стал Владимир Курбет. Сын сельского музыканта, он с детства вместе с отцом играл на народных гуляньях, торжествах. Прекрасное знание музыкального и танцевального фольклора позволило ему создать ряд оригинальных народно-сценических танцев, возродить в ансамбле традиции постановок первозданных хореографических образцов. Танец «Жокул ферарилор» покорил зрителей какой-то совершенно особой силой и красотой. В некоторой размеренности и даже угловатости движений ног и корпуса, в постепенном нарастании темпа и синкопированных ритмов чувствовалась вырастающая как бы из самой земли жизненная мощь.

Одновременно с «Жокул ферарилор» Владимир Курбет поставил мужской танец «Бэтута» и женский «Хора фетелор», сразу же полюбившиеся зрителям. Неповторимой манерой исполнения, : красивыми сочетаниями движений отличаются «Цэрэняска» и «Рэзэшаска». Прекрасен женственный, изящный танец «Крэицеле».

Красочная хореографическая сюита «Ликуй, Молдова» состоит из четырех танцев, характерных для южных районов республики. Энергичная мужская «Бэтута», сопровождаемая остроумными стихами, сменяется быстрым, построенным на легких прыжках и стремительных вращениях танцем «Хостропэц», а затем лирическим женским танцем «Мындреле». Завершает сюиту стремительная «Сырба».

«Танец бессарабских цыган» начинается подчеркнуто замедленно. Постепенно нарастающий темп движений сначала завораживает, затем все больше захватывает энергией огненных ритмов, любовной страстью. Этот танец пользуется особым успехом у зрителей.

В хореографической композиции «Молдавская свадьба», поставленной Владимиром Курбетом совместно с режиссером Государственного академического театра оперы и балета МССР Евгением Платоном, возникает поэтически обобщенный образ молдавской свадьбы, как бы сконцентрировавшей в себе все характерные для нее элементы народного театра. Артисты ансамбля / великолепно читают стихи, в которых приглашают гостей на свадьбу, прославляют жениха и невесту. И. конечно, танцуют. Лирическая женская хора, раскрывающая душевное состояние невесты, прощающейся с родительским домом и вступающей в новую жизнь, сменяется темпераментными, веселыми танцами всех гостей. Пары, линии, отдельные группы танцующих сливаются в огромные круги, стремительные вращения которых несут в себе энергию молодости, вечного обновления жизни.

В яркой театрализованной форме и современной интерпретации ожил в исполнении танцоров «Жока» старинный обряд «дрэгайка», воплотилась «Легенда о Мэрцишоре». Дальнейшее развитие получили в ансамбле традиции постановок танцев народов братских республик и социалистических стран. Выросла плеяда блестящих танцовщиков среди которых Татьяна Усач, Георгий Арабаджи, Ирина Великая, Виталий Великий, Нестор Галушка, Юрий Горшков, Полина Иову, Людмила Мельник, Евдокия Негру, Лариса Опря, Борис Рознерица, Иван Руссу, Елизавета Тараш, Светлана Трибой, Надежда Хабэшеску.

В соответствии с общим направлением хореографии продолжала развиваться и музыкальная культура оркестра. Преемником Шико Аранова в 1957 году стал композитор Александр Каменецкий, творчество которого в значительной мере определило удачи первых постановок Владимира Курбета.

В 1962 году его сменил композитор Владимир Ротару. Он расширил и обновил состав оркестра, вернул в него отсутствующей в последние годы най, ввел в состав солирующих инструментов кавал и окарину, красочно воспроизводящую пение птиц. Все это позволило придать исполнению музыки танцев и оркестровых пьес неожиданное колористическое звучание.

В начале 70-х годов дирижером оркестра стал сын потомственного лэутара великолепный аранжировщик народной музыки Василе Гоя, который особое внимание уделял тонкости нюансировки, красочности звуковой палитры. Затем оркестр возглавляли талантливые музыканты Валерий Негруца, Георгий Мустя, Виктор Копачинский. С середины 80-х годов им руководит Николай Присэкару.

Для постановок ансамбля обрабатывались фольклорные мелодии, создавались музыкальные произведения. Нередко музыка, сочиненная для танцев, приобретала на концертной эстраде самостоятельную жизнь. Во всех выступлениях она, как и танцы, вызывала восторг зрителей. Так неразрывный союз двух искусств создал то чудо, которое мы называем Государственным академическим ансамблем народного танца «Жок».

Через четыре года после создания Ансамбля народного танца МССР, в 1949 году, на базе самодеятельного оркестра народных инструментов Республиканского Дома народного творчества, музыканты которого по старинной лэутарской традиции играли на многих инструментах и в основном по слуху, формируется оркестр народной музыки Молдавской государственной филармонии. Первым его руководителем был композитор Владимир Барончук, затем его сменил Георге Тырцэу. В исполнении оркестром виртуозной пьесы «Чокырлия», знаменитой молдавской «Дойны», широко популярных мелодий танцев «Сырба», «Бэтута», «Оляндра» и других по-новому открылась красота старинной музыки.

Значительных высот исполнительского мастерства достиг коллектив с приходом в него в 1956 году композитора Давида Федова, которому удалось повысить профессионализм музыкантов, ‘ добиться подлинной ансамблевости звучания. Фантазия для оркестра народных инструментов «Поет и танцует Молдавия», концертная пьеса для флуера с оркестром, концертная пьеса тарагота с оркестром, «Радость чабана», а также многочисленные обработки народных мелодий в течение ряда лет украшали репертуар оркестра.

