Русская пляска

Можно много и долго говорить о том, как именно произошли такие потрясающие и живые танцы как русские, долго спорить и не приходить к единому мнению, поскольку его попросту не существует и в наши дни. Однако лучше всего обратить к конкретным примерам русских танцев и рассмотреть каждый из них по отдельности.

Что выделяется среди множества русских танцев

Думается, предпочтение и свое пристальное внимание стоит обратить на одном из самых древних и живых танцев, которые популярны и в наши дни. Что же делает их таковыми? Вопрос хороший, но, возможно, на него не суждено найти ответа, если не попробовать самому станцевать подобные па. На худой конец можно и просто посмотреть на то, как это делают другие. Но, как многие из танцоров утверждают, очень сложно смотреть на все это великолепие. В процессе того, как вы наблюдаете за жизнерадостными и полными сил молодыми людьми, кружащимся в бесконечном ритме самой жизни, вам непременно захочется самому пробраться к ними закружиться в головокружительном танце всем вместе.

Стоит отметить, что каждый из русских танцев при всем своем размахе наделен неповторимой поэтичностью и красками, переливающимися всеми возможными цветами, скорее всего, взятыми с самой радуги. Кроме всего прочего, нельзя проигнорировать и тот факт, что эти танцы с чувством достоинства. Они танцуются изящно, но в то же время очень гордо. Один только поднятый в небо подбородок танцоров чего стоит! И, если присмотреться, можно отметить, что в каждом из русских танцев есть возможность отыскать подобные черты.

Это один из самых искрометных видов русского танца. Это целая жизнь, вобравшая в свои сети неповторимое множество самых искусных, искрометных, заводных и душевных танцев. Они являются самыми любимыми и в современном мире. К неповторимым русским пляскам относятся:

  • Хоровод;
  • Импровизированные пляски;
  • Танцы, в основе которых заложена специальная последовательность действий.

Виды более подробно

Импровизированные пляски на сомом деле имеют очень много видов. Самыми основными являются барыня и перепляс. Именно здесь особенно можно просмотреть все движения, которые наилучшим образом характеризуют человеческую душу.

Танцы, в который основное значение определяется последовательностью фигур, из которых непосредственно и складывается весь удивительный танец, также отличаются живым темпом и захватывающими движениями. Однако здесь большое внимание падает непосредственно на соблюдение определенных фигур и последовательности, в которых они все формируются.

Игорь Моисеев о танце

Что такое народный танец? Это пластический портрет народа. Немая поэзия, зримая песня, таящая в себе часть народной души. В его неистощимой сокровищнице много бесценных жемчужин. В них отражены творческая сила народной фантазии, поэтичность и образность мысли, выразительность и пластичность формы, глубина и свежесть чувств. Это эмоциональная, поэтическая летопись народа, самобытно, образно, ярко рисующая историю событий и чувств, пережитых им.

Меня часто спрашивают: «Чем привлекает вас народный танец?» Задумываясь над этим, я пришел к выводу, что не вижу более праздничного, жизнелюбивого вида искусства, чем народный танец. Он с детской непосредственностью раскрывает свои чувства, вовлекает в свое веселье. Народный танец румянит щеки, зажигает кровь мышечной радостью. В нем таится такой заряд веселья и бодрости, который в состоянии опрокинуть все печали, заботы и страхи, нависшие над человеком наших дней. У народного танца нет служебного хореографа, он рождается из окружающей среды. И в этом его отличие от классического балета, рожденного рациональным умом.

Классический танец обладает ключом проникновения в лирический мир исполнителя. Когда балерина поднимается на пальцы, она уходит в мир лирики, мечты, выражая то, что хранится в ее сердце. Поэтому я назвал бы классический танец танцем надземным, а народный танец танцем земным. Народный танец, будь это гопак, жок, вензеля, в высшей степени точен, ясен, у него конкретный адрес.

При этом любой из них является законченным произведением, имеющим глубокое содержание и смысл. В большинстве своем, будучи краткими, немногословными, народные танцы раскрывают целые пласты народной жизни и разные исторические эпохи. Это не просто танец для развлечения, сиюминутного удовольствия, а выразитель определенных мыслей и чувств, обладающий поэзией достоверности.

Народный танец нуждается в тщательном изучении. Мы не коллекционеры танца и не накалываем их, как бабочек, на булавку. Опираясь на народный опыт, мы стараемся расширить возможности танца, обогащая его режиссерской выдумкой, техникой танца, благодаря которой он еще ярче выражает себя. Короче говоря, мы подходим к народному танцу как к материалу для творчества, не скрывая своего авторства в каждом народном танце. Но наше творчество продолжается в природе самого народного танца. Такой путь не мною придуман.

Мы, по существу, восприняли уроки великих художников прошлого, таких, как Пушкин, Глинка, Римский-Корсаков, — они вернули народу его же образы, но в высокопрофессиональной интерпретации.

Классический танец был рожден для выражения идеи надземности, бесплотности духа. Его создатели стремились передать чувства, уносящие нас в мир мечты, фантазии, сказки. Балерина вставала на пуанты, и эта гениальная условность объясняла зрителю, что героиня находится в ирреальном мире, в мире собственных переживаний. Эти идеи породили определенный язык.

Однако постепенно этот язык стал настолько привычным, что из возвышенного превратился в будничный и утратил свой смысл. Балетмейстеры стали пользоваться его элементами в самых прозаических обстоятельствах. У Ростислава Захарова Золушка подметала пол, танцуя на пуантах. И, когда фея превращала ее в принцессу, балетный язык оставался тем же. Возникало противоречие между формой и содержанием. А если бы в первом акте Золушка убирала комнату в деревянных сабо и только после чудесного преображения вставала на пуанты, нам стало бы ясно, что она из мира реального перешла в мир сказочный.

В старину хореографы не пренебрегали возможностями характерного танца. Например, героиня «Жизели» в первом акте танцевала в прозаической одежде, не вставая на пальцы, а во втором, когда она становилась видением, пользовалась языком классического танца.

В классическом танце все движения строго отредактированы неумолимой грамматикой танца, которая требует от исполнителя кристальной чистоты линий и допускает только аристократические движения. Поэтому богатство языка классического танца ограничено.

Классический танец требует особого костюма: чистоту линии можно показать, только если нога полностью открыта. Балетные туфли не предполагают каблука — как у мужчин, так и у женщин; поэтому в классическом танце полностью отсутствуют каблучные движения. А они намного богаче и разнообразнее движений, входящих в строгую систему классики.

Я не хочу умалить значение классического танца. Когда классический танец выражает лирические чувства, мир фантазии и сказки, для чего он и был создан, все его ограничения оправданны, ибо отображение реального мира предоставлено танцу характерному.

Сочетание двух систем танца, взаимно дополняющих друг друга, давало балету возможность выразить поведение героев в реальном и условном мире.

Но сейчас в репертуаре Большого театра после переделок всех балетов Юрием Григоровичем характерный танец сведен к нулю. Реальность и условность оказались выкрашенными в одну краску, что привело к чудовищному оскудению танцевального языка. Из балетов выпали национальные танцы.

Великолепную возможность для постановки ярких номеров предоставляет балетмейстеру третий акт «Лебединого озера». В сцене смотрин, где принцу предлагают выбрать себе невесту, по замыслу автора, претендентки из разных стран танцуют танцы своих народов. Раньше каждый танец исполнялся в своем национальном ключе и на своем национальном танцевальном языке. Теперь же все невесты встали на пальцы: мазурка, чардаш, тарантелла. — на пальцах! Но на пальцах имеет право танцевать только одна девушка, в которую влюблен принц, потому что она воплощает его мечту. Другие девушки непохожи на нее и поэтому неинтересны принцу.

Пуанты использованы не к месту, и вся философская суть балета распадается. Вместо разнообразия красок двух танцевальных систем зрителю предлагается блеклая одноцветная условность.

Классический танец не выигрывает оттого, что существует в замкнутой системе, изолированной от жизни, вне времени и вне пространства. Перед каждым искусством всегда стоит проблема отображения своего времени, потому что искусство, не отображающее свое время, не переживет своего времени.

Народный танец незримо прочно связан с жизнью и незаметно подчиняется ее переменам. Когда во Франции при Франциске I был изобретен чулок, народный танец немедленно отреагировал на это новшество. До этого времени женская нога, одетая в мешок из материи, не имела притягательного вида и женщины прятали ноги под длинной юбкой. Костюм диктовал танцевальную пластику: в юбке до полу затруднительно делать какие-то динамичные движения. С появлением чулка женщине не надо было больше прятать свои ноги, напротив, всем сразу захотелось показать их в таком привлекательном виде миру. Юбки очень быстро укоротились, а вслед за этим в корне изменились танцы.

Бытовой танец тесно связан с костюмом. С появлением мужского сапога в танце появились движения отбивки ритма по голенищу; как только появились каблук или шпоры, танцоры незамедлительно отмечали ритм каблуком и звоном шпор. Широкая развевающаяся юбка позволяла играть ею в танце. Таких примеров можно привести множество.

Если классический танец восклицает: «Как красива мечта!» — то народный танец говорит нам: «Да здравствует жизнь!» Классический танец требует внутренней приподнятости. Он патетичен и торжествен по природе и не терпит прозаизмов.

Народный танец сопутствует человеку там, где возникает в нем потребность. Он имеет четкую функциональную задачу. Например, охотничьи танцы возникли у первобытного человека как заклинание и моление об удачной охоте. Так же, как военные танцы, называвшиеся у греков пиррическими, были учебными танцами, которые воспитывали в молодых людях ловкость фехтовальных приёмов и исполнялись на победных торжествах.

Существовали знахарские танцы, изгонявшие злых духов и имевшие функции врачевания. Именно такую функцию выполняла тарантелла. Сам танец получил своё название от тарантула. Яд от укуса этого паука можно было изгнать только вместе с потом. Потому-то знахари и предлагали своим больным кружиться в бешеной пляске. Древний Египет знал астральные танцы: жрецы выстраивали танцующих соответственно расположению небесных тел, а сам танец отображал эволюции, которые проделывали звёзды и планеты на небе.

Работая в области фольклора, я невольно углублялся в вопросы этнографии и истории. Желая понять тот или иной танец, заглядывал в историю народа, и она мне многое объясняла. Например, болгары, находясь долгое время под властью турок, переняли у них одежду, заимствовали музыку. Но турецкое влияние ни в малейшей степени не коснулось их религии, которая осталась сугубо славянской, и языка. Таким образом, болгары сохранили свою самобытность в самом главном, подтвердив своей историей, что, если что-то обретает устойчивые формы, оно способно противостоять всякому влиянию, даже насильственному. И это нашло свое отражение в искусстве народа и в том числе в его танцах. Событие пятисотлетней давности в истории Испании — завоевание части ее маврами также повлияло на национальный танец. Сохранив железную ритмику подлинной Испании, его эстетика подверглась влиянию Востока.

Наши танцы различны по тематике, композиции, стилевым краскам. Одни возникли под впечатлением произведений классиков, среди которых — Чехов, Островский; другие родились после поездок по разным странам. Поводов для создания танцев много, и в каждом отдельном случае есть своя причина, свой смысл.

Интересуясь фольклором, я ездил по белорусским деревням. Дело было осенью, поспевал урожай картофеля. Навстречу нам шла группа девушек, которые несли на плечах вилы и весело пели по-белорусски. Я спросил моего спутника, о чем они поют. Оказалось, они пели о картошке: просили, чтобы погода помогла картошке уродиться, тогда год будет сытный, счастливый, а значит, будут и песни, будут и пляски. По-белорусски «картошка» — «бульба». Поется «Бульба» в ритме польки. Основные белорусские движения я знал и, возвратившись в Москву, сделал танец. Идут веселые девушки, сажают картошку, потом окучивают ее. Картошка начинает расти (сами девушки изображают как растет картофель, постепенно поднимаясь с корточек). Набирается большой мешок картошки: исполнительницы сбиваются в кучу. Одна девушка берет крайнюю за юбку и утаскивает всех за кулисы. Необычайно весело, очень образно. Всем понятно, о чем идет речь.

Когда лет через пятнадцать я побывал в Белоруссии, то обнаружил, что всюду танцуют мою «Бульбу». Спрашиваю: откуда у вас этот танец? Мне отвечают: «А он у нас всегда был». Хотя все фольклористы подтверждали, что этот танец появился в Белоруссии после моей постановки. Но когда твое творчество настолько признает народ, что считает его своим, — это высшая форма признания.

Кстати, в этот мой приезд я собирал материал по белорусской кадрили и польке. А сопровождал меня в поездке очень интересный человек, Адам Герасимович Русак. Он был коренной белорус. Окончил Ленинградскую консерваторию по классу валторны и много лет играл в оркестрах Кировского и Малого оперного театров. Одновременно стал заниматься литературой и написал слова к ставшей весьма популярной белорусской песне «Так будьте здоровы, живите богато. «

Мы очень часто злоупотребляем понятием «культура», включая в него то, что не всегда имеет отношение к культуре. Я бы разграничил понятие «культура» на понятия «цивилизация» и «собственно культура». Под культурой я разумею богатство внутреннего мира человека, под цивилизацией — обогащение человеком окружающего его мира. Я хочу этим сказать, что цивилизация — это созданный человеком комфорт и техника в материальном мире. Мне кажется, что в наше время эти понятия настолько перепутаны, что очень часто превращаются в свою противоположность. Всемогущая цивилизация, которая многое созидает, но также способна разрушить многое, воспринимается как понятие прогрессивное. Культура, которая не может никого уничтожить, сопоставляется с чем-то пассивным. Я думаю, что много наших бед происходит именно по той причине, что, приветствуя цивилизацию, человечество готово пренебречь культурой. Но без внутреннего богатства человека никакая цивилизация не может принести пользы. Как писал Франсуа Рабле: «Знания без совести — погибель души». В древности была такая поговорка: «Не учи сына своего стрелять из лука, прежде чем не научил его добру. Если хочешь избежать беды, научи сына сначала добру, а потом стрелять из лука».

Присматриваясь к жизни, мы не можем не заметить, что цивилизация, создающая огромное количество удобств, не только не обогащает нас, но во многом и обедняет. Что я хочу этим сказать? Со времени изобретения телефона и телеграфа оскудела эпистолярная литература. Развитие телевидения обеднило фантазию человека, поскольку при пассивном зрительстве творческий процесс отсутствует. Когда человек додумается до того, что за него начнет думать машина, сам человек превратится в животное.