С оркестром выступало много интересных солистов-вокалистов. В их числе были Евгений Уреко и Георгий Ешану. Особую популярность имело искусство Тамары Чебан. ЕЕ песни «Ляна», «Мэриора», «Моришка» и другие пела вся страна.

В 1957 году оркестр получил название «Флуераш», Его состав пополнился профессиональными музыкантами — выпускниками Кишиневской государственной консерватории, среди которых особенно выделялся скрипач-виртуоз Сергей Луневич сразу же заявивший о себе как первый: : скрипач, а через год ставший дирижером оркестра. Огромный успех имели выступления исполнителя на флуеренае и кавале Петри Захария. В 1958-1960 годах с оркестром пела студентка Кишиневской;« государственной консерватории Мария Биешу, вскоре прославившаяся на весь мир как оперная певица.

В середине 60-х годов во «Флуераш» пришел певец Николай Сулак, яркий исполнитель разнообразных народных песен, дойн, баллад. Позднее солисткой оркестра становится Зинаида Жуля, певица, обладающая голосом своеобразного, неповторимого тембра.

Репертуар оркестра пополняется новыми произведениями, сочиненными в народном стиле композиторами Дмитрием Георгицэ, Константином Руснаком, Сергеем Лункевичем, Сергеем Чухрием, Василе Гоей, Василе Крэчуном, Эмилем Кроитору и другими.

И хотя основу концертных программ оркестра всегда составляла инструментальная и вокальная музыка, с первых же лет их заметно разнообразили выступления танцевальной группы, в которую вошли солисты Ансамбля народного танца МССР Николай Мержевицкий, Анисия Кукол, Илья Сажин, артисты балета Молдавского музыкально-драматического театра имени А.С. Пушкина. В камерном варианте танцевальная группа исполняла «Тэбэкэряску», «Шестеру», из программы : jj; Ансамбля народного танца МССР, а также свой вариант «Молдовеняски», молдавский народный танец «Шаер», хореографическую картину «Молодежная встреча».

С конца 50-х годов во «Флуешаре» танцевала всего лишь одна пара — Элла Латкова и Илья Сажин. Они прекрасно исполняли «Хангу с прибаутками», «Свадебный подарок», «Сырбу» и другие народные танцы. В 1961 году с появлением во «Флуераше» Надежды Городецкой и Геннадия. ;; Беспалова программа ансамбля украсилась новыми номерами: «Чобэнаш», «Украинский танец».

Через год во «Флуераш» перешл из ансамбля народного танца «Жок» Павел Андрейченко. В концертных программах «Флуераша» появляются хореографические картинки: «Что за парень Аурел», «Танец огня», «Опять весна», «Пожигатель», «Иван Турбинка».

В начале 70-х годов существовала уже танцевальная группа. В отличие от «Жока», насчитывавшего более семидесяти профессиональных танцовщиков, в ней было всего лишь двадцать артистов. Но живые, непосредственные, яркие выступления этого небольшого коллектива органично дополняли программы прославленного оркестра. В числе первых танцев новой хореографической группы была «Кодреняска» в постановке Павла Андрейченко, танец яркий, отличающийся

разнообразием ритмов и движений. В течение уже многих лет он пользуется неизменным успехом у зрителей.

В постоянно обновляемой программе танцевальной группы «Флуераш» оригинальные обработки фольклорных танцев «Жокул цопэит» в хореографии Иона Базатина, «Дансул кошерилор и хангул» — Ивана Негарэ, танцы, рожденные фантазией хореографа Бориса Филипчука, — сюжетная картинка «Круг богатырей», прославляющая мужество молдавских воинов, «Венгерский танец», «Русский танец», созданный на фольклорном материале Ярославской области, хореографическая композиция «Весенние мотивы», в которой хотя и нет конкретного, четко развивающегося сюжета, но через весь танец ощутимо проходит тема весеннего обновления природы.

В постановке Виктора Танмошана исполняют ставшие уже знаменитыми «Игры чабанов» — шуточный сюжетный танец, построенный на различных проделках и розыгрышах, которые

устраивали пастухи друг другу, демонстрируя ловкость, находчивость, танцевальное мастерство. И . все это воплощается в увлекательных хореографических сценках, полных народного юмора.

В Молдавии сотни ансамблей танца. В каждом городе и селе есть свои знаменитые танцоры. Но есть и коллективы, которые в течение многих лет пользуются широкой популярностью не только в республике, но и за ее пределами. В их числе «Веселия», «Мэрцишор», «Приетения», «Виорика», «Ляна», «Молдовеняска», «Тинереця», «Чокырлия», танцы которых выделяются яркой театрализацией и высокой техничностью.

В числе кишиневских коллективов, в которых музыка и танец неразделимы, ансамбль «Веселия» клуба «Монолистрой», созданный в 1955 году. Его первым руководителем был солист балета Молдавского музыкально-драматического театра имени А.С. Пушкина Василий Будеев, отдавший ансамблю «Веселия» почти двадцать лет своей творческой жизни. В 1973 году его сменил великолепный знаток молдавского фольклора Ион Мустяцэ.