Из жизни человека постепенно уходит физический труд. Человек, который раньше косил, молотил, пахал и т.д., теперь использует технику. Ему остается только нажимать на кнопки, надев на всякий случай железную каску на голову. Без физической нагрузки человек неизбежно деградирует. Чтобы этого не случилось, должны быть найдены такие формы человеческого поведения, которые восполнят эту потерю. Все шире распространяются спорт, гимнастика, которые воспринимаются и как забава, но вместе с тем выполняют и определенные, необходимые человеку функции. Танец как вид искусства никогда не был дармоедом, он выполнял определенные задачи, и, по-видимому, танец в жизни человека просто необходим, как одно из средств самовыражения человека, через которое он передает свои эмоции и чувства и понимание красоты. И по мере развития этого вида искусства он в состоянии передавать какие-то свои духовные богатства. Мы знаем, что чем богаче внутренний мир человека, тем богаче средства его выражения — в любом виде искусства.

Человеческая эволюция двигается крайне медленно, извилистыми путями, и, тем не менее, ее поступательное движение неизменно. Танец пережил в своем развитии разные стадии: от первобытного, выполняющего чисто утилитарные функции к эстетическим. Со временем танец, который вошел в мою жизнь как основа моего существования, я предвижу, неизбежно найдет новые формы и потребует от человека такой пластической культуры, которой мы еще сегодня не достигли.

Человек через пластику, через движение выражает свои чувства, эмоции, радость, печаль. Через них, через свое поведение в танце он, как в зеркале, отражает те навыки, которые развились в нем благодаря, к примеру, навыкам трудовым. Не случайно ритмы народного танца очень часто похожи на ритмы трудовых процессов, которые наиболее в этом народе развиты. Это входит в подсознание, а оно диктует тот ритм, к которому привыкло не только сознание, но, может быть, мышцы и тело человека. Таким образом, танец возникает как отражение быта человека и его сознания. Через танец мы можем судить о характере человека, его культуре и мировоззрении. Классический танец возник как отражение романтического сознания человека. Идеализация женского образа, предстающего как существо воздушное, неземное, — его характерная особенность. В бальных танцах женщина — предмет ухаживания. Вводится чисто эротический элемент, в самом здоровом смысле слова, как выразитель нравов. Танец имеет свои пределы — что можно и чего нельзя.

Вспоминается история вальса, имевшая весьма драматическое развитие. Дело в том, что, как и всякая мода, мода танцевальная имеет своих приверженцев и своих недоброжелателей. Возникает борьба вкусов. Что-то принимается, что-то отвергается. До вальса ни в одном виде танца не было принято брать женщину за талию, это считалось непристойным. И подобную вольность можно было встретить только в танцах примитивных народностей. В вальсе кавалер впервые взял даму за талию. В грузинских народных танцах партнер не имел права не только прикоснуться к женщине, но даже дотронуться до ее одежды. Почему в вальсе произошла такая перемена? Потому что в сознании людей, в быту общение стало настолько свободным, что такое стало возможным. Танец как зеркало тут же отразил это изменение в сознании. Но, тем не менее, когда вальс из своей родной Вены пришел в Англию, он не всеми был воспринят доброжелательно. Правда, первоначально вальс из Вены перекочевал во Францию, которая враждовала с Англией. Но его неприятие, думаю, неверно объяснять лишь политическими причинами. Самым ярым гонителем вальса был не кто иной, как лорд Байрон, который написал такие строки:

Байрон — властитель дум, повлиявший на Пушкина, Лермонтова, Грибоедова. Неизвестно, был бы без его «Чайльд Гарольда» Онегин или Печорин, написал бы Грибоедов «Горе от ума». Именно Байрон создал современного героя и сумел его опоэтизировать. И этот Байрон так накинулся на вальс. То ли жила в нем чопорность лорда, требующая соблюдения приличий во всем. А может быть, такое озлобление было вызвано тем, что сам он не мог танцевать, будучи хромым. Известна его необычайная красота, сводившая женщин с ума. Но в этом виде искусства он не мог прельщать, и, вероятно, поэтому танец был ему так неприятен. Впрочем, это уже посторонние замечания.

Я стараюсь приучить своих актеров жить эмоциональной жизнью, положенной в танцевальную пластику. Тогда даже пауза будет наполнена смыслом. На сцене, как это ни странно, даже для танцовщика труднее всего — это правильная походка. Просто пройтись и выразить при этом определенное состояние духа, в котором ты идешь: довольный, сердитый, больной, здоровый, веселый, грустный, — подчас это невероятно сложнее, чем станцевать, решая уже какую-то танцевальную задачу. Самое простое, на первый взгляд, вдруг становится самым сложным. Поэтому особенно важно вложить в каждое движение верность чувств. Причем часто танцовщик делает абсолютно верные движения, не контролируя себя, а как только начинает размышлять над тем, как он это делает, он попадает в положение сороконожки, которую спросили: «Когда ты двигаешься, какую ногу ты ставишь первой, какую второй и какую третьей?» Сороконожка задумалась и не могла уже двинуться ни шагу.

Недавно ирландцы попросили меня поставить танец на музыку, написанную ирландским композитором в национальном ключе. Музыка довольно однообразная, но совершенно не похожа ни на какую другую. Я понял, что какой-то конкретный сюжет в этом случае невозможен. И все-таки я поставил себе задачу: показать молодость, с ее брызжущей энергией, полнотой чувств, с ее динамикой. Танец этот получился очень длинным. Три пары танцуют шесть с половиной минут, ни на секунду не останавливаясь. Я придумал, где отдохнуть, где повеселиться, поиграть, и потом — новый взрыв энергии.

Я всегда приспосабливаюсь к той музыке, которая в данный момент нужна для того или иного танца. В тот момент, когда я работаю, скажем, над молдавским танцем, все мои пристрастия вокруг молдавской музыки. Она, кстати, очень зажигательна, спокойно слушать ее нельзя — она зовет к движению.

Невозможно без длительной подготовки стать классическим танцовщиком. Там каждый палец подчинен законам балетной грамматики. Поэтому для дилетантов классика противопоказана. Дилетантизм будет виден в каждом движении. В народном танце как будто бы все значительно проще. Любители в народном танце бывают подчас великолепные. И, как правило, любители танцуют лучше профессионалов. В чем это выражается? Любитель танцует неравнодушно. В то время как человек, которого тренировали в балетной школе на механических элементах, порой утрачивает вкус к подлинному танцу как к самовыражению.

Если артист танцует грамотно, но без темперамента, это не заразительно. Такой профессионально равнодушный артист очень часто оказывается в дураках по сравнению с талантливым любителем, который горит на сцене и заражает своей энергией зрительный зал. Движение в танце не самоцель, а средство выражения. Профессионал часто забывает об этом. Я быстро понял это и не боялся выдвигать талантливых любителей. В этом я почти ни разу не ошибся.

Однако это не значит, что не нужна профессионализация в исполнении народного танца. Всякая форма любительства всегда несовершенна.

Мне кажется необходимым участие артиста в создании танца. Если не увлечь артиста в процессе работы, мало что получится. А в процессе творчества обязательно возникает азарт. Начинаются предложения, очень часто нелепые. Но я никогда их грубо не отвергаю. Делаю вид, что соглашаюсь, предлагаю попробовать их воплотить, предлагающий видит, что его предложение явно проигрывает, и сам от него отказывается. Ведь творчество — это всегда поиск и фантазия.

В творческом процессе многое имеет значение. Новая идея часто возникает от какого-то движения. Если музыка увлекает, получается что-то хорошее. И наоборот бывает: музыка не нравится, а ставить ее надо. В этом случае я заранее знаю, что у меня ничего не получится. Все должно помогать: музыка, тема, артисты. Все должны петь в унисон и быть одинаково увлечены этим процессом. Большое значение имеет интуиция. Бывает, вдруг почувствуешь себя в силах сделать что-то. Попробовал — получается. Значит, бросаешь ранее намеченное по плану, чтобы сделать то, что пришло в неожиданном вдохновении. Но все нужно делать с азартом и увлечением. Если танец говорит о чем-то в художественной форме и эмоционально, он обогащает мое познание своей новизной.

ИСТОЧНИК:
Игорь Моисеев. Я вспоминаю. Гастроль длинною в жизнь. Москва. «СОГЛАСИЕ», 1998г. Издание 2-е, исправленное и дополненное.

Много разных танцев есть но от русской пляски слушать

НА ЧЕМ ДЕРЖИТСЯ МУЗЫКА?

Киты выдуманные и киты настоящие

В давние-давние времена, когда едва лишь занималась заря человеческой цивилизации и культуры, люди не умели еще объяснить себе многие окружавшие их явления жизни, не могли ответить даже на такие вопросы, на которые сегодня без всякого труда ответит любой школьник.

Не могли, например, люди долго понять, как же устроена сама Земля, на которой они живут. О том, что Земля представляет собой шар и что шар этот вращается, да не только сам по себе, а еще и вокруг Солнца, — об этом люди долго не могли догадаться. А пока не догадались, придумывали разные объяснения, одно невероятнее другого.

Вот и придумали, будто Земля похожа на диск — вроде круглого щита, — со всех сторон окруженный океаном. А за океаном находится рай, и берут свое начало в этом раю будто бы четыре великие реки: Нил, Ганг, Тигр и Евфрат. И, прежде чем попасть на землю, протекают эти реки под океаном.

Но, вероятно, очень хотелось людям хоть как-то объяснить, почему же все-таки Земля, этот огромный блин или этакая гигантская тарелка, никуда, ни в какую бездну не проваливается. Ведь должна же она на чем-то держаться! И придумали, что держится Земля будто бы на спинах трех могучих китов.

Сегодня нам это кажется смешным, не правда ли? А ведь когда-то люди всерьез верили в существование этих трех китов, как верили во многие сказки и легенды, заменявшие в те давние-времена науку, настоящие знания.

«При чем же здесь музыка?» — спросите вы. И почему разговор о музыке я начал с легенды про трех китов? А потому, что, как это ни странно вам покажется, в музыке существуют свои «три кита». И существуют они на самом деле, а не как сказка, придуманная потому, что мы чего-то в музыке не понимаем или не можем чего-то в ней объяснить.

На этих «трех китах», можно сказать, почти вся музыка держится с тех незапамятных времен, когда едва лишь зарождалось это волшебное искусство звуков. Держится и в наши дни.

Что же это за киты и почему их три?

Конечно, выражение «три кита», как вы и сами уже догадались, условное, образное. Это три основные, очень важные и очень широко распространенные области, или формы, или, как мы часто их называем, три основных жанра музыки.

Знакомство с ними не отнимет у нас много времени, так как (готов поручиться!) все вы без исключения давно уже отлично с ними знакомы.

Только, прежде чем мы возобновим наше старое знакомство, по-новому углубим и укрепим его, я хочу кое о чем предупредить вас.

Дело в том, что эта книжка рассчитана не только на тех ребят, которые занимаются музыкой и знают музыкальную грамоту, но и на тех, которые этой грамоты совсем не знают и читать ноты пока еще не научились. Поэтому в книжке не будет ни одного нотного примера, хотя о музыке разговор будет идти в ней все время.

Я часто буду обращаться к вам с такими словами: «Прислушайтесь! Послушайте!» Буду спрашивать вас: «Слышите? Услышали?» А ведь музыка в это время звучать не будет. Как же вы должны эти мои слова понимать? А так, что мы можем научиться слышать музыку мысленно, слышать ее внутри себя, слышать «внутренним слухом» даже тогда, когда она в действительности не звучит.

Вот попробуйте для опыта пропеть мысленно или хотя бы только услышать какую-нибудь хорошо знакомую вам песню, например, «Орленок» композитора Белого или «Катюшу» Блантера. Можете закрыть при этом глаза — это очень помогает сосредоточиться, ни на что не отвлекаться.

Ну как, получилось? Услышали внутри себя, в своем сознании, эту песню? Я уверен, что у каждого из вас есть этот «внутренний слух», только, может быть, вы не обращали на него внимания и не старались развить его в себе.

А теперь пойдем дальше.

Вот они — три настоящих кита

Прислушайтесь, как будто кто-то поет:

Во поле березынька стоя-ла…
Во поле кудрявая стоя-ла…

Теперь постарайтесь припомнить, как всей дружиной в пионерском лагере вы пели:

Взвейтесь кострами,
Си-и-ни-и-е ночи…

И еще попробуйте услышать, будто большой хор, поддержанный оркестром, поет:

Люди мира, на минуту встаньте.

А теперь ответьте мне на вопрос: какая это была музыка? К какой области она относится, к какой форме, к какому жанру?

Не сомневаюсь, что все вы без исключения, ни секунды не раздумывая, скажете: «Это песни».

Ну конечно, песни! Разные песни: сперва русская народная песня, потом первая песня советских пионеров — сочинили ее поэт А. Жаров и композитор С. Кайдан-Дешкин, и, наконец, песня в защиту мира «Бухенвальдский набат» — ее написали поэт А. Соболев и композитор Вано Мурадели.

Вот вы сами и назвали первого кита, имя которому — ПЕСНЯ.

И второго, я уверен, вы назовете без всякого труда. Для этого вам надо только прислушаться к музыке, которая, кроме песен, звучит на любом школьном вечере, на любой домашней вечеринке, когда вы собираетесь, чтобы отпраздновать чей-нибудь день рождения или просто чтобы отдохнуть и поразвлечься в свободный час. Эта музыка звучит даже в детском саду, пожалуй, каждый день. Тут уж вы, конечно, в один голос скажете: «Это танцевальная музыка. »

Верно! И бывает эта музыка, так же как и песня, очень разной. Так же как веками создавали все народы мира свои песенные богатства, создавали они и богатства танцевальные.

Новые танцы приходили на смену старым. Одни были любимы нашими бабушками и дедушками, даже прабабушками и прадедушками, но и мы с вами продолжаем любить их: например, вальс и полька, гопак и лезгинка, русская и краковяк, многочисленные народные танцы-хороводы…

О других танцах мы знаем только по картинам, по книжным описаниям да по лучшим образцам музыки, сохранившей и для нас свою привлекательность. Это, например, танцы XVI, XVII и XVIII веков, такие как испанская павана, французский менуэт, английский контрданс.

И, наконец, современные танцы, довольно быстро сменяя друг друга уже на наших глазах, живут рядом со старым, но вечно юным и увлекательным вальсом.

Вот, значит, и второго кита вы сами назвали — ТАНЕЦ.

Теперь вам останется назвать третьего — это будет совсем уже несложно. Я только слегка обрисую несколько самых обычных для нашей жизни картин, а вы мысленно прислушайтесь к тому, какая музыка будет при этом звучать.

Вот физкультурники перед началом соревнования идут по стадиону в легких спортивных костюмах, с огромными, развевающимися по ветру знаменами — белыми, голубыми, зелеными, красными, — радуя зрителей изяществом своего шага, отличной выправкой, цветущим, здоровым видом…

Вот идет по улице воинская часть. Четко держат солдаты шаг. Идут как один, твердой, бодрой походкой. Впереди сверкают до зеркального блеска начищенные медные инструменты — трубы и корнеты, валторны и альты, теноры, баритоны, басы. В первом ряду, возглавляя этот яркий громогласный оркестр, шествуют музыканты с барабанами, огромным и маленьким, с ослепительно звонкими тарелками. А совсем впереди — украшенный конскими хвостами и колокольчиками бунчук, который, двигаясь перед глазами музыкантов то вверх, то вниз в такт музыке, заменяет в походе дирижерскую палочку…

А вот совсем маленькие ребятишки-дошкольники ходят по большой комнате, вооружившись красными флажками. Вид у них такой торжественный, будто они участвуют в самом «взаправдашнем» первомайском параде. А за пианино сидит их воспитательница…

Вы, конечно, уже приготовили свой ответ. Мне даже кажется, будто все вместе, по-военному четко и стройно, вы сейчас отчеканите это короткое и само по себе чеканное слово: МАРШ!