С конца 70-х годов «Веселию» возглавляет Григорий Иванов. Врач по образованию, он отдает танцам лишь свободное от медицинской практики время. Однако редкое дарование позволило ему и в хореографии достичь заветных высот профессионализма, а главное, продолжить в коллективе традицию воспитания в самодеятельных артистах безграничной любви к танцу. Зажигательно и темпераментно исполняют они молдавский народный танец «Хора сатулуй» и «Цыганскую « танцевальную сюиту», неподдельным чувством юмора наделяют каждого персонажа в знаменитых «Кумушках» Л. Якобсона, легко и свободно разыгрывают все невероятные происшествия с незадачливыми медиками в «Случае из медицинской практики» и в то же время с тонким ощущением внутренней сдержанности и красоты, природной скромности молдавской женщины исполняют лирический танец «Хора фетелор».

Музыкальные традиции оркестра «Веселия», заложенные Дмитрием Блажиным, продолжили Степан Стоянов и Петря Нямцу. С середины 80-х годов оркестром руководит Виктор Дубенко. Эмоционально выразительное музыкальное сопровождение придает всем хореографическим композициям своеобразие и художественную целостность.

Созданный через два года после «Веселия» ансамбль танца «Мэрцишор» Дома молодежи города Кишинева стал быстро завоевывать популярность. В начале 60-х годов его возглавили солисты ансамбля «Жок» Георгий Форцу и Виктор Танмошан. Однако Г. Форцу вскоре ушел из коллектива. В. Танмошан на долгие годы остался в нем.

Ансамбль «Мэрцишор» отличает широкий творческий диапазон: умение чисто по-русски исполнять «Русскую пляску», с тонким чувством стиля танцевать «Украинскую сюиту» и в то же время передать в экзотической гагаузской «Кадынже» ее подлинно народный характер.

Удивительно актерское дарование исполнителей. Об ансамбле «Мэрцишор» можно говорить как о своеобразном театре танца, в котором средствами пластики, хореографии, пантомимы создаются разнообразные человеческие типы и характеры, воспроизводятся почти фантастические ситуации, так часто встречающиеся в жизни. Искрометным юмором покоряет хореографическая картина «Пэкалэ и Тындалэ», остроумны пластические зарисовки «Боксеры», «Отцы и дети», «По дороге в Кишинев», «Куклы», «Недотрога», «Иван Турбинка». В то же время в программе ансамбля легкая, словно летящая над землей «Молдавская полька», четкая и точная по исполнению атлетически выразительных движений «Спортивная сюита», праздничная танцевальная сюита «Мэрцишор», многие годы достойно завершающая концертные программы коллектива.

Успех всех хореографических постановок с полным правом разделяет оркестр под руководством Сергея Чухрия, имеющий и самостоятельное художественное значение. Созданные в этом коллективе новые оригинальные произведения в стиле народной музыки, обработки молдавских народных песен и инструментальных мелодий быстро завоевали широкую популярность. Их включают в свой репертуар многие самодеятельные и профессиональные коллективы.

Словно сама весна и любовь расцвели на сцене вместе с нарядной «Хорой драгостей». Это был один из тех танцев, который принес в 1965 году ансамблю «Миорица» славу. Организаторами ансамбля были Розита Лысая и Николай Тараканов, имевший к тому времени богатый и разнообразный опыт работы на профессиональной сцене в качестве танцовщика и балетмейстера- репетитора в «Жокее», во «Флуераше», в Театре оперы и балета. В 1973 году в «Миорицу» приходит Павел Андрейченко. А Розита Лысая и Николай Тараканов создают новый ансамбль — «Молдовеняску», который также становится одним из лучших танцевальных коллективов республики.

Легко и свободно танцует ансамбль «Миорица» виртуозную «Мэрунцику» и эффектные, темпераментные гагаузский и болгарский танцы, шуточный русский танец «Ложкари», очаровательную, женственную «Хору фетлор», обрядовый танец «Кэлушарий». Особо выделяются в программе «Миорицы» две постановки Павла Андрейченко — хореографическая композиция «Чили», проникнутая духом протеста против всякого насилия, призывающая к борьбе за свободу и человеческое достоинство, и «Цыганский танец», в котором каждый раз по-новому, неожиданно раскрываются неповторимые пластические интонации, некогда свойственные танцовщику П. Андрейченко с его характерным цыганским темпераментом. В 1987 году художественным руководителем ансамбля «Миорица» стал бывший артист ансамбля «Жок» Виталий Великий, бережно сохраняющий лучшие традиции этого коллектива.

С первых же дней слава «Миорица» неразрывно связана с оркестром. Его первыми руководителями были братья Степан и Петр Стояновы, сразу же определившие высокий уровень исполнительского мастерства, чувство стиля, яркость и точность фразировки. Во второй половине 70-х годов их сменил Василе Гоя, придавший особое значение живописной красоте оркестрового звучания. С оркестром певцы Николай Сулак, Ион Паленко. С середины 80-х годов за дирижерский пульт встал автор многих инструментальных произведений Василе Крэчун.