Вот они все три — ПЕСНЯ, ТАНЕЦ, МАРШ — словно выстроились перед нами в ряд, чтобы ответить на вопрос: почему же на них держится все богатейшее, многообразно развитое, прекрасное здание, именуемое музыкой? Давайте начнем вот с чего: посмотрим, как буквально на каждом шагу…

КИТЫ ВТОРГАЮТСЯ В НАШУ ЖИЗНЬ

Все три кита с давних пор проникли в нашу жизнь даже в виде разных игрушек: музыкальных шкатулок, играющих мелодичные песенки, солдатиков и зверюшек — марширующих, играющих на трубах, на барабанах, бьющих в тарелки, танцующих кукол.

Почти двести лет назад, в 1777 году, в газете «Санкт-Петербургские ведомости» было напечатано такое забавное объявление:

«С дозволения главной полиции показываема здесь будет между Казанской церковью и Съезжей в Марковом доме прекрасная, не виданная здесь никогда механически-музыкальная машина, представляющая изрядно одетую женщину, сидящую на возвышенном пьедестале и играющую на поставленном перед нею искусно сделанном клавесине 10 отборнейших, по новому вкусу сочиненных пиес, то есть 3 менуэта, 4 арии, 2 полонеза и 1 марш. Она с превеликою скоростью выводит наитруднейшие рулады и при начатии каждой пиесы кланяется всем гостям головою. Искусившиеся в механике и вообще любители художества немало будут иметь увеселения, смотря на непринужденные движения рук, натуральный взор ее глаз и искусные повороты ее головы; все сие зрителей по справедливости в удивление привесть может. Оную машину ежедневно видеть можно с утра 9 до 10 вечера. Каждая особа платит по 50 копеек, а знатные господа сколь угодно».

Не правда ли, любопытную игрушку могли посмотреть наши прапрапрадеды за полтинник в Марковом доме? Дороговато по тем временам стоило это удовольствие. А вы обратили внимание на то, что репертуар этой удивительной «изрядно одетой женщины» состоял из одних лишь наших китов: песен (4 арии), танцев (3 менуэта и 2 полонеза) и марша?

Примерно в ту же пору прославился своими тремя механическими игрушками французский мастер Воканзон. Первая его игрушка представляла собой флейтиста, который умел играть мелодии разных двенадцати песенок. При помощи особого приспособления он сам дул в флейту и, быстро перебирая маленькими пальчиками, то закрывал, то открывал в ней нужные отверстия.

Второй игрушкой Воканзона был барабанщик. Он бил в барабан, как заправский солдат, и выбивал на нем военную дробь и ритм марша.

Третья знаменитая игрушка изображала утку. Утка была совсем как живая — крякала, пила воду, клевала зерна, плавала и хлопала крыльями. Похоже было на то, что она танцевала какой-то свой особый утиный танец!

Вот видите, знаменитое изобретение Воканзона тоже обосновалось на наших трех китах.

А теперь я смотрю на большой книжный шкаф в своей комнате, за стеклом которого около книг пристроилось множество всяких маленьких фигурок-игрушек, собравшихся сюда из разных концов мира.

Глазами я ищу среди них игрушки музыкальные и прежде всего отмечаю: вот маленький домик, какие можно встретить в Швейцарских Альпах. Если чуть приподнять его крышу, внутри начинает работать несложный механизм, и раздаются нежные звуки прелестной швейцарской народной песенки.

Вот в ярких красочных нарядах мексиканские танцовщица и танцовщик. Они перелетели через океан, прежде чем попасть в мой шкаф. В них нет никаких механизмов, которые заставили бы их танцевать. Но, глядя на них, я вспоминаю темпераментную мексиканскую музыку, и мне кажется, что эти милые куколки сейчас сорвутся со своих мест и закрутятся в огневом танце.

А вот два отряда — наших советских пионеров и пионеров из Германской Демократической Республики. Почти ничто не отличает их друг от друга, кроме галстуков: у наших пионеров галстуки алые, у немецких пионеров — синие. И впереди каждого отряда — горнисты и барабанщики. Ну конечно же, без своих музыкантов, играющих марш, ни один пионерский отряд обойтись не может…

Вы видите — опять три кита! Вот ведь какие крепкие позиции завоевали они даже в мире игрушек.

Удивительно ли, что еще глубже проникли они в жизнь человека?

От колыбельной песни до траурного марша

Появился на свет маленький человек, и сразу же зазвучали над его колыбелью тихие, сердечные напевы. Не понимает, конечно, малыш, что звучит над ним песня — хоть и с простыми, очень ласковыми словами, хоть и с простой, но очень нежной мелодией. Не понимает, а все-таки услышит, успокоится и заснет.

А чуть с четверенек приподымется, ходить научится — и сам запоет какие-то одному ему понятные «ту-ту-ту», «ля-ля-ля»… И совсем уж незаметно одна за другой войдут в его жизнь разные песенки. Сперва простенькие, вроде знаменитого серенького козлика, который жил-был у бабушки, а потом и посложней. Песенки веселые и грустные, бодрые и задумчивые, серьезные и смешные. Сперва октябрятские, потом пионерские, за ними и комсомольские. Песни о дружбе, о любви, о Родине, о всей земле, обо всем, что мы видим вокруг себя, обо всем, о чем думаем, о чем мечтаем.

И уже навсегда человек сохраняет свою привязанность к песне, не может обходиться без нее ни в радости, ни в горе.

А вместе с песней, тоже незаметно, войдет в жизнь маленького человека и танец. Будет он сперва незатейливую полечку вокруг елки танцевать со своими маленькими товарищами и подругами. А потом увлечет его школьный вальс, который он застенчиво и поначалу неумело попробует танцевать со своей одноклассницей, больше думая о том, как бы не наступить ей на ногу, чем о том, чтобы не сбиться с ритма.

А позже и к другим, новым, современным танцам начнет присматриваться да пробовать свои силы в каком-нибудь твисте, который не так-то просто станцевать красиво, зато так легко, зацепляя болтающимися руками за пол, уподобиться «обезьянообразному человеку». Но все равно танцевать будет, и к хорошим танцорам присматриваться будет, и к звучанию современного танцевального оркестра прислушиваться тоже обязательно будет.

Ну, и марш, разумеется, не заставит себя долго ждать. Ведь еще совсем маленькие октябрята очень любят маршировать под музыку — не меньше, чем песенки петь и пляски какие-нибудь отплясывать. А уж о пионерах и говорить нечего — горн и барабан, играющие марш, так же дороги им, как и алый галстук на груди.

С маршами — бодрыми походными, веселыми и праздничными, а порой, увы, печальными, траурными — связаны многие, очень многие события в жизни каждого человека, в жизни огромных масс людей.

Музыка становится частицей жизни

Когда мама поет своему малышу колыбельную песню, ей и в голову не приходит, что она в этот момент «занимается музыкой». Нет, она просто убаюкивает малыша. Выкупает, запеленает, накормит и начинает убаюкивать.

Немыслимо представить себе, чтобы на вопрос: «Что это вы делаете?» — она ответила: «Как — что? Музыкой занимаюсь, песни пою». Даже смешно представить себе такое, неправда ли?

И входит музыка с колыбельной песней с первых же дней в жизнь ребенка вовсе не как искусство, а как частица самой этой жизни.

Ну, а когда, например, вы идете на первомайскую демонстрацию и поете свои веселые праздничные песни, неужели вы думаете при этом, что «занимаетесь музыкой»? Вряд ли! Вы поете потому, что в атмосфере всеобщего подъема и веселого возбуждения у вас возникает просто внутренняя потребность петь. Такая же, как потребность смеяться, радоваться, весело перекликаться друг с другом. Ведь это же праздник! Вот вы и поете. И опять песни эти словно перестают быть музыкой и становятся просто частицей вашей жизни.

А когда вы собрались со своими друзьями, чтобы повеселиться, потанцевать под музыку, неужели кому-нибудь кажется при этом, что вы «занимаетесь искусством» — танцевальным и музыкальным? Разумеется, такого чудака среди вас не найдется. Вы просто веселитесь, просто развлекаетесь, просто отдыхаете. Но оказывается, что без музыки, без танца это у вас никак не получается.

И вот опять, так же как и песня, танец перестает быть лишь искусством и становится тоже частицей вашей жизни.

И уж тем более никому не придет в голову даже подумать, не то что сказать, будто «музыкой занимается» военный оркестр и марширующие под его звуки солдаты. Просто под музыку легче маршировать, легче идти в ногу, да и настроение музыка эта хорошо поднимает, придает силы даже очень уставшему солдату. И снова мы видим, как музыка превращается в частицу жизни, перестав быть только искусством.

Вот и получается, что песня, танец и марш так глубоко вторгаются в нашу жизнь, так тесно с ней сливаются, что зачастую они кажутся нам уже и не искусством, а просто частицами нашей жизни, такими же обычными и естественными, как и всё, из чего вообще состоит наша жизнь.

Да и не только кажутся — так оно есть на самом деле! Песня, танец и марш непрерывно словно переходят из искусства в жизнь и из жизни возвращаются снова в искусство.

Вот шли пионеры и пели свою любимую песню — была эта песня частицей их обычной пионерской жизни. А пришли они в Дом пионеров и спели ту же самую песню с концертной эстрады для других ребят — для слушателей, сидящих в зале, — и стала эта песня уже номером музыкальной концертной программы, стала настоящим искусством.

Был военный марш в походе частью повседневного быта армии — а исполненный теми же музыкантами, только не марширующими, а сидящими на концертной эстраде перед слушателями, стал этот же марш концертным номером, стал тоже настоящим искусством.

Так бывает на каждом шагу и с песнями, и с танцевальной музыкой, и с музыкой маршевой. И именно потому, что эти три основные формы музыки так незаметно, так легко срастаются с жизнью, ни один человек не может без них обойтись. Даже тогда, когда ему кажется, что он музыку не любит.

Встретил я как-то в пионерском лагере «Артек» на берегу Черного моря одного мальчика лет двенадцати-тринадцати. Знакомясь со мной и зная при этом, что я музыкант, он ничего лучше не придумал, как сказать:

«Я ТЕРПЕТЬ НЕ МОГУ МУЗЫКУ. »

Приятное начало для разговора с музыкантом, не правда ли? Очень меня этот мальчик заинтересовал — не так уж часто встречаются у нас сейчас такие откровенные «музыконенавистники». И захотелось мне понаблюдать за ним, посмотреть, как он будет себя чувствовать в этом лагере, жизнь которого без музыки даже и представить себе невозможно.

Увидел я его на второй или третий день после нашего знакомства.

Иду утром через костровую площадку, где обычно в это время ребята делают зарядку. Вижу — на площадке какое-то замешательство. Зарядка прекратилась. Вокруг руководителя в кружок ребята собрались, и спор какой-то идет. Подошел поближе. Смотрю: в центре тот самый, который «музыку терпеть не может», ожесточенно что-то пытается доказать, на чем-то горячо настаивает. Оказывается, он зарядку делать отказался. И знаете, почему? Не пришел баянист, а без музыки он, видите ли, зарядку делать не хочет! Вот ведь до чего он «терпеть музыку не может».

А еще через несколько дней я его снова встретил. И опять на той же костровой площадке, но уже не утром, а вечером. Посмотрели ребята какой-то фильм, а потом — благо до горна ко сну целый час оставался — танцевать начали. Баянист на месте, играет хорошо, музыка через усилитель звучит, как целый оркестр. Словом, все в порядке.

И вот я вижу, как под музыку лирического вальса в паре со славной девочкой плавно кружится мой новый приятель. Смотрю на него и радуюсь: танцует ритмично, даже музыкально и, судя по довольной улыбке на лице его юной партнерши, на ноги ей не наступает.

Вот ведь как он «терпеть не может музыку».

Кончились танцы. Мы столкнулись с ним, как говорится, носом к носу.

— А что, разве это плохо?

— Да нет, даже очень хорошо… Молодец.

А на следующий день на тропинке, ведущей к морю, я встретился со всем его отрядом. Ребята шли купаться и пели одну из любимых своих артековских песен. Мой приятель пел вместе со всеми. И мне даже показалось, что пел увлеченнее, можно сказать — азартнее, чем многие другие его товарищи.

Вот ведь что может случиться с человеком, который «терпеть не может музыку».

В чем же тут дело? Как вы думаете, почему этот мальчик сказал мне такие слова, которые и повторять больше не хочется?

Нельзя любить то, чего не знаешь

Во-первых, когда наш юный «музыконенавистник» делал зарядку под маршевую музыку, танцевал лирический вальс и пел песню, ему и в голову не приходило, что он «занимается музыкой». Он просто пел, просто маршировал, просто танцевал. Словом, довольно прочно опирался на трех китов… И было все это для него так же обычно и естественно, как и то, что он просто ходил или бегал, просто дышал, ел, спал…

А во-вторых, как он мне потом сам чистосердечно признался, кроме песни, марша и танца, с которыми часто сталкивался в повседневной жизни, никакой другой музыки он толком и не знал. Слышал, правда, и другую — по радио, на грампластинках, да никогда в нее не вслушивался. И слова о музыке слышал и даже читал, но никогда в них не вчитывался и не вдумывался. Вот и получилось, что музыки он почти вовсе не знает. А разве можно любить то, чего не знаешь?

Но вот заставьте такого паренька хоть несколько дней прожить на свете, если бы вдруг исчезла из нашей жизни музыка. Совсем исчезла: не зазвучала бы она ни в концертных залах, ни на улицах, ни в оперных театрах, ни по радио, ни с экранов кинотеатров, ни в пионерских лагерях, не звучала бы даже такая музыка, с которой этот паренек чаще всего встречался в своей жизни, — простая песня, несложная музыка для танцев, обычные марши.

Да он и дня не прожил бы в такой страшной и унылой тишине.

Он сразу же почувствовал бы, что с исчезновением музыки жизнь стала бедной, словно обворовали ее, украли у нее что-то очень дорогое и важное, очень нужное всем людям. Вот тогда бы он понял, как много терял раньше, проходя мимо музыки, просто не замечая ее!

Вот почему, прежде чем говорить: «Я не люблю музыку» — а так если и не говорят вслух, то все же думают еще многие ребята, — надо спросить самого себя: «А знаю ли я музыку? Знаю ли я ее хоть приблизительно так, как знаю литературу?» И ответить на этот вопрос надо честно, очень правдиво.

Так, кстати, и поступает сейчас огромное количество ребят. Разве не об этом говорят те их вопросы, с которых началась эта книжка?

А вопросы эти, хоть и задаются они очень по-разному, сводятся, в общем, к одному: как узнать музыку, как научиться слушать ее и понимать?

Ответить на эти вопросы не так-то легко, как это, может быть, кажется тем, кто их задает. Но трудно — не значит невозможно. Попробуем!

Теперь нам будет уже легче, потому что мы хорошо знакомы с тремя китами. У нас есть надежная, прочная опора. И не только опора. Мы сейчас убедимся в том, что песня, танец и марш представляют собой также и…

МОСТИКИ, ПО КОТОРЫМ ЛЕГЧЕ ВОЙТИ В БОЛЬШОЙ МИР МУЗЫКИ

Почему ребята не спрашивают, как научиться читать, любить и понимать книги?

Все мы любим читать книги и начали читать их очень рано. Я уверен, что даже самый памятливый из вас и то не сможет припомнить названия и авторов всех книг, которые успел прочитать еще до того, как поступил в первый класс школы.

И это неудивительно. Задолго до того, как научимся читать, мы уже слышим великое множество маленьких прибауток, стишков и сказок, которые читают нам наши мамы и папы, бабушки и дедушки, старшие братья и сестры, которые слышим в детских садах от воспитателей. Мы слушаем, запоминаем наизусть и сами уже начинаем повторять много раз слышанные строчки. Мы даже запоминаем по картинкам, а то и просто каким-то детским чутьем, на какой странице что напечатано.

И кто из нас в свое время не вызывал улыбку взрослых, когда, держа на коленях книгу, мы захлебывающимся от восторга голосом произносили вслух все, что в ней напечатано, листая при этом вовремя нужную страницу! Уж очень хотелось поскорей самим научиться читать.

Ведь даже самые маленькие сказки знакомили нас с гораздо более широким миром, чем тот, который мы могли тогда видеть своими глазами. Из этих сказок мы узнавали, что существуют на свете храбрые герои и жалкие трусы, благородные рыцари и Дивной красоты замарашки, узнавали, что есть в мире любовь и ненависть, есть красота и уродство, есть неудержимый смех и печальные слезы, есть не только жизнь, но и смерть… И пусть многого мы в ту пору еще не могли понять — все это было так интересно, так увлекательно! Как же не стремиться к книге, как же не стараться самому научиться читать ее?!

Постепенно на смену народным сказкам приходят чудесные сказки Пушкина, «Конек-горбунок» Ершова, талантливые, умные, увлекательные книжки Самуила Яковлевича Маршака и Корнея Ивановича Чуковского, то веселые, то серьезные, всегда мудрые стихи Владимира Маяковского. Здесь же обязательно мы встретим стихи Сергея Михалкова и Агнии Барто, «Швамбранию» Льва Кассиля, «Незнайку» Николая Носова. А дальше идут книжки «повзрослее»: «Тимур и его команда» Аркадия Гайдара, «Белеет парус одинокий» Валентина Катаева, «Молодая гвардия» Александра Фадеева, «Как закалялась сталь» Николая Островского…

Много, очень много замечательных книг, написанных советскими писателями, год за годом входят в жизнь детворы, девушек и юношей.

А рядом с ними идут книги писателей других стран и народов — Марка Твена, Киплинга, Джека Лондона, Диккенса, Уэллса и, конечно, наших великих русских классиков — Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Чехова, Горького… Да всех и не перечислишь!

Так, шаг за шагом, от малюсенькой шутки-прибаутки вроде бессмертной «козы рогатой», которая своими веселыми бодливыми рогами радовала и продолжает радовать несметное количество малышей, мы постепенно добираемся до самых больших и самых сложных произведений литературы — до трагедий Шекспира и величественной эпопеи Льва Толстого «Война и мир», до романов Шолохова и Федина, до поэм Маяковского и Твардовского.

В сердце наше и в сознание входят многие замечательные писатели, поэты и драматурги. Они словно берут своеобразное «духовное шефство» над нами с самых первых наших шагов, помогают нам разобраться в окружающей жизни, понять, что в этой жизни хорошо, а что в ней плохо, учат нас думать и чувствовать, учат помогать друзьям и бороться с врагами, любить свою Родину и с уважением относиться ко всем другим народам мира.

Словом, хорошие книги помогают нам вырасти настоящими людьми, становятся нашими мудрыми помощниками и верными друзьями.

Удивительно ли, что, встретившись с таким другом и помощником в самом раннем детстве, мы не можем расстаться с ним до последних дней своей жизни!

Вот почему ребята никогда не спрашивают: «Как научиться читать, любить и понимать хорошую, серьезную книгу?»

А теперь — вопросительные знаки…

А вот про музыку такой вопрос задают часто. И удивляться тут нечему. Ведь история про мальчика, который «терпеть не может музыку», показала нам, что часто еще все музыкальные богатства ребят состоят лишь из простых песенок, простых танцев и простых маршей. А дальше начинаются сплошные вопросительные знаки.

Бах — вопросительный знак. Моцарт — вопросительный знак. Бетховен — вопросительный знак. Верди — вопросительный знак. Глинка — вопросительный знак. Мусоргский — вопросительный знак…

А ведь как это обидно — прожить всю жизнь, так и не ответив себе на эти вопросы. Прожить жизнь, так и не поняв, почему же множество людей во всем мире на протяжении столетий восхищаются музыкой этих композиторов, преклоняются перед их величием, называют их титанами и ставят им памятники наряду с величайшими писателями, учеными, полководцами и политическими деятелями.

И это не просто обидно. Если б только обидно — было бы еще, как говорится, полбеды. Но ведь музыка не только доставляет нам удовольствие. Она очень многому учит нас. Она, так же как и книга, делает нас лучше, умнее, добрее…

Литература состоит не только из коротких стихов и маленьких рассказов, не только из сказок, прибауток и поговорок. Точно так же большой мир музыки состоит не только из песен, танцев и маршей. Конечно, и в этих простейших формах создано великое множество замечательных и даже гениальных сочинений.

В первую очередь это относится к народной песне.

На протяжении многих веков народы мира творили свои песни, творили их как дивную летопись своей жизни, оставляя в ней след всего, чем жили, — след своих радостей и печалей, своего труда и борьбы за лучшую долю, своих обрядов и игр, след своих воспоминаний о прошлом и мечтаний о будущем. А вместе с песнями, наполненные тем же жизненным содержанием, рождались и народные танцы — красочные и разнообразные, как сама народная жизнь.

А потом в один ряд с безвестными творцами из народа встали композиторы, сделавшие сочинение музыки своей профессией, делом всей своей жизни. И не было среди них, кажется, такого, кто не сочинил ни одной песни, ни одного танца, ни одного марша.

Можно ли удивляться тому, что уже одни эти простейшие формы музыки составляют богатейшую сокровищницу, вмещающую столько национальных музыкальных языков, сколько их существует на земле, столько человеческих дум и чувств, сколько способен родить их ум человека, сколько может вместить их сердце человека.

И все же тот, кто остановится в своем знакомстве с музыкой только на песне, танце и марше, будет подобен человеку, лишь приоткрывшему великолепную решетку ворот, ведущих в прекрасный волшебный сад, но не сделавшему дальше ни одного шага и за всю свою жизнь так и не узнавшему, что же там дальше в этом саду находится и почему люди, побывавшие в глубине сада и вновь стремящиеся туда попасть, рассказывают о виденном с таким упоением и восторгом.

Это было бы похоже на то, что, просмотрев лишь пролог пьесы, мы покидали бы театр; прочитав лишь первую главу, закрывали бы книгу; едва поднявшись на предгорье, прекращали бы восхождение к вершине…

Если вы любите слушать и петь песни — это очень хорошо. Если любите под музыку танцевать — тоже хорошо. Если чувствуете, что в поход идти под музыку лучше, чем без нее, — и это хорошо. Хорошо уже потому, что это говорит о вашей готовности понять и оценить красоту музыки, говорит о ее месте в вашей жизни, о том, что вы знаете, по каким мостикам пойдете дальше в большой чудесный мир музыки! Вот туда мы теперь и отправимся.

Ведь если кто-то проживет свою жизнь, так и не познав всей красоты и богатства музыки Баха и Моцарта, Бетховена и Шопена, Чайковского и Мусоргского, — не станут от этого меньше ни Бах, ни Моцарт, ни Бетховен, ни Шопен, ни Чайковский, ни Мусоргский. Они останутся такими же великими и могучими.

А вот тот, кто пройдет мимо них и не прикоснется к их искусству, потеряет много, очень много…

Пусть этого не случится ни с кем из вас!

КУДА ПОВЕДЕТ НАС ПЕСНЯ?

«Сезам, откройся!» — слова эти, придуманные сказочниками Древнего Востока, были наделены ими волшебной силой. Для героев их сказок эти два слова стали заклинанием. Перед тем, кто их знал, раскрывались двери дворцов, ворота, ведущие в заколдованные царства. Весь мир был доступен счастливцу, владевшему этим заклинанием.

Вас, должно быть, удивляет, что я заговорил вдруг о восточных сказках и знаменитом сказочном заклинании? А вы не удивляйтесь. Уж если весь наш разговор о музыке мы начали с легенды про трех китов, так почему же нам не вспомнить и о сказочном волшебном заклинании?

Может быть, песня как раз и обладает такой удивительной силой, перед которой раскроются ворота всех уголков музыкального царства? Может быть, она окажется нашим «Сезам, откройся!», который поможет нам войти в любую область музыки — в область романсов и хоров, кантат и ораторий, квартетов и сонат, симфоний и опер? Попробуем! Ведь мы теперь знаем, что песня, хоть и невелика по своей форме, очень богата своим содержанием. Может быть, она и окажет нам ту помощь, которой мы от нее сейчас ждем…

Представьте себе, что вокруг вас одна за другой начинают звучать разные мелодии. Они всем вам, вероятно, хорошо знакомы, но все-таки я помогу вам узнать их.

Вот украинская игровая песня «Журавель». Вот русская плясовая «Камаринская». Вот опять уже звучавшая в начале книжки лирическая «Березынька». А рядом — мужественные мелодии рабочих революционных песен: «Смело, товарищи, в ногу», «Беснуйтесь, тираны», «Вы жертвою пали в борьбе роковой». К этим песням каждый из вас может мысленно добавить множество других знакомых ему песенных мелодий — веселых и грустных, быстрых и протяжных. Одни из вас вспомнят русские песни, другие — украинские, третьи — латышские, а четвертые — казахские… А у кого-то в памяти зазвучат, может быть, мелодии не только своей родины, но и мелодии народов других стран мира — Европы и Азии, Америки и Африки…

А если бы у меня под руками было фортепьяно, а вы могли бы меня услышать, как это бывает во время моих бесед с вами о музыке по радио, я сыграл бы вам еще много разных мелодий, в которых вы не узнали бы знакомых песен, но, вероятно, подумали бы так: «Будь у этих мелодий слова — какие славные песни получились бы!»

А дальше, если бы я оказался за дирижерским пультом и передо мною сидел большой симфонический оркестр, а вы опять могли бы нас услышать, я бы сделал так, чтобы все, даже очень знакомые вам песни прозвучали без слов, чтобы их не голоса пели, а играли бы разные инструменты оркестра: флейты и скрипки, трубы и кларнеты, виолончели и валторны. И я сделал бы так, чтобы эти инструменты звучали то по одному, то по два, по три одновременно, то, наконец, все вместе — весь оркестр, все сидящие в нем восемьдесят или сто человек!

А потом к оркестру я добавил бы большой хор, в котором пели бы женские голоса — сопрано и альты, и мужские голоса — тенора и басы. А к хору — солистов. А потом мы услышали бы песенные мелодии в театре, где солисты, хор и оркестр слились бы в единое музыкально-драматическое представление, обогащенное еще театральной живописью — декорациями. Так песня сразу же помогла бы нам войти во все области музыки и сама росла бы на наших глазах, переходя и в фортепьянную музыку, и в симфоническую, и в хоровую, и в оперную. И всюду, в любой области, она чувствовала бы себя как дома, хоть и превращалась бы то в мелодию фортепьянную, то в мелодию симфоническую, то в мелодию оперную.

Композиторы, жившие в разное время и в разных странах мира, вслушивались в музыку своего народа и изучали ее так же, как все мы изучаем свой родной язык. Они любили народную песню, впитывали ее живительные соки, опирались на нее в стремлении сделать свою музыку более содержательной и правдивой, более понятной и близкой слушателям.

И народная песня, как сказочный источник живой воды, давала композиторам силу и вдохновение, учила их красоте и мастерству, учила любить жизнь и человека, понимать их так, как понимает народная мудрость, заключенная в этих песнях.

Но это не означает, что композиторы просто брали готовые мелодии народных песен и «вставляли» их в свои сочинения. Вовсе нет, хотя нередко бывало и так. Главное для композиторов было не то, чтобы воспользоваться музыкой, уже сочиненной народом, а то, чтобы научиться на этой музыке родному своему музыкальному языку, подобно тому как писатель учится на народном творчестве языку литературному.

Вот почему музыка Глинки или Чайковского, Мусоргского или Прокофьева во всем мире всегда узнается как музыка русская; музыка Шопена — как польская музыка; музыка Грига — как норвежская; Листа — как венгерская…

Тот, кто знаком с народной музыкой, никогда не ошибется, определяя национальность даже ранее не известной ему музыки.

Интерес композиторов к народной музыке особенно ярко проявлялся в те эпохи, когда народы боролись за свою свободу, за национальную независимость, когда в обществе обострялось чувство национального достоинства, стремление утвердить силу и самобытность своего духовного мира.

Так было, например, в России в XIX веке, начиная с победы русского народа над наполеоновской армией, особенно в пору освободительного движения. Музыка Глинки и Даргомыжского, Бородина и Мусоргского, Чайковского и Римского-Корсакова полна русскими народными мелодиями или мелодиями, которые так близки к русской народной музыке, что даже умудренные опытом знатоки принимали их за подлинные народные мелодии.

Так композиторы, учась у народа, черпая силы в неистощимых песенных богатствах, созданных народом, не оставались в долгу. Глинка подарил народу «Ивана Сусанина» и «Руслана и Людмилу», Мусоргский — «Бориса Годунова» и «Хованщину», Бородин — «Князя Игоря» и «Богатырскую» симфонию, Чайковский… Слишком долго было бы перечислять все, что создали композиторы, прикоснувшиеся хоть раз к чудесному источнику.