В 1972 году под руководством замечательного солиста ансамбля народного танца «Жок» Иона Фурники создается ансамбль народного танца «Чокырлия» Межсоюзного Дворца культуры профсоюзов. В числе лучших постановок И. Фурники «Хора де ла Прут», «Баба мя», «Баллада о Миорице», «Бэтута». При всех тематических и композиционных различиях танцы объединяла единая фольклорная основа, характерная для южных районов Молдавии, и одновременно эффектная стилизация, идущая от врожденного артистизма танцовщика и хореографа Иона Фурники.

В 1979 году в «Чокырлию» пришел известный в прошлом танцовщик «Жока» Георгий Форцу.

Он осуществил постановки «Хоры сатулуй», «Гагаузского танца», обрядового танца «Кэлушарий», ; «Украинского танца» и других, которые разнообразили программу ансамбля-не только новыми названиями, но и пластическими формами. Преемнико И. Фурники и Г. Форцу с середины 80-х годов стал бывший солист следующего поколения танцоров ансамбля «Жок» Ион Руссу, который, сохраняя лучшие танцы своих предшественников, расширяет концертные программы ансамбля новыми постановками.

Танцевальный коллектив «Тинереця» Республиканского молодежного центра имени Ю.А.

Гагарина, возглавляемый Борисом Филипчуком, в прошлом солистом ансамбля «Жок», так же как и «Чокарлия», и многие другие кишеневские ансамбли, тяготеет к театрализации молдавских народных танцев и обрядовых представлений. В «Круге богатырей» развиваются мотивы старинных танцев героического характера, в «Мэлэнкуце» показана в красочной танцевальной форме народная драма «Маланка». Неизменным успехом у зрителей на протяжении многих лет пользуется в исполнении ансамбля эффектная «Танцевальная сюита молдавских цыган» и экзотическая «Мексиканская

танцевальная сюита», а также русский танец «По половице» и «Венгерский танец». Привлекает легкостью исполнения лирико-шутливый танец «Соловей».

Радует своим искусством народный ансамбль «Хора» Дома культуры Фрунзенского района j города Кишинева. Его руководитель Ион Базатин создал свой стиль молдавских народно-сценических танцев. Большая их часть основана на мелких и быстрых движениях, легких и стремительных вращениях. В концертных программах последних лет колоритные старинные молдавские танцы «Ку мындриле», «Жок де ла Редь», «Булгэряска кА ла Косэуць», «Доюл ши шапте пашь», «Брыулецул», «Тропэита», «Хора де ла Чимишлия», «Сырба кА ла молдовень», «Опинкуца ку зургэлэй», «полка-молдовеняска», «Брыул аместикат». Немногочисленны, но по-своему интересны в исполнении ансамбля танцы других народов — литовский «Падукалис», болграский «Право хоро», «Русская танцевальная сюита».

В наше бурно бегущее время буквально на глазах видоизменяется и хореография. Чутко и точно хотя на первый взгляд и неожиданно, отражает она многие приметы современности. Так, для, прославленных коллективов «Молдовеняска» и «Ляна» 1987 год начался с определения новых художественных позиций. В эти коллективы пришли другие художественные руководители, заметно обновился состав танцовщиков. Ансамбль «Молдовеняска» Дома культуры Ленинского района города Кишинева возглавили бывшие солисты ансамбля народного танца «Жок» Юрий и Раиса Горшковы, ансамбль танца «Ляна» Кишиневского трикотажного производственного объединения «Стяуа рошие»» — хорошо известны по работе в «Жокее», «Флуераше» и «Миорице» Павел Андрейченко. Под руководством Александра Александра Бихмана, балетмейстера Молдавского государственного академического музыкально-драматического театра имени А.С. Пушкина, новое дыхание обрел и танцевальный коллектив «Лумииица» Кишиневского тракторного завода. Организовался ансамбль «Ватра» Дома культура Советского района на под руководством Александра Островского. За ансамбль «Бусуйок» Кишиневского Дворца культуры железнодорожников под руководством Валерии Андронаки. Признание зрителей завоевали хореографическая композиция «Бусуйок», посвященная труду хлебопашца, добрым крестьянским рукам мастерски исполненная, изобилующая множеством технических сложностей синкопированного танца с ударами «Паржоллтянка», красочный «Гагаузский танец»

К старейшим коллективам относится уникальный по своему художественному почерку и творческому горению ансамбль «Приетения» Бендерского шелкового комбината. Более двадцати лет его возглавляет Тамара Зарицкая. В репертуаре ансамбля традиционные молдавские танцы — торжественная и вместе с тем темпераментная «Хора мааре», созданная на основе фольклора южных районов Молдавии, старинный свадебный танец «Хостропэц», прославляющий солидарность, силу, воинское братство, мужественная, энергичная «Бэтута» и танцы обобщенно-стилизованные — лирическая «Хора фрумусецей» огненная «Чокырлия» и другие.

Значительное место в репертуаре ансамбля занимают танцы других народов. Яркостью красок и асимметричностью ритмов привлекает «Болгарская сюита», созданная на фольклорном материале южных сел республики. В «Ракивчанке», рожденной в городе Рахове Ужгородской области, самодеятельным артистам удается передать своеобразие колорита украинского танца, основанного на органичном слиянии молдавского, румынского, венгерского и чешского фольклора. «Русский молодежный танец» покоряет широтой и удалью.