«Народ сочиняет музыку, мы, композиторы, только аранжируем ее»

Эти крылатые слова были сказаны почти полтора века назад великим композитором, которого потомки удостоили беспримерной чести, назвав основоположником русской музыкальной классики, — Михаилом Ивановичем Глинкой. Слова эти, конечно, не надо понимать в их прямом смысле, тем более что сам Глинка редко пользовался в своих сочинениях мелодиями народных песен. Смысл этих слов в том, что композитор должен учиться у своего народа думать, чувствовать и творить. Глинка тем ивелик, что сумел воплотить в своей музыке думы, чувства и творческий дух русского народа так, как до него это еще никому не удавалось.

В своей первой опере «Иван Сусанин» он воспользовался лишь одним русским народным мотивом, но от первой до последней ноты опера дышит живой русской песенностью, вступая в острый контраст с совершенно иной по характеру музыкой, рисующей в этой опере вражеский лагерь поляков.

Во второй, сказочно-эпической опере «Руслан и Людмила» нет уже ни одной подлинной русской мелодии, а музыка по всему духу такая же русская, как была и в «Сусанине».

Но есть у Глинки несколько сочинений, целиком построенных на мелодиях народных песен. Среди этих сочинений — гениальная «Камаринская», про которую Чайковский сказал, что в ней, «как дуб в желуде», — вся русская симфоническая музыка. Две простые русские песни положил Глинка в основу этого удивительного сочинения — свадебную песню «Из-за гор, гор высоких» и популярнейшую плясовую «Камаринскую».

Сам Глинка писал, что не собирался изображать в «Камаринской» то, «что происходит на свадьбах, как гуляет наш православный народ и как может запоздалый пьяный стучать в дверь, чтобы ему отворили». Как видно, он не собирался рисовать этой музыкой какую-то определенную сценку или картинку из русской жизни. Но хотел он того или не хотел, а, построив музыку на двух очень известных русских песнях, он все равно вызывает в воображении слушателей какие-то странички из жизни русского народа — такова уж сила народных песен! А то, что простые песенные мелодии превратились в богато развитые симфонические мелодии, лишь умножает их силу.

Довольно часто пользовался народными мелодиями в своих сочинениях один из величайших русских композиторов — Петр Ильич Чайковский.

В начале этой главы мы с вами вспоминали игровую песню «Журавель» и протяжную «Во поле березынька стояла». Обеим этим песням Чайковский дал новую жизнь, включив их в свои симфонии: «Журавля» — во Вторую, а «Березыньку» — в Четвертую.

В обоих случаях очень простые, можно сказать, совсем незатейливые песенки превратились в симфонические мелодии и легли в основу радостно-громкозвучных финалов больших симфоний.

Сделались ли эти песни лучше или хуже оттого, что переселились в мир симфонической музыки? Такой вопрос и задавать не нужно. Тут ничего нельзя и не нужно сравнивать.

Ну конечно же, песня в звучании живых человеческих голосов так хороша, что, кажется, в ином звучании ее и представить себе невозможно. И все же только в симфоническом оркестре, в руках мастера-симфониста она может превратиться в такой ослепительный фейерверк разнообразных вариаций, в какой превратил Чайковский незатейливый, баловной мотив «Журавля».

Только в симфоническом оркестре из такой простенькой, даже наивной мелодии, как «Березынька», могла вырасти такая сочная картина народного праздника, какую мы слышим в финале Четвертой симфонии Чайковского. Сохранив всю свою песенную прелесть и красоту, она звучит здесь совсем по-новому: то возбужденно и радостно, то мягко и задумчиво, то резким и напряженным звучанием напоминает о драматических событиях, наполнявших первые части симфонии, то с безудержным хохотом несется мимо нас в веселом хороводе. Даже трудно понять, как такой скромный росток мог дать такое роскошное цветение!

Вот как простая народная песня привела нас в богатый и сложный мир симфонической музыки! Но не только народные песни окружают нас здесь.

Прислушайтесь к голосам революции

Переходя от одного инструмента к другому, из одной группы оркестра в другую, звучат хорошо всем нам знакомые мелодии: «Слушай!», «Арестант», «Вы жертвою пали в борьбе роковой», «Смело, товарищи, в ногу», «Беснуйтесь, тираны», «Варшавянка»… Как же попали эти песни — песни политических ссыльных, песни первой русской революции — сюда, в мир симфонической музыки?

А вот как. Замечательный наш современник советский композитор Дмитрий Шостакович и в ранние, и в зрелые годы своей творческой жизни обращался к теме Революции и посвятил этой теме несколько больших сочинений. Свою Вторую симфонию, написанную, когда ему исполнился лишь двадцать один год, Шостакович так и назвал: «Посвящение Октябрю». Написанная двумя годами позже Третья симфония получила название «Первомайская».

Спустя много лет, уже после войны, прозвучало новое замечательное произведение Шостаковича — Десять поэм для хора на стихи революционных поэтов. Поэмы эти были посвящены событиям первой русской революции. Самой сильной и содержательной из всех поэм оказалась поэма «9 Января», написанная на стихи А. Коца, поэта, который перевел на русский язык текст Интернационала — «Вставай, проклятьем заклейменный…».

А через несколько лет в Большом зале Ленинградской филармонии мы услышали Одиннадцатую симфонию Шостаковича, посвященную той же теме. «1905 год» — такое лаконичное и очень точное название дал композитор своему новому произведению, в котором решил средствами одной лишь инструментальной музыки, без пения, нарисовать события революции 1905–1907 годов, «генеральной репетиции Великого Октября», как назвал ее Ленин.

И вот, чередуясь и сплетаясь с собственными мелодиями композитора, зазвучали в этой симфонии напевы тех самых песен, которые в начале века создали и пели мужественные русские революционеры, поднявшие знамя борьбы за свободу.

И хотя теперь эти песни, превратившись в симфонические мелодии, звучат уже без слов, в усложненном, а порой и в измененном виде, — все равно каждый из нас, слушая симфонию, без всяких специальных пояснений поймет, о чем в ней идет речь, что хотел здесь выразить композитор.

Вот видите, какую большую и важную роль в симфонической музыке может сыграть песня!

Великое посрамление царя Додона

Об опере, о том, что своим существованием она обязана в большой мере тоже песне, мы будем говорить позже. Но я не могу сейчас удержаться и не рассказать вам о том, какие иногда невероятные превращения происходят с песней, когда она попадает в эту очень интересную и сложную область искусства.

Речь пойдет об одном эпизоде из оперы, созданной в те самые революционные годы, которым посвящена Одиннадцатая симфония Шостаковича. Опера эта — «Золотой петушок» Николая Андреевича Римского-Корсакова. Написанная по сатирической сказке Пушкина, опера эта стала таким острым оружием, направленным против самого царя, что царская цензура запретила ставить ее на сцене, и первое исполнение оперы состоялось лишь спустя несколько лет, уже после смерти великого композитора.

Сочиняя свою музыкальную сказку-сатиру, Римский-Корсаков говорил: «Царя Додона надеюсь посрамить окончательно». А под царем Додоном подразумевал самого Николая II! Вот ведь какой был у него смелый замысел! Что же он для этого придумал?

Расскажу вам только об одном небольшом эпизоде оперы.

Тут придется нам вспомнить одну из самых первых песенок, которые мы в своей жизни слышали. Песенка эта, правда, такая коротенькая и такая глупенькая, что дошкольники и те считают ниже своего достоинства петь ее всерьез. И все-таки придется нам ее вспомнить:

— Чижик-пыжик, где ты был?
— На Фонтанке водку пил.
Выпил рюмку, выпил две —
Зашумело в голове!

Гениальная опера Римского-Корсакова и «Чижик» — невероятное сопоставление, правда? А вот взял замечательный музыкальный сказочник «Чижика» и вложил в уста самого царя Додона, то бишь Николая II. Да еще в какой момент! Когда царь по уши влюбился в красавицу Шемаханскую царицу и жениться на ней собрался. И в этакую минуту Римский-Корсаков заставил царя петь на мотив «Чижика» такие слова:

Буду век тебя любить,
Постараюсь не забыть,
А как стану забывать,
Ты напомнишь мне опять.

Можно ли поставить царя в более глупое положение! Можно ли более бесцеремонно обнажить идиотскую пустоту под золотой короной! Вот уж действительно посрамил самодержца!

Видите, какой сильный, полный едкого сатирического смеха образ создал Римский-Корсаков с помощью всего лишь маленького, глупенького «Чижика».

Теперь войдем в зал для камерной музыки

Камерная музыка, то есть музыка для одного или нескольких исполнителей, еще сравнительно недавно — в прошлом веке — исполнялась чаще в домашней, чем в концертной обстановке. Любители музыки приходили друг к другу, чтобы послушать хорошую музыку и принять участие в ее исполнении. Играли и слушали музыку сольную — для фортепьяно, для скрипки, для флейты, для арфы и других инструментов. Играли сочинения для разных ансамблей — дуэтов, трио, квартетов и даже для маленьких оркестриков. Обязательно принимали участие в таких домашних концертах и певцы.

А когда у хозяина не было постоянного партнера для его музыкальных занятий или он был таким плохим музыкантом, что никто не хотел вместе с ним играть, прибегали к помощи… слуг! Не надо этому удивляться: мы ведь отлично знаем, как много одаренных музыкантов было среди таких слуг — крепостных крестьян, развлекавших своих господ — помещиков и у нас в старой, дореволюционной России. И появлялись тогда такие, например, объявления в газетах: «Господа ищут лакея, хорошо играющего на скрипке и умеющего аккомпанировать трудные фортепианные сонаты»…

Потом постепенно камерная музыка вышла за пределы особняков богатых и знатных людей и стала исполняться в концертных залах, где мы слушаем ее и в наши дни.

Одна из интереснейших форм камерной музыки — струнный квартет. Так называется ансамбль, состоящий из четырех инструментов: двух скрипок, альта (инструмент чуть побольше скрипки) и виолончели. Для струнного квартета написано очень много музыки. Ее сочиняли почти все композиторы. Превосходные квартеты (сочинения для струнного квартета чаще всего так просто и называют «квартетом») были созданы и западными классиками — Гайдном, Моцартом, Бетховеном, и русскими классиками — Глинкой, Бородиным, Чайковским, Танеевым, и советскими композиторами — Мясковским, Прокофьевым, Шостаковичем.

Песня, наш «Сезам, откройся!», поможет нам войти и в эту область музыки. И прежде всего мы опять встретимся с Петром Ильичом Чайковским.

Вот четыре музыканта, составившие струнный квартет, играют какую-то очень красивую и очень знакомую мелодию. Прислушаемся к ней повнимательнее. Она звучит удивительно нежно, гораздо нежнее и мягче, чем обычно звучат те же самые инструменты. Это оттого, что на них — на всех четырех — надеты сейчас сурдины — такие маленькие приспособления, вроде гребеночки с несколькими широкими зубцами. Когда их надевают на струны, звук инструмента становится слабее, мягче и нежнее.

Что же за мелодию играет квартет? Да это снова русская народная песня — «Сидел Ваня на диване»! Как мастерски разработал Чайковский эту мелодию! Она звучит так, словно говорит всем нам, кто ее слушает: вот как хороша русская песня! Прислушайтесь к ней получше, и вы услышите в ней не только красоту мелодии, но и красоту русской природы, и красоту души русского народа… Замечательно сочинена Чайковским эта музыка — одна из частей его Первого квартета…

А вот в другом зале другой струнный квартет заиграл какую-то совсем другую музыку. Давайте познакомимся с ней. Я думаю, что знакомство это будет для вас интересным и очень неожиданным.

Что это, опять русская песня? Да, веселый плясовой напев, какие часто встречаются в нашей народной музыке и возраст которых измеряется, вероятно, несколькими сотнями лет. Музыканты закончили одно сочинение и начали другое. В первой части музыка совсем незнакомая и вовсе не похожа на русскую. Но вот началась вторая часть, и опять — сперва одна скрипка, потом виолончель, альт и, наконец, другая скрипка, — все они по очереди пропели очень старинную мелодию — русской величальной песни «Слава». Эту песню мы знаем хорошо: она звучит у Римского-Корсакова в «Царской невесте», у Мусоргского — в «Борисе Годунове», ее очертания мы без труда узнаем и в одной из лучших советских симфоний — в Двадцать седьмой симфонии Мясковского.

Но почему же в только что прослушанных квартетах обе русские песни звучат как-то не очень по-русски?

А вот почему: ведь квартеты эти более ста пятидесяти лет назад сочинены Бетховеном, великим немецким композитором! Как же попали в его сочинения русские народные песни?

Бетховен, как и все настоящие большие музыканты, не только горячо любил музыку своего народа, но и проявлял живой интерес к музыке других народов мира. Поэтому среди его сочинений мы найдем и «Шотландские песни», и «Ирландские песни», и «Уэльсские песни»…

И вот получает Бетховен в подарок от восхищенного его творчеством русского посла в Вене графа Разумовского сборник русских народных песен. С интересом вникает великий музыкант в мелодии этих песен. Они покоряют его своей красотой и самобытностью, открывают перед ним новый, дотоле незнакомый ему мир русского музыкального искусства. Две из этих мелодий он включает в свои новые квартеты и посвящает их в знак благодарности русскому графу, увлекшему его музыкой своей родины. Это — лучшие квартеты Бетховена. Но, разумеется, две русские мелодии не могли изменить творческого облика композитора: и с русскими мелодиями он оставался великим немцем.

Этому не надо удивляться — ведь национальный характер музыки зависит не только от песенных мелодий. Характер музыки каждого народа так же неповторимо своеобразен, как и его говор. Сравните неторопливую, распевную речь украинца с горячей, темпераментной речью армянина, и вам будет легче понять различие между украинской и армянской музыкой. И вы, я думаю, не удивитесь тому, что сочинение украинского или армянского композитора не станет русским, если в него будет включено даже несколько русских песенных мелодий. Но не удивит вас, вероятно, и то, что звучание этих мелодий, может быть, несколько изменится: в одном случае на них падает отсвет армянского народного характера, в другом — украинского.

Песни звучат повсюду, даже там, где их нет

Песня раскрыла перед нами двери в музыку симфоническую и в музыку камерную. По мостику-песне мы без труда вошли и в мир оперной музыки, хотя и задержались там очень ненадолго, с тем чтобы вернуться к ней в одной из следующих глав.

Если бы у нас было больше времени, мы продолжали бы наше путешествие с песней. Мы послушали бы, как она живет в форме романса, который, кстати, так близок к ней, порой так мало от нее отличается, что не всегда даже удается точно провести между ними грань и сказать, что это — песня или романс. Часто на этот вопрос не может ответить даже сам композитор. Когда, например, меня спрашивают, что представляет собой моя серенада Дон-Кихота («На турнире, на пиру и на охоте ходят слухи об отважном Дон-Кихоте…») — песню или романс, — я чистосердечно признаюсь: «Не знаю. »

Но если все-таки мы захотим понять, в чем же эта разница, то прежде всего обратим внимание на то, что песня пишется чаще всего так, что петь ее может не только один, но и несколько человек, даже целые огромные хоры, а вот романсы, хоть и называют их иногда тоже песнями, за редчайшими исключениями исполняются только солистами. И форма песен обычно проще, чем форма романсов. Песня, как правило, представляет собой несколько раз повторяющийся куплет, в романсе же мелодия развивается шире, свободнее, и куплетность тут вовсе не обязательна.