Не менее известен в республике ансамбль народного танца «Виорика». Под руководством Бориса Решетникова этот завоевал славу на Москве в 1957 году и с тех пор уверенно держит марку одного из лучших молдавских танцевальных ансамблей. В его репертуаре стилизованные народные танцы, построенные на красивых разнообразных переплетениях линий, нарядных рисунках. В числе таких танцев «Хай ла хорэ», «Бун е винул гюргюлиу», «Хора мааре», которые завоевали широкую популярность и были поставлены позже в ансамбле «Жок».

Однако основное внимание Б. Решетников уделяет созданию разнообразных тематических номеров — небольших хореографических миниатюр и развернутых сюжетных композиций. Это и построенные на основе молдавского народного танца «Кыте трей порниць ла жок», «Жоакэ плаюл меу натал», «Хора Нистрений», и посвященный пластическому воплощению образов природы «Времена года», и основанные на активной, призывной пластике плаката «Революционный этюд»,

«Хотят ли русские войны». С большим успехом исполняет ансамбль «Виорика» танцы других народов: украинский «Гопак», болгарский «Хоро», венгерский «Чардаш», «Русскую плясовую.

В поисках новых тем, средств выразительности профессиональные танцевальные коллективы нередко опираются на творческий опыт самодеятельных ансамблей, обогащают свой репертуар ; лучшими постановками самодеятельных балетмейстеров. Так, в свое время танцы «Жокул», «ферарилор», «Бэтута»; «Хора фетелор» сначала были поставлены Владимиром Курбетом в самодеятельном коллективе села Карагаш Слободзейского района. Затем доведенные в ансамбле «Жок» до технического совершенства, они вернулись в десятки самодеятельных ансамблей, став своего рода образцами исполнения молдавского народно-сценического танца.

Оригинальные танцы, основанные на подлинном фольклорном материале, создает ансамбль «Флоричика» Резинского района. Он был организован Николаем Луповым в 1960 году на базе танцевального кружка, который работал с 1947 года при Доме культуры города Резина. В первом ответственном концертном выступлении в 1961 году на открытии Академии наук Молдавской ССР. «Флоричика» показала два танцйа — «Хора мааре» и «Аша жоакэ пел а ной». Но в репертуаре ансамбля уже были и построенная на сложных синкопированных движениях «Катринуца», и сюжетный танец «Пэпушоул».

Поразительная интенсивность работы ансамбля. В течение первых пяти лет в нем было поставлено более тридцати танцев. Большую часть репертуара составили молдавские танцы, среди которых наибольший интерес представляют «Сырба дин ЧеНак», «Титирезул», «Моришка», женский танец «Гиочелул», сюжетные танцы «Чобэняска» и «По дороге в Кишинев». Позднее репертуар обогатился новыми фольклорными танцами Резинского района — «Грэдиштянка» и «Подоймянка», северных районов республики — «Бэсмэлуца», «Бэецяска», «Кэлуций», хореографической сценкой «Пэкалэ и Тындалэ» и другими. Лучшие постановки Николая Лупова исполняются многими самодеятельными коллективами.

В 1947 году был организован танцевальный кружок в городе Оргееве. На его основе | создавались ансамбли с разными названиями, менялись руководители, но неизменной оставалась : любовь всех участников к танцу. В последние годы ансамбль танца Дворца культуры носит название «Кодру». Руководит коллективом Федор Солтан. В репертуаре ансамбля немало интересных молдавских народно-сценических танцев и танцев других народов. В течение многих лет программу выступлений ансамбля украшают дуэтный танец «Жок де дой», массовый обрядовый танец «Зэстря», «Русский танец», «Болгарская танцевальная сюита», «Жок де нунтэ», «Хора и сырба»,

«Фоарфечеле», шуточная «Шкьопэцика» и веселый, темпераментный «Хангу котеленилор».

Начиная с 1956 года любителей народного танца села Волонтировка Суворовского района объединяет ансамбль Дома культуры, носящий ныне имя «Тинереця». Двадцать лет его возглавлял ученик Бориса Решетникова Сергей Степанов. С недавнего времени руководит им Анатолий Каду; Особое внимание в коллективе уделяется созданию сценических танцев, основанных на местном фольклорном материале, таких, как «Аша жоакэ бибиений», «Сырба хыртопенилор». В обширном репертуаре ансамбля популярные молдавские народные танцы «Коаса», «Бэтута», «Ынвыртита», «Остропэцул» и другие. Исполняются коллективом русские и украинские танцы. Украшением репертуара по-прежнему остаются постановки Бориса Решетникова «Сырбы» и «Хоры».

Многие любители народных танцев знают ансамбль «Вынтулец» Дворца культуры города Бельцы, которым много лет руководил Иван Негарэ. С равным успехом танцует ансамбль и «Русскую кадриль», и «Русскую хороводную пляску», и «Болгарскую сюиту». И все же наибольший интерес в исполнении «Вынтулеца» вызывают молдавские танцы «Тропоцика», «Кошерул ши хангул», «Хора де сэрбэтоаре». В репертуаре коллектива и знаменитая «Молдовеняска» ансамбль «Жок». Выступления танцоров в сопровождении оркестра «Лэутарул» бельцкого Дворца культуры под руководством Сидору Руссу — автора многих популярных песен, таких, как «Фрумоасэ-й Молодова мя», «Мэ гындеск ла тине царэ» и ряда оркестровых произведений, — придают всем хореографическим программам особую выразительность.

Ансамбль танца «Нистрений» города Сороки, возглавляемый Валерием Топором, также включает в свои концертные программы танцы разных народов. Фольклорные и эффектно стилизованные молдавские танцы «Шкьопэцика», «Крэицеле», «Бэтута» сменяются на концертах русской «Метелицей» и «барыней», украинским тацем «Девичьи узоры», болгарским «Хоро». Особое место в репертуаре занимают большая сюжетная композиция «Хвала рукам, что пахнут хлебом», в которой средствами молдавского народно-сценического танца и пантомимы рассказывается о том, как сеют хлеб, как он растет и вызревает и как празднуют сбор богатого урожая.

Разнообразна программа выступлений ансамбля танца «Стругураш» Дома культуры города Унгены. Под руководством Ефима Пинчева самодеятельные артисты с хорошим чувством стиля исполняют русскую «Хороводную плясовую» и болгарский танец «Хоро», молдавский народно-сценический дуэт «На винограднике» и массовый танец «Молдовеняска», «Танец бессарабских цыган». Особым колоритом отличается «Петрештянка», созданная на основе местного фольклорного материала. Интересна хореографическая композиция «Они были первыми», посвященная памяти тех, кому пришлось дать первый бой фашистским захватчикам на границе Советской Родины.

Оркестр под руководством Василе Панаинте, уделяя особое внимание исполнению инструментальных и вокальных произведений, определяет высокий уровень музыкальной культуры, сообщает особую эмоциональную наполненность молдавским танцам, танцам других народов, а также тематическим хореографическим композициям.

Самобытность и индивидуальность отличают ансамбли танца «Чимбришор» села Вадул-луй- Исак и «Ватра хорелор» села Слободзея-Маре Вулканештского района. Неповторим колорит и своеобразна лексика танцев «Пэшканянка», «Хора кА ла Вад, «Бэтута», исполняемых самодеятельными артистами ансамбля «Чимбришор», в постановке Петри Нягу.

Ансамбль «Ватра хорелор» впервые привлек к себе особое внимание исполнением развернутой музыкально-хореографической картинки «Вэ пофтим ла хорэ’н сат», поставленной Николаем Константиновым, в которой ожили не только ритмы и движения молдавского фольклорного танца, но и яркие характеры народных танцоров и музыкантов-импровизаторов, демонстрировавших виртуозную технику танца и игры на барабане. Первозданная красота отличает и другие танцы этого коллектива: «Хора ка ла Слободзея-Маре», «Гагаузский танец», «Брыу», «Хора и сырба».

Особый интерес у любителей народного искусства вызывает ансамбль «Тэлэнкуца», созданный при Музыкальном обществе МССР в середине 80-х годов под руководством неустанного собирателя музыкального фольклора Андрея Тамазлыкару. Всоставе коллектива певцы и музыканты, выступающие соло, небольшими группами и расширенными ансамблями. «Тэлэкунца» исполняет фольклорные произведения, пытаясь максимально сохранить их этнографическую достоверность. В искусстве ансамбля оживают почти забытые сегодня старинные танцы, исполняющиеся в сопровождении пения при минимальном использовании инструментальной музыки: в «Сырбе лэлэитэ» — бубна, малого барабана, в танцах «Бусуйок» и «Хора-бэтута» села Манта Кагульского района, «Хора-бэтута» и «Мэрунцика» сел Долииское и Лиманское Ренийского района — бубна, кобзы, флуера. Есть в «Тэлэнкуце» и свой танцор-виртуоз — Федор Татару. С особым мастерством передает он все фиоритуры «Хоы-бэтуты». Вместе с Сузаной Попеску Федор Татару сопровождает танцевальными движениями и современную песню «Сынт краснянкэ», родившуюся под влиянием старинных традиций в селе Красноильске Стороженецкого района Черновицкой области.

Исполнение ансамблем песен и танцев помогает высветить глубинную красоту народного искусства.

Щедрость и разнообразие художественного народного творчества во всей полноте раскрываются на фольклорных фестивалях, которые периодически проводятся в республике. Одновременно сохраняются традиции ежегодных смотров художественной самодеятельности, которые позволяют выявлять новые народные таланты. Лучшим коллективам присваивается звание народных.

С искусством многих из них уже познакомились жители нашей страны. Многокрасочным вихрем молдавского танца восхищались в странах Европы, Азии, Америки. И везде, где бы ни выступали танцоры, — в нашей ли республике или в самых отдаленных уголках Советской Родины и за ее пределами, — они пропагандируют не только красоту молдавского танца, но и жизнеутверждающие идеалы советского искусства.

История Молдавии — это суровая летопись непрерывной борьбы народа против чужеземных захватчиков. Трехсотлетнее турецкое иго — самый мрачный и жестокий период этой борьбы, оставивший глубокий след в сознании народа. Конец ему был положен в 1812 году, когда Бессарабия вошла в состав Русского государства. Это событие имело огромное прогрессивное значение для дальнейшей истории Молдавии, оно сблизило молдавский народ с великим русским народом, с русской передовой демократической культурой. Однако гнет царизма, помещиков и капиталистов тяжело сказался на всей жизни страны.

Только Великая Октябрьская социалистическая революция, разбившая цепи царизма, открыла молдавскому народу путь к экономическому и культурному росту в тесном содружестве с русским народом и другими братскими народами Советского Союза.