А дальше мы прислушались бы к хоровым произведениям, к кантатам и ораториям, в которых звучит уже не только хор, но и солисты, и симфонический оркестр. Это очень интересная область искусства. Ведь здесь к музыке обычно присоединяется драматический сюжет, и мы оказываемся уже как бы на пути в оперный театр. И в кантате, и в оратории песня остается, можно сказать, главным действующим лицом, хотя и разрастается до таких широких масштабов, о которых в простом, первоначальном своем виде и мечтать не может.

Вот посмотрите, например, сколько песен и какие они все разные в кантате Сергея Прокофьева «Александр Невский»: «Песня об Александре Невском» — широкая, эпическая, неторопливо рассказывающая о том, как «было дело на Неве-реке»; потом страшная песня, похожая на средневековое католическое церковное песнопение, — ее поют крестоносцы, псы-рыцари; за ней, как могучий призыв защищать свою Родину от нашествия врага, во всю силу звучит песня «Вставайте, люди русские, на славный бой, на смертный бой…»; после этого идет главная часть кантаты — монументальная картина Ледового побоища, где композитор с поразительным мастерством столкнул в напряженной борьбе мелодию русских воинов с мелодией крестоносцев и, завершив картину победным звучанием русской песни, наглядно показал слушателям исход этого кровавого побоища. После того как закончилась битва и затихло мертвое поле, возникает полная непередаваемой тоски и печали песня девушки — невесты, оплакивающей своего жениха, погибшего геройской смертью, — «Я пойду по полю белому, полечу по полю смертному…» Завершается эта великолепная кантата колокольным звоном и радостным праздничным хором, сопровождающим въезд Александра во Псков, хором, звучащим наподобие знаменитого «Славься» из глинкинского «Ивана Сусанина». Видите, сколько песен вобрала в себя одна лишь эта кантата!

А знаете ли вы, кстати, что эту кантату Прокофьев составил из музыки, которую сочинил к кинофильму знаменитого советского режиссера Эйзенштейна? Имя Эйзенштейна было таким же, как и Прокофьева, — Сергей, а фильм назывался так же, как и кантата, — «Александр Невский».

Вот мы заглянули в мир кантат и ораторий. Не прислушивались мы еще к музыке фортепьянной. Здесь я хочу сказать несколько слов об одном своем сочинении, которое написал в годы Великой Отечественной войны. Это сборник, состоящий из небольших пьес — прелюдий для фортепьяно. Циклы, составленные из пьес под таким же названием, сочинялись многими композиторами-классиками, многими композиторами нашего времени, в том числе композиторами советскими. Так что в написании еще одного такого сочинения ничего особенного, конечно, не было.

И все же оно отличается от всех других таких же сочинений. В основу каждой из своих прелюдий я положил мелодию какой-либо русской народной песни. Эпиграфом к этому сочинению я поставил слова Лермонтова из его «Записок»: «…Если захочу вдаться в поэзию народную, то, верно, нигде больше не буду ее искать, как в русских песнях…»

А еще один цикл фортепьянных прелюдий, не похожий на другие подобные же циклы, сочинил композитор Виктор Белый — автор знаменитого «Орленка». В его цикле четырнадцать прелюдий — столько, сколько тогда было союзных республик в нашей стране. И в основе каждой прелюдии — народная песня одной из этих республик…

Так народно-песенные мелодии превратились в мелодии фортепьянные…

Ну, пожалуй, настало время расстаться с песней. И без того наше путешествие с ней по разным областям музыки затянулось. Уж очень трудно выпустить из рук волшебный «Сезам, откройся!», с которым действительно без труда мы попадем в любую эпоху, в любую страну, в любую область музыки.

Но, прежде чем мы предпримем следующее путешествие, я хочу напомнить вам то, о чем уже шла речь в самом начале этой главы. Я говорил, что вокруг нас часто звучат такие мелодии, в которых мы не узнаем знакомых песен, но про которые хочется сказать, что из этих мелодий могли бы получиться отличные песни. Бывает, что такие мелодии, сочиненные композиторами, пронизывают все сочинение, мы зачастую не замечаем их границ, словно нет у них ни начала, ни конца, и нам тогда хочется сказать, что все сочинение поет, как одна бесконечная льющаяся песня.

Но это уже не песня и не просто мелодия, а нечто гораздо большее, хотя и вырастающее из песни. Это то, что мы называем ПЕСЕННОСТЬЮ. И песенность эта пронизывает, можно сказать, всю музыку, хотя и проявляет себя, конечно, по-разному у разных народов, в сочинениях разных композиторов.

Вот теперь, я думаю, после нашего первого путешествия в большой мир музыки, вы уже не удивитесь, если услышите такие слова:

— Не будь песни — не было бы музыки.

Ну, отдохните немножко, и мы отправимся с вами во второе путешествие. Посмотрим…

КУДА ПОВЕДЕТ НАС ТАНЕЦ?

Если мы пойдем за танцем так же, как только что шли вслед за песней, то обнаружим, что в руках у нас уже второй «Сезам, откройся!». Танец тоже откроет перед нами врата любой области музыки — от маленькой фортепьянной пьески для малышей до монументальной симфонии, оперы и, конечно, балета.

Когда-то, в очень давние времена, танцевальная музыка сочинялась, как и песня, безвестными творцами из народа, мастерами играть на разных музыкальных инструментах. Чаще всего танец был тогда тесно связан с песней — с ее музыкой и поэтическим текстом. Это была прекрасная, отражавшая все стороны человеческой жизни народная танцевальная музыка.

Позже, когда танцевальная музыка зажила самостоятельной жизнью, независимой от песни, ее стали сочинять уже специально и только для танцев. Танцевальная музыка иногда сопровождала религиозные обряды. Без нее не обходилось ни одно празднество. Постепенно танцевальная музыка, как и сами танцы, накрепко вошла в повседневную жизнь людей, как вошла в нее и песня.

Даже в церковь проникла танцевальная музыка. Вот, например, что, по словам очевидцев, происходило в некоторых женских монастырях Италии почти двести лет назад: «Обращенная в партер церковь наполнялась большей частью посторонними… На скрипках, флейтах, гобоях, литаврах, органе, свирелях играли исключительно женщины. Богу там молились весьма веселым способом, ибо сие всегда под мелодию какого-нибудь менуэта или ригодона происходило».

Вот ведь каким бесцеремонным оказался в ту пору танец! Впрочем, только ли в ту пору? В последние годы в некоторых церквах на Западе для привлечения прихожан стали с помощью джаз-оркестров исполнять современную танцевальную музыку во время богослужения!

Танцы и сопровождавшая их музыка были, конечно, очень разными. Все зависело от того, кто их танцевал и где их танцевали. Одно дело — при дворе королей и цариц, иное дело — на деревенской площади или в кабачке, где собиралась беднота.

Русская императрица Елизавета Петровна, занимавшая царский трон в середине XVIII века, была необыкновенной любительницей всяких развлечений. Устраивая костюмированные музыкальные балы во дворце, она собственноручно писала списки приглашенных, указывая, «кому в чем быта и на чем играти», отмечая против некоторых имен: «Сиим без игр быта для того, что от старости своей в руках держать ничего не могут».

И вот такая процессия — все в маскарадных костюмах, с «играми», то есть музыкальными инструментами в руках, процессия, в которой принимали участие самые знатные вельможи, — двигалась по всем помещениям дворца: от подвала до чердака. А впереди — придворный скрипач. Он не только непрерывно играл на своей скрипке разные танцевальные мотивы — он должен был также безостановочно танцевать, воодушевляя своей музыкой и своим танцем вереницу двигавшихся за ним гостей.

Конечно же, танцы во дворце русских, да и не только русских, вельмож и по музыке, и по движениям сильно отличались от народных танцев, по-прежнему украшавших жизнь простого народа.

Вот посмотрите, до чего порой доходило стремление не допустить в «благородное общество» все то, что могло напоминать об этом простом народе, о его музыке, его танцах.

Сейчас, глядя на скромнейшую, церемонную сарабанду, которую в «Спящей красавице» Чайковского танцуют гости на придворном балу, нам трудно поверить в то, что когда-то этот танец, зародившийся, видимо, где-то в Южной Америке и через Испанию распространившийся по Европе, подвергался жесточайшим гонениям. За исполнение этого танца-песни, который, по свидетельству одного из строгих блюстителей нравов того времени, был «неприличен по словам и отвратителен по движениям», в Испании XVI века девушек изгоняли из королевства, а мужчин, наказав двумястами ударов плетьми, отправляли на шесть лет на галеры…

Но народные танцы, несмотря на все запреты и гонения, пробивали себе дорогу повсюду, не останавливаясь и перед воротами дворцов и замков, перед дверьми роскошных дворянских особняков.

Есть в «Пиковой даме» Чайковского любопытная сцена. Собрались к Лизе подруги. Сперва с одной из них, с Полиной. Лиза поет весьма церемонный, в духе того времени дуэт: «Уж вечер, облаков померкнули края…» Потом Полина, аккомпанируя себе на клавесине, спела очень печальный романс. И вдруг, забыв обо всех правилах «хорошего тона» — Лиза ведь воспитанница старой графини! — девушки пустились в пляс и запели: «Ну-ка, светик Машенька, ты потешь, попляши. »

Переполох в графском особняке!

— Мадемуазель, что здесь у вас за шум? Графиня сердится… Ай-ай-ай! Не стыдно ли вам плясать по-русски! Фи, какой стиль! Барышням вашего круга надо приличия знать.

Как хорошо надо было ощущать быт и нравы того времени, чтобы сочинить такую точную и острую сцену!

Постепенно композиторы-профессионалы начали приспосабливать напевы народных танцев для исполнения на разных инструментах, разными ансамблями и даже оркестрами и стали сочинять по их образцу свои собственные.

Так появилась особая «танцевальная музыка», которая звучала уже не только во время танцев, но и в концертах как особый вид музыки, напоминавший о танцевальном веселье и поэтому пользовавшийся особенной любовью слушателей. Такая танцевальная музыка писалась в огромном количестве всеми композиторами и стала проникать буквально во все области, все жанры и все формы музыки.

Чтобы убедиться в этом, зайдем сперва в детскую музыкальную школу.

На уроке в музыкальной школе

Это царство детской музыки. За каждой дверью — искусство и труд. Труд этот так же радостен, как радостно само искусство, но он так же серьезен, как серьезен любой труд человека. И даже самые маленькие малыши, в чьих крохотных ручонках скрипка кажется большим инструментом, хотя на самом деле это лишь «четвертушка» — детская скрипочка, в четыре раза меньше обычной «взрослой» скрипки, — даже они понимают, что и на этой скрипочке заниматься надо по-настоящему, если уж взялся за музыку.

Учатся малыши играть на разных инструментах и играют на них разную музыку — народную, классическую и современную.

Много музыки для маленьких музыкантов писали композиторы всех народов и всех времен. И в каждой тетради ног, в каждом сборнике мы обязательно найдем хоть один, а чаще даже несколько каких-нибудь танцев.

Вот альбом пьес, созданных великим Бахом. Без этого альбома, который он сочинил для своих собственных детей уже более двух веков назад, и сегодня не обходится ни один начинающий пианист.

Откроем его: из двенадцати входящих в него пьес — восемь танцев!

Шесть менуэтов и два полонеза!

А вот уже сочинения Баха потруднее — их играют более подготовленные молодые пианисты не только в музыкальной школе, но и в училище. Это всевозможные сюиты, то есть циклы, составленные из нескольких пьес, близких друг другу по настроению, по характеру.

Бах сочинил очень много разных сюит.

В них собрано больше ста пьес, и, можете себе представить, почти все — это одни лишь танцы того времени: аллеманды, куранты, сарабанды, менуэты, жиги, гавоты, рондо.

Посмотрим теперь сборники Моцарта и Бетховена — их музыка ведь тоже все время звучит в классах музыкальных школ. И опять: «Шесть вальсов», «Шесть немецких танцев», «Семь народных танцев», «Шесть менуэтов», «Шесть народных танцев», снова «Семь народных танцев», «Шесть экосезов», «Три немецких танца», еще менуэты, еще вальсы.

Очень много танцевальных пьес для разных инструментов написано для детей и советскими композиторами. Такие пьесы мы найдем в сборниках Сергея Прокофьева, Дмитрия Шостаковича, Арама Хачатуряна.

Начав писать эту главу, я вспомнил о том, что среди пьес, которые и я сам сочинил детям для исполнения на фортепьяно, скрипке, виолончели, тоже очень много пьес танцевальных. Только для самых маленьких я насчитал их больше двадцати — вальсы, пляски, польки, галопы… А когда стал считать танцевальные песни и танцевальную музыку для старших ребят, так просто сбился со счета…

Вот ведь как крепко обосновался в детской музыкальной школе наш второй кит, как уютно он себя чувствует в компании маленьких музыкантов, как помогает им стать настоящими, большими музыкантами!

А теперь маршрут нашего второго путешествия поведет нас из детской музыкальной школы в концертный зал.

Почти триста вальсов

Сто пятьдесят лет назад, одновременно с Бетховеном, жил в Вене почти никому не известный и при жизни почти не признанный музыкант. Он безмерно любил народную музыку, особенно песни и танцы, и сам создал огромное количество сочинений такого рода. Кроме симфоний, опер, квартетов и сонат, он написал почти шестьсот (!) песен, почти триста (!) вальсов и много маршей. Как видим, в своем творчестве он основательно опирался на наших трех китов!

В кругу своих друзей, а то и среди малознакомых и даже вовсе незнакомых людей на разного рода вечерах, в салонах, в кабачках и ресторанах он садился за фортепьяно и играл свою музыку для танцев, иногда тут же, на ходу, сочиняя ее. Танцующие награждали аплодисментами дивного «тапера», даже не подозревая иной раз, что перед ними сам автор чудесной музыки, под которую они только танцевали, но к которой вовсе не прислушивались.

Лишь после смерти своей музыкант этот занял достойное место среди лучших из лучших композиторов, когда-либо живших на свете.

Имя этого музыканта, умершего в полной бедности на тридцать втором году жизни и похороненного на венском кладбище рядом с Бетховеном, — Франц Шуберт.

Памятник, поставленный на его могиле, скупыми словами рассказывает о трагедии рано угасшей жизни великого композитора:

СМЕРТЬ ПОХОРОНИЛА ЗДЕСЬ БОГАТОЕ СОКРОВИЩЕ, НО ЕЩЕ БОЛЕЕ ПРЕКРАСНЫЕ НАДЕЖДЫ. ЗДЕСЬ ПОКОИТСЯ ФРАНЦ ШУБЕРТ. РОДИЛСЯ 31 ЯНВАРЯ 1797 г. УМЕР 19 НОЯБРЯ 1828 г. 31 ГОДА ОТ РОДУ.