Но в то время как в Левобережной Молдавии — Молдавской Автономной Советской Социалистической Республике — шло строительство социалистического хозяйства и культуры, Бессарабия, насильственно отторгнутая от Советского Союза, с 1918 года в течение более чем двух десятилетий находилась под пятой румынских бояр и буржуазии. Только в 1940 году произошло воссоединение молдавских земель в единую .Молдавскую Советскую Социалистическую Республику. За годы Советской власти Молдавия под руководством Коммунистической партии Советского Союза превратилась в цветущую республику, уверенно развивающую свое социалистическое хозяйство и культуру.

История молдавского народа, его хозяйственный уклад, его труд и быт нашли яркое отражение в народном творчестве Молдавии, в музыке, песнях и танцах.

Молдавские танцы созданы народом, который занимался хлебопашеством, разводил сады и виноградники, пас стада. Об этом говорят темы и названия народных танцев. Танец «Коаса» (коса) построен на движениях косарей, в танце «Поама» (виноград) отображен процесс приготовления вина. «Чобэняска»—танец чабанов-пастухов, имеет две части: первая—грустная, передает горе пастуха, потерявшего своих овец: исполняется она под звуки протяжной, печаль-ной песни «дойны», которую пастух играет на флуере (свирель): вторая часть — радостная, изображает ликование пастуха, нашедшего овец. Танец «Сысыяк» получил название от небольших. сплетенных из веток или хвороста сарайчиков, в которых молдавский крестьянин хранит и сушит кукурузу. В танце отображен процесс постройки такого сарайчика и радость по поводу богатого урожая кукурузы. Участники двигаются по кругу, их переплетенные руки воспроизводят плетение сысыяка из веток. Затем девушки входят в круг, как бы принося на руках и складывая в сарайчик собранную кукурузу.

Трудовую основу имеет также танец «Ицеле». отображающий процесс работы ткацкого челнока. Исполнители распределяются по парам: в каждой паре исполнители стоят лицом

друг к другу: становятся в две колонны, одна колонна против другой. На протяжении всего тайна нары меняются местами, переходя из колонны в колонну, наподобие снующего из стороны в сторону челнока.

Любовь народа к садоводству и цветоводству сказалась в танцах «Флоричика» — цветок и «Оляндра» — олеандр.

Наиболее распространен в молдавском народе и ярче всего выражает национальные черты его характера задорный, стремительный, жизнерадостный танец «Молдавеняска». Участники его становятся в круг и кладут руки друг другу на плечи. Под живую, темпераментную музыку круг продвигается то вправо, то влево. Один из участников — первый танцор в селении — руководит танцем, он неожиданно сменяет ходы и движения, иногда придумывая какое-нибудь новое, замысловатое колено, остальные внимательно следят за ним и тут же подхватывают показанные движения. Для танца характерны неожиданные повороты и наклоны корпуса, лихой прыжок — взлет въгрПна двух ногах. наконец, общий выкрик «ух-хаТ» в момент нашествия эмоционального подъема.

Затем общий круг разрывается на несколько маленьких кружков, вращающихся самостоятельно, маленькие круги в свою очередь тоже делятся, исполнители двигаются по линиям или вращаются попарно, но через несколько фигур опять смыкаются в общий круг.

К числу наиболее любимых танцев Молдавии относится также «Букурия». что в переводе означает «радость», «веселье». «Букурия» начинается сразу в быстром темпе, темпераментно, и выдерживается так до конца. Построен танец на кружении, пристукиваниях, подскоках. Исполнители входят в танец парами, в дальнейшем то расширяются по линиям, то сразу образуют общий круг, то делают переходы, меняются местами.

Такие же быстрые по темпу, живые по исполнению и многие другие народные танцы: «Марина», «Флоричика», (цветок). «Сфределуш» (буравчик).

Значительно меньше в молдавской хореографии танцев медленных, плавных. К ним относятся старинные хороводные танцы «Хора» и «Оляндда».

В танце «Хора» хоровод образуют девушки. Они берутся за руки и начинают двигаться плавно то по кругу, то по линиям, прямо или зигзагом. Одна из девушек заводит хоровод: она то поднимает руки вверх, то раскачивает ими и все танцующие повторяют ее движения. В дальнейшем к хороводу могут присоединиться и юноши, и взрослые, и даже старики: особенно часто так бывает, если «Хора» исполняется в обстановке народной свадьбы.

«Оляндра» исполняется по кругу или одними девушками, или смешанным составом танцующих.

В каждой молдавской деревне обязательно имеется просторная, хорошо утоптанная площадка, специально предназначенная для гуляний и танцев. Сюда собирается молодежь в праздничный день или вечером после трудового дня. чтобы отдохнуть, повеселиться и потанцевать. Сюда приходят деревенские музыканты, образующие самодеятельный оркестр, молодежь вскладчину оплачивает их труд. Начинается гулянье, которое в молдавском быту называется «жок». Молодежь, зачинщица гулянья, всем своим существом отдается танцу, испытывая величайшее наслаждение от свободного, привольного движения. Это видно по их горящим глазам и увлеченным лицам. Заразительно действует веселье на окружающих, побуждая и старших по возрасту также принять участие в общем хороводе. Именно в подобных условиях деревенского гулянья «жока» родились все молдавские танцы: под открытым небом, на деревенском просторе, в окружении зеленых садов и виноградников. Они имеют обычно массовый характер, для них типично расположение танцующих в общий круг, продвигающийся то вправо, то влево под одобрительные возгласы зрителей. Эти танцы строятся на широких, быстрых движениях, искрятся радостью, весельем, им свойственны яркие тона и краски, стремительный ритм.

Культурные связи молдавского народа с соседними славянскими народами сказались на молдавском искусстве, в том числе и на танцах. Широкое распространение в Молдавии получил танец «Сырба». само название которого показывает его близость сербскому народу. «Сырба» отличается быстрым темпом, синкопированным ритмом, резкими акцентами. Существует несколько его разновидностей: «Сырба бэтрынилор» — танец стариков, «Сырба бабе.wp* lanen старух, «Сырба флэкэрнлор» — танец парней, «Сырбл трин чоканс» танец

«и три молотка» с периодически повторяющимися тремя притопами.

Сказать, какие элементы заимствованы, какие самобытны—затруднительно, тем более что при большом своеобразии молдавской хореографии любое движение, даже заимствованные у другого народа, приобретает национальную окраску.

Своеобразный характер имеют в Молдавии танцы, исполняемые во время народной свадьбы. Начинаются они в доме невесты, куда приезжают молодые после венца. Главные распорядители на свадьбе «нанаш» — «венчальный» (посаженый отец) и «нанашка» — «венчальная» (посаженая мать). Они первые заводят медленный, торжественный танец хороводного типа, например «Хора» пли «Оляндра». в хоровод вовлекаются и новобрачные. Вслед за тем снаряжается «поезд», который должен перевезти невесту со всем ее приданым в дом жениха. Родственники невесты, приплясывая под звуки мелодии «хостропец». выносят и складывают на специально поданный возок приданое невесты: подушки, одеяла, платья, пестрые, цветистые ковры: они высоко поднимают над головой все эти вещи, показывая и\ окружающим. У дома жениха возок с приданым под ту же музыку также с приплясом разгружается. Здесь начинается веселый пир. во время которого исполняются и специально свадебные танцы и повседневные — «Молдавеняска». «Букурия» и др.

Исполняются народные танцы — как на жоке. так н во время свадьбы — обычно под музыку оркестра национальных инструментов. В старину наиболее распространенным и», инструментов был чимпой — нечто вроде волынки из вывернутой наизнанку шкуры козленка. Кроме того, в старинный оркестр входили: кавал — духовой инструмент вроде кларнета, флуер — флейта, различные дудочки и свирели: из струнных — цимбалы, кобза — типа балалайки и др. В настоящее время наиболее распространены в Молдавии скрипка и барабан. Барабан обязательно сопровождает танцы на жоке. его гулкие, драные звуки далеко разносятся за пределами деревни.

В Советской Молдавии широко развивается художественная самодеятельность. На ежегодно устраиваемых смотрах выявляются новые и новые исполнители народных танцев. Лучшие из них становятся профессиональными актерами.

Огромной популярностью в республике пользуется созданный в 1946 году молдавский ансамбль народного танца «Жок». Первым художественным руководителем его был Н. Болотов (умер в 1954 г.). Лучшие постановки тех лет: танцевальная сюита «Счастливая юность», составленная из ряда молодежных танцев: танцевальная картина «Жок» (балетмейстер — народный артист СССР М. Моисеев), построенная как показ гулянья в молдавской деревне.

Ансамбль гастролировал но всей стране, не раз выступал в Москве и завоевал всеобщее признание. Значительным событием в его истории была поездка в 1953 году па IV Всемирный фестиваль молодежи в Бухаресте, где ансамбль получил Золотую медаль.

В последующие годы много интересного сделали в этом коллективе балетмейстеры: заслуженный артист Молдавской ССР П. Сандул, Л. Леопарди, Л. Ошурко и другие.

В настоящее время во главе ансамбля стоит заслуженный деятель искусств /Молдавской ССР В. Курбет. С его приходом коллектив пополнился значительным отрядом молодежи, репертуар — новыми современными танцами. Хореографическая картина «Ко- товцы» показывает отряд Котовского во главе с его легендарным командиром. Действие происходит на привале. Появляются девушки, и начинаются танцы, медленная «Хора» сменяется быстрой темпераментной пляской. Танцевальная поэма «Виоро» («Скрипка») посвящена освобождению Молдавии из-под ига помещичьей Румынии. Сюита «Урожайная» рисует праздник на селе в связи с присвоением звания Героев Социалистического Труда лучшим бригадам садоводов и виноградарей.

В программе ансамбля интересны также: технически сложный мужской танец «Бэтута». демонстрирующий силу, ловкость, мужество молдаван; женский лирический хоровод «Хоро- фетелор». построенный на плавных, мягких движениях.

Советский зритель любит молдавскую песню и танец, и каждое выступление мастеров Молдавии превращается в радостный праздник народного искусства.

Основные движения молдавского танца

ОСНОВНЫЕ ДВИЖЕНИЯ МОЛДАВСКОГО ТАНЦА

РУК.И Позиции рук

Обе руки свободно по бокам опущены вниз, кисти направлены ладонями к корпусу.

В чистом виде для молдавского танца не характерна. Встречается в парном танце, когда исполнители, стоя лицом друг к другу, держатся за руки.