Сегодня под музыку шубертовских вальсов никто не танцует, зато слушание этой музыки доставляет истинное наслаждение всем и всюду, где она звучит, а звучит она по всему миру. Чудесная особенность этих небольших пьес, написанных почти всегда для фортепьяно в четыре руки, состоит в том, что музыка их не только танцевальна, но и очень певуча.

В одном из своих писем к родителям Шуберт писал: «Меня уверяли, что клавиши под моими пальцами начинали петь…»

Я думаю, что, как бы высоко ни оценивать искусство Шуберта-пианиста, прежде всего пели все-таки не клавиши под его пальцами, а сама его музыка, которую одновременно хочется и слушать, и петь, и танцевать под нее…

Но еще чаще, чем шубертовские танцы, в концертных залах всего мира звучат танцы гениального польского композитора Фредерика Шопена — одного из самых популярных композиторов на земном шаре.

Вам, может быть, покажется странным то, что я сейчас скажу, но я готов поручиться, что ни одного композитора в мире не исполняют так удивительно хорошо и одновременно так удивительно плохо! Я говорю это вот почему. Шопена играют все самые лучшие пианисты мира — в их исполнении Шопен и звучит удивительно хорошо. Но нет, вероятно, на свете ни одного простого любителя музыки, который, едва научившись играть на фортепьяно, не ставил бы перед собой ноты шопеновских пьес, особенно вальсов. Вот тут-то Шопен зачастую и звучит удивительно плохо. Но что ж поделаешь! Уж очень все любят Шопена, и каждому хочется хоть как-то, хоть неумело и коряво, но самому прикоснуться к его гениальной музыке.

Все, что сочинил Шопен, за немногими исключениями, было написано им для фортепьяно. И вот среди его фортепьянных произведений рядом с сонатами и балладами, этюдами и прелюдиями, рядом с большими концертами, предназначенными для исполнения пианистом вместе с оркестром, мы находим семнадцать вальсов, шестнадцать полонезов и пятьдесят восемь мазурок!

Именно этим танцевальным пьесам в первую очередь и обязана музыка Шопена своей широчайшей популярностью. Простые мотивы, близкие к народной польской музыке, которую страстно любил Шопен, превратились в его танцах в чудесные, украшенные тончайшими узорами звуковых кружев фортепьянные мелодии.

Танцы Шопена уже совсем далеко, гораздо дальше, чем шубертовские танцы, отошли от той музыки, которая предназначалась лишь для того, чтобы под нее танцевали. Любая шопеновская мазурка, любой полонез, любой вальс — это уже небольшие музыкальные поэмы, глубокие и разнообразные по выраженным в них человеческим чувствам.

Мы слышим в них тоску по родине (Шопену пришлось многие годы жизни провести на чужбине), и отзвуки освободительной борьбы польского народа, которой Шопен глубоко сочувствовал; поэтическая нежность так же свойственна им, как и Драматизм; изысканное изящество сочетается в них с ослепительным блеском. И над всем царит море волшебно прекрасных мелодий. В них-то и заключена неотразимая привлекательность шопеновской музыки.

Если мы с вами задержимся в концертных залах, где выступают пианисты, то услышим столько еще разных танцевальных пьес, что вы даже удивитесь: как это раньше не замечали, что их так много играют в концертах. А удивляться-то не стоит — не было на свете ни одного композитора, который не сочинил бы хоть несколько танцев.

Вот, например, Скрябин — композитор, не очень благоволивший к трем китам. Это чуть ли не единственный композитор всех времен и народов, который не написал ни одной песни и вообще ни одного вокального сочинения, если не считать того, что дважды он ввел хор в свою симфоническую музыку (один раз со словами, один раз без слов), да в ранней юности сочинил один романс. Но и среди его сочинений мы найдем больше тридцати разных танцевальных пьес для фортепьяно: полонез, вальсы и мазурки, написанные, кстати, не без влияния танцевальной музыки Шопена, его любимейшего композитора.

Но хватит для начала и тех танцев, с которыми мы уже познакомились. Мы уже убедились в том, что с танцевальным «Сезамом» гораздо легче войти в мир фортепьянной музыки, чем выйти из него. Придется нам, как это ни грустно, пройти мимо замечательных танцевальных пьес Чайковского и Грига, Рахманинова и Прокофьева (обо всем в одной книжке не расскажешь!) и отправиться дальше. Попытаемся теперь проникнуть в мир музыки симфонической, где мы с вами были совсем еще недавно, прислушиваясь к тому, как там звучат песни.

А теперь уже не триста, а почти пятьсот

Первое, что мы встретим здесь, — это сравнительно несложные танцы, превращенные руками композиторов-мастеров в увлекательные оркестровые пьесы. Едва ли не первое место среди этих мастеров занимает знаменитый австрийский композитор, прозванный в свое время «королем вальсов», Иоганн Штраус, или, как его еще называют — Штраус-сын, чтобы не спутать со Штраусом-отцом — тоже Иоганном, тоже композитором, автором более двухсот пятидесяти вальсов, полек и других танцев.

Отец с сыном поделили между собой XIX век: отец творил в первой половине века, сын — во второй. Познавший не только славу, но и все превратности судьбы музыканта — профессии, в ту пору не пользовавшейся большим уважением, — Штраус-отец был против музыкальных занятий сына. Но Штраус-сын пошел против воли отца и, словно в отместку, превзошел его по всем статьям: прожил на тридцать лет дольше, вне всякого сомнения был значительно талантливее и сочинил не только вдвое больше танцев — почти пятьсот, — но вдобавок прославился еще как автор шестнадцати превосходных «танцевальных» оперетт.

Популярность блестящих, размашистых, увлекательных танцев, особенно вальсов Иоганна Штрауса-сына, была просто невероятна. Вспомните, если видели, кинофильм «Большой вальс». В этом фильме очень правдиво показано, как музыка Штрауса увлекала и буквально закручивала в вихре вальса толпы народа — людей совсем юных и людей весьма почтенного возраста, простых и знатных, бедных и богатых, людей, готовых ночи напролет танцевать под музыку штраусовских вальсов, и людей, способных дни и ночи слушать эту музыку…

Оба — и отец, и сын — были талантливыми дирижерами. Но Штраус-отец дирижировал только на балах, Штраус-сын стал также дирижировать и в концертных залах. Он изъездил весь мир, несколько раз был в России, и дирижировал в своих концертах не только легкой, танцевальной музыкой, но и музыкой серьезной, в том числе сочинениями Чайковского и других русских композиторов.

Однако ярче всего Иоганн Штраус-сын проявил себя как дирижер собственных вальсов. Тут, кажется, его действительно никто и никогда не мог превзойти. Он буквально гипнотизировал публику какой-то невероятной напряженностью ритмов, неотразимостью пленительных мелодий. Его вальсы танцевали повсюду — в императорских дворцах и в маленьких кабачках, танцевали в домах, на улицах и площадях. Вся Европа с ума сходила от штраусовских «венских вальсов».

Трудно назвать другого композитора, которому удалось увлечь своей музыкой аристократию и в то же время стать любимым композитором в самых широких кругах простого народа.

Сколько времени прошло с тех пор, но и сегодня на стенах самых лучших концертных залов мира вы можете увидеть афиши: «Вечер вальсов Иоганна Штрауса». И эти вечера, в которых выступают лучшие оркестры и лучшие дирижеры мира, привлекают в одинаковой мере и любителей легкой музыки, и самых строгих ценителей серьезного искусства. При упоминании имени Штрауса всегда появляется улыбка на лице: люди ждут чего-то яркого, жизнерадостного, увлекательного.

Но разве только штраусовские вальсы, польки и галопы звучат в симфонических концертах? Припомните-ка! Я думаю, что многие из вас слышали если не в концертах, то по радио или на грампластинках хоть некоторые из знаменитых, любимых во всем мире Венгерских танцев Брамса, Славянских танцев Дворжака, Норвежских танцев Грига. Все это отличнейшие сочинения, увлекающие нас и разнообразием танцевальных ритмов, и красотой мелодии, и блеском оркестрового звучания. Талант и мастерство первоклассных композиторов опираются здесь на надежную основу — на музыкально-танцевальное искусство их родных народов.

Танцы перестают быть просто танцами

Вы, конечно, заметили, что до сих пор и в классах музыкальной школы, и в концертных залах, где выступают солисты и оркестры, мы встречались с танцевальными пьесами, которые, хоть и написаны специально для слушания (а не для того, чтобы под них танцевать), все-таки оставались отдельными танцами. И мы без всякого труда, прослушав их, могли сказать: «Это менуэт. Это вальс. Это полонез. Это полька…»

Но, завоевав такие, казалось бы, уже достаточно основательные позиции во всех областях музыки, танец на этом не остановился. Он проник даже в самую сложную и богато развитую форму музыки — в симфонию. В классических и современных симфониях одна из частей часто бывает написана в танцевальной форме, обычно в форме менуэта или вальса.

Менуэты встречались во многих симфониях западных композиторов, вальсы — в русских симфониях. Среди знаменитейших примеров такого рода можно назвать менуэты почти во всех симфониях Гайдна и Моцарта, вальсы в Пятой и Шестой симфониях Чайковского, в Пятой симфонии Шостаковича, в Седьмой симфонии Прокофьева, в Пятнадцатой симфонии Мясковского.

Но, даже попав в симфонию, танец еще не перестал быть танцем. В конце концов менуэт или вальс из любой симфонии можно исполнить отдельно от всей симфонии, и он прозвучит тогда как сложная, богато развитая, но все-таки более или менее самостоятельная пьеса в характере менуэта или вальса.

И вторжение танца пошло дальше. С прошлого века композиторы стали сочинять такие пьесы, которые не похожи на какой-то один или даже несколько знакомых танцев, но насквозь пронизаны танцевальным характером. Вся такая пьеса начинает казаться сплошной танцевальной сценой, в которой быстрые танцы сменяются медленными, танцы печальные звучат рядом с веселыми, танцы, похожие на песни, идут вслед за шуточно-игровыми, танцами маршевого характера.

К таким пьесам относятся, например, известные девятнадцать Венгерских рапсодий Листа, целиком построенные на танцевальных мелодиях венгерских цыган.

Иногда в основу сочинения положен какой-то определенный танец, но развит он так богато и необычно, что уже перестает быть просто танцем, и из него вырастает целая большая музыкальная поэма.

Изумительным образцом такой музыкальной поэмы может служить написанный больше века назад «Вальс-фантазия» Глинки. Слушая эту необыкновенной красоты музыку, мы чувствуем, что композитор взволнованно рассказывает нам о каких-то очень драматических событиях, разворачивающихся на балу на фоне поэтичнейшего и тоже очень взволнованного вальса.

Может быть, кто-то, слушая «Вальс-фантазию» Глинки, вспомнит о драме Лермонтова «Маскарад». Ведь в этой пьесе тоже на балу и тоже во время вальса разыгралась драматическая история: Арбенин, поддавшись чувству ревности, отравил ни в чем перед ним не повинную жену свою Нину. Умный и чуткий музыкант — композитор Глазунов, сочиняя музыку к постановке лермонтовского «Маскарада», в сцене бала, то есть в главной сцене пьесы, предложил исполнять «Вальс-фантазию». Вероятно, он почувствовал в музыке Глинки что-то очень близкое тому, что происходит в лермонтовской драме…

А спустя несколько десятилетий вальс к лермонтовскому «Маскараду» все же появился. Он звучит в наши дни по радио и телевидению, в концертных залах и на грампластинках. Он заслужил любовь и признание великого множества взрослых и юных любителей музыки. Я уверен, что многие из вас тоже хорошо знают и любят тревожную, насыщенную драматизмом и страстью музыку этого вальса, превосходно передающего атмосферу лермонтовской драмы.

Кто же рискнул взяться за такую трудную задачу и так успешно ее решил? Этим смельчаком был Арам Хачатурян — сегодня широко известный во всем мире композитор.

Пожалуй, нет у нас другого композитора, музыка которого была бы так пронизана стихией танцевальности, как пронизана ею музыка Хачатуряна. Насквозь танцевальны не только два его балета — «Гаянэ» и «Спартак», — танцевальность слышим мы у него и в симфониях, и в рапсодиях, и в концертах, и даже в маленьких фортепьянных пьесах для детей.

Удивительно ли, что, сочиняя музыку к спектаклю «Маскарад», Хачатурян создал такой увлекательный вальс, слушая который, никто, кажется, не может остаться равнодушным…

Заглянем в музыкальный театр

Вот попали мы с вами на оперный спектакль. Мы уже знаем, что опера выросла из песни, а не из танца. Но почему же на сцене все-таки танцуют? И танцуют на протяжении целого большого акта. Сперва полонез, потом краковяк, за ним вальс и, наконец, еще очень большую мазурку. Правда, во время полонеза и в конце мазурки пел хор, и, кроме хора, мы услышали еще небольшой диалог двух солистов, но все-таки танцы решительно преобладали здесь над пением. Что же это за опера? Все ваши сомнения и вопросы мне очень понятны, и все-таки это самая настоящая опера. Опера, с которой мы уже немножко знакомы: «Иван Сусанин» Глинки. И мы с вами попали на так называемый «польский акт» этой оперы, в котором Глинка очень чутко изобразил польскую шляхту той поры, чрезвычайно любившую пышные балы. Вот видите, для того чтобы обрисовать польских шляхтичей, Глинка целый бал в своей опере устроил!

Любовь Глинки к танцам, к танцевальной музыке сказалась и в другой его опере — «Руслан и Людмила». Здесь, правда, нет целого танцевального акта, как в «Иване Сусанине», но прелестные узоры танцевальных мелодий и бесконечное разнообразие танцевальных ритмов пронизывают насквозь две большие сцены этой оперы — «В замке Наины» и «В волшебных садах Черномора». По красоте и богатству своему эти танцы, пожалуй, не уступят красоте и богатству «польского акта», а, может быть, даже и превзойдут его…

Конечно, такое количество танцев, как в «Сусанине» и «Руслане», встречается в операх не часто. Но уж совсем редко можно встретить оперу вообще без танцев. Многие из оперных танцев так популярны, что иногда мы успеваем услышать их и полюбить еще до того, как услышали всю оперу целиком.

Вот, например, вальс из «Евгения Онегина» Чайковского многие из вас знают, а всей оперы на сцене, может быть, еще и не слышали. Так же, возможно, обстоит у вас дело и с «Половецкими плясками» из оперы Бородина «Князь Игорь». А может быть, и с очень популярной прелестнейшей полькой из оперы чешского композитора-классика Сметаны «Проданная невеста».

Но все же об опере разговор наш будет позже. Сейчас присмотримся и прислушаемся к самой танцевальной из всех танцевальных областей музыки — к балету.

Точно так же, как от соединения песни с театром постепенно возникла опера, так от соединения танца с театром постепенно вырос балет. В балетном спектакле танец и танцевальная музыка достигают самой высокой степени своего развития.

И трудно сказать, что мы любим в балетном искусстве больше: сами танцы или музыку, под которую они танцуются, — настолько они слиты в единое целое. Хорошая балетная музыка остается хорошей музыкой, даже если мы слушаем ее в концертном зале, или по радио, или в грамзаписи, не видя при этом самого балета, самих танцев и зачастую даже не представляя себе, какими они должны быть. А вот из одних лишь танцев, как бы хороши они ни были, без музыки никакого балета не получится. Да никто и не пытается этого делать. Без музыки, вне музыки танцы существовать просто не будут.

Вот заметьте: музыка бывает часто связана с поэзией, прозой, драмой, с театром. Но и поэзия, и проза, и драма, и театр существуют независимо от музыки как прекрасные и вполне самостоятельные искусства. Иногда музыка бывает связана и с живописью (об этом мы потом поговорим), но и живопись живет самостоятельной жизнью, не зависящей ни от музыки, ни от других искусств, с которыми, так же как и с музыкой, бывает часто очень тесно связана.

А вот танец, балет — это единственное искусство, которое без музыки существовать не может. И не надо думать, что это недостаток балетного искусства, его изъян. Вовсе нет! Это просто его свойство, которое даже обогащает его: танец от этого проникается музыкальностью, а музыка — танцевальностью. И это особое танцевально-музыкальное искусство, можно сказать, воздействует на нас с двойной силой.

Благодаря тому, что хорошая балетная музыка существует и вне балета, просто как музыка, нередко бывает, что наше знакомство, например, с гениальными балетами Чайковского начинается не в театре на представлении этих балетов, а в концертном зале, или у радиоприемника, или перед проигрывателем, когда мы слушаем отдельные танцы, такие, например, как знаменитый вальс из «Спящей красавицы», или «Танец пастушков» из «Щелкунчика», или танцы лебедей из «Лебединого озера».

А кто из вас не знает стремительного, темпераментного «Танца с саблями» Арама Хачатуряна, в музыке которого с таким блеском и мастерством нарисована картина курдской пляски с обнаженными мечами, так ярко раскрывается мужественный характер горцев! А если я спрошу вас: что это за танец? Откуда он? Самостоятельная ли это пьеса, или, может быть, отрывок из какого-нибудь крупного произведения? Кое-кто, должно быть, знает, что это один из танцев балета «Гаянэ», названного Хачатуряном так по имени молодой героини балета — юной армянской колхозницы.

Но, как бы хороши ни были отдельные танцы, из одних танцев балет не получится. Что же для этого еще нужно? ТАНЦЕВАЛЬНОСТЬ, такое свойство или характер музыки, которые вырастают из танца точно так же, как из песни вырастает ПЕСЕННОСТЬ. Да мы с этой танцевальностью уже встречались там, где речь шла о том, как танец перестает быть только танцем. Помните, как простые мазурки, вальсы и полонезы превращались у Шопена в изящные и содержательные музыкальные поэмы? А в «Вальсе-фантазии» Глинки вальс стал основой, на которой композитор выстроил глубокую музыкальную драму очень широких масштабов.

Вот почему мы нередко слышим музыку, в которой нет ни одной песни, но говорим: «Какая песенная музыка! Сколько в ней песенности!», и музыку, в которой нет ни одного танца, но говорим: «Какая танцевальная музыка! Сколько в ней танцевальности!»

Вот такая танцевальная музыка, помогающая артистам балета разыгрывать целые драматические сцены, разнообразные танцевальные пантомимы, сочетаясь с отдельными танцами, чередуясь с ними, и создает в руках опытных мастеров — композитора и балетмейстера — настоящее балетное представление.

Балеты, составленные только из отдельных танцев, очень мало что могут выразить. Зато развитая танцевальность помогает выразить в балете самые большие и серьезные темы: от шекспировской трагедии, как, скажем, в балете Прокофьева «Ромео и Джульетта», или в балете Мачавариани «Отелло», до темы революции, например в балете Асафьева «Пламя Парижа», или острейшей темы наших дней — борьбы африканских народов за свое освобождение — в балете Кара Караева «Тропою грома».

Ну, нам пора завершать и второе свое путешествие. Как видите, самая простая танцевальная музыка без особого труда привела нас, так же как и песня, в самые разные области музыки: от маленьких фортепьянных пьесок для малышей до оперы и балета.

И в любой из этих областей, как только мы услышим знакомые нам с детства танцевальные ритмы и мелодии, музыка становится сразу же близкой и понятной, такой же близкой и понятной, как и музыка, в которой мы слышим звучание песен, знакомых или даже вовсе не знакомых.

Теперь нам остается предпринять третье путешествие и посмотреть…

КУДА ЖЕ ПОВЕДЕТ НАС МАРШ?

Турецкий барабан и погребальный колокол

«Турецкий марш» — кто из вас не знает этого сочинения Моцарта, одного из самых прекрасных композиторов, когда-либо живших на земле! Удивительное сочинение! Пожалуй, только «Танец маленьких лебедей» Чайковского может соперничать с ним по своей популярности даже у маленьких слушателей.

Но не только малыши, а даже и многие взрослые ребята (думаю, что кое-кому из вас это тоже придется принять на свой счет) не смогут, вероятно, ответить мне на три вопроса. Первый: что это за марш? Откуда он? Самостоятельная ли это пьеса, или часть большого сочинения? В горой: каково настоящее название этой пьесы? И третий: почему она так называется?

Так вот, во-первых, этот «Турецкий марш» был сочинен Моцартом как финальная часть одной из его восемнадцати фортепьянных сонат. Во-вторых, Моцарт никогда не называл эту музыку «Турецким маршем». Она называется у него так: «Рондо в турецком духе». Почему же «рондо» и почему «в турецком духе»?

Название «марш» (неизвестно, кто и когда впервые произнес его в применении к моцартовской сонате) довольно точно отражает характер этой музыки — очень изящной, но упругой по мелодии, четкой по ритму. К тому же слово «марш» гораздо понятнее для огромной массы слушателей и любителей музыки, чем слово «рондо», которое, нисколько не определяя характера музыки, лишь указывает на то, что музыка эта написана в форме рондо, то есть в такой форме, где движение музыки постоянно приводит к повторению главной мелодии (рондо — это то же самое, что хоровод или круговой танец).

Ну, а почему же «в турецком духе»? А вот почему. Почти двести лет назад, когда Моцарт создавал эту музыку, в Западной Европе впервые услышали неизвестную дотоле европейским слушателям турецкую музыку. В музыке этой большую роль играли разные ударные инструменты, особенно большой барабан, изобретенный на Востоке, получивший широкое распространение в Турции и долгие годы называвшийся поэтому «турецким барабаном». Шумные удары этого барабана Моцарт очень остроумно и воспроизвел в своем «турецком рондо».

Вот видите, едва мы ступили на мостик, именуемый «маршем», как сразу же и без всяких затруднений очутились в интереснейшей области фортепьянной музыки, с которой уже познакомились, когда шли вперед за танцем. Но там это были отдельные пьесы — например, вальсы, мазурки, полонезы Шопена, — а теперь мы уже встретились с более сложной и богатой формой: формой сонаты, состоящей, так же как и симфония, чаще всего из нескольких — трех или четырех — частей (соната, в сущности, и есть симфония, только написанная не для оркестра, а для одного или двух инструментов, и обычно более скромная по масштабам).

Но прежде чем расстаться с этой формой, к которой привел нас «Турецкий марш» Моцарта, вспомним еще один несомненно всем вам отлично известный марш. Он будет уже совершенно другим по характеру, по настроению, по содержанию.

Постарайтесь вызвать в своей памяти торжественные и вместе с тем скорбные звуки, которые, даже если мы услышим их издалека, сразу же настораживают нас и говорят нам, что где-то проходит печальная траурная процессия. Будто тяжелые, замедленные шаги массы людей или глухие удары погребального колокола слышатся в этой невероятно знакомой и все же каждый раз заново волнующей нас музыке. Но так звучит только первая часть марша. Вслед за ней, как будто совсем из другого мира, возникает светлая, мажорная, бесконечно разворачивающаяся мелодия, — может быть, это светлый образ того, кого сейчас хоронят, а может быть, композитор просто хотел этой мелодией утешить тех, кто в безграничном горе идет за гробом… И опять тяжелые шаги, опять погребальный колокол…

Всем вам знаком этот знаменитый траурный марш. Но, может быть, не все знают, что сочинил его Шопен. И уж наверняка не все знают, что Шопен вовсе не предполагал, что марш этот будут играть на улицах и площадях духовые или симфонические оркестры. Ведь сочинил он этот марш как третью часть своей Второй сонаты для фортепьяно. А такие сочинения, как сонаты, предназначаются, как известно, для исполнения в не слишком больших, камерных концертных залах.

Как же случилось, что этот марш, продолжая жить той жизнью, для которой был Шопеном рожден, зажил одновременно и другой, несоизмеримо более широкой, можно сказать — общенародной жизнью? Как случилось, что он стал достоянием такого огромного числа людей, с каким невозможно даже сравнивать число посетителей камерных концертов?

Ответ на эти вопросы можно найти только в самой музыке этого удивительного марша. «Возникает чувство, что не смерть одного лишь героя оплакивается здесь, а пало все поколение…» — так сказал про эту музыку современник и друг Шопена, великий венгерский композитор и пианист Ференц Лист. А вот слова замечательного русского критика, глубокого знатока музыки и живописи Владимира Васильевича Стасова: «Знаменитый в целом мире «Похоронный марш» этой сонаты, совершенно единственный в своем роде, явно изображает шествие целого народа, убитого горем, при трагическом перезвоне колоколов…»

Конечно, не смерть одного человека и не горе нескольких лишь близких ему людей воплотил Шопен в своем гениальном марше. Всю великую трагедию родной своей Польши и всю скорбь своей души, измученной мыслями о страданиях родины, заставляет нас Шопен почувствовать и услышать в этой музыке.

Вот почему звуки шопеновского марша способны захватить в едином чувстве мужественной, гражданской скорби столько людей, сколько бы их ни оказалось в ту минуту, когда звуки эти величаво возникают в неподвижности гробовой тишины.

Впервые траурный марш Шопена вышел из стен концертного зала и прозвучал на печальной церемонии похорон 30 октября 1849 года в Париже. Хоронили того, кто силой своего гения и глубиной своих патриотических чувств создал это бессмертное произведение… Хоронили великого польского музыканта — Фредерика Шопена…

Опять в музыкальном театре

Вы, конечно, заметили, что уже несколько раз, обещая поговорить об опере попозже, я не удерживался и все-таки хоть ненадолго, а заходил с вами то на оперный, то на балетный спектакль. Но, право же, удержаться от этого было просто невозможно. В оперно-балетный театр приводила нас песня, приводил нас туда и танец. А теперь вот марш настойчиво зовет нас заглянуть хоть на один оперный спектакль, ну хоть на самое начало этого спектакля.

И вот мы с вами вошли в зал. Так спешили, что даже не успели посмотреть на афишу: какой же спектакль идет сегодня? Едва заняли свои места, как свет в зале погас, а огромный занавес, наоборот, оказался вдруг освещенным. Как тревожное, до крайности взволнованное пламя, заиграли на нем лучи театральных прожекторов. Дирижер поднял палочку… Ну конечно же, нам не нужно было заглядывать в афишу. С первого же аккорда мы узнаем эту музыку. Тот, кто слышал ее хоть раз в жизни, не забудет уже никогда. Это ослепительно яркий марш, быстрый и огненный, полный красочных переливов, увлекательнейших мелодий. Сколько жизненной энергии, сколько буйного темперамента в этом удивительном марше! Едва он успел отзвучать, на смену ему приходит новый, более размеренный и певучий, но еще более острый по маршевому своему ритму. Какие все знакомые мелодии.

Может быть, некоторые из вас уже догадались, какой же оперный спектакль начинается такой увертюрой? Конечно «Кармен», гениальная опера французского композитора Жоржа Бизе. Та самая опера, которая была поставлена на сцене парижского театра за три месяца до смерти тридцатисемилетнего композитора и уже через несколько лет стала одной из любимейших и популярнейших опер во всем мире. Да, это та самая «Кармен», познакомившись с которой, Петр Ильич Чайковский воспламенился «любовью и удивлением к этой чудесной опере».

Вот видите, на какой интересный спектакль привел нас марш. На протяжении всей оперы мы не расстанемся с маршевыми ритмами и мелодиями. Мы услышим и тревожно-затаенный «Марш контрабандистов», и очаровательно подвижный, веселый хор-марш мальчиков, подражающих взрослым солдатам на церемонии смены караула… Не расстанемся и с теми маршами, которые прозвучали в увертюре. Первый из них, бравурный и жизнерадостный, мы услышим в финале оперы, где он будет сопровождать невидимое нами, но ясно ощутимое, как будто в самом деле происходящее за сценой традиционное испанское зрелище — корриду, бой быков. А второй из них, звучащий гордо и самоуверенно, превратится в знаменитую арию тореадора Эскамильо — любимца публики, избалованного победами и успехом.

Вот видите, каким могучим оказался наш третий кит — на нем покоится целая большая увертюра, да и не только увертюра к знаменитой опере. Впрочем, кроме двух маршей, есть в этой увертюре, в самом ее конце, и еще нечто очень важное. Но об этом чуть позже, когда мы более обстоятельно подойдем к разговору об опере.

Отправившись в путешествие вслед за маршем, мы уже побывали с вами в концертном зале, где исполнялись фортепьянные сонаты Моцарта и Шопена, прислушались к звучанию траурного марша в исполнении духового оркестра на улице, зашли и на оперный спектакль. А куда теперь? Вот это уж вы решайте сами.

Куда хотите, туда и пойдем. И я ручаюсь, что в какую бы сторону царства музыки мы ни пошли, всюду мы услышим новые марши, не похожие один на другой.

А марши в самом деле, точно так же как и песни и танцы, бывают очень различны по характеру, по форме, по содержащимся в них мыслям и чувствам. Вот мы с вами только что говорили о нескольких маршах. Посмотрите, какие все они были разные: изящный, не без юмора «Турецкий марш» Моцарта, величественный траурный марш Шопена, жизнерадостные марши Бизе. Мы никогда не спутаем эти марши — так различны они не только по мелодиям своим, но и по всему своему характеру.

Даже самые обычные, простые марши, которые мы часто слышим в повседневной жизни — на улицах, площадях, стадионах, и то очень отличаются друг от друга, хотя все они подчинены определенным правилам, без соблюдений которых марш перестает быть маршем. Правила эти очень просты: марш всегда пишется на счет «два» или «четыре», чтобы под него удобно было маршировать: «раз-два», «левой-правой»; марш всегда поэтому должен состоять из мелодий, число тактов в которых равно четырем-восьми-шестнадцати. Идущие под музыку марша, который был бы написан, например, на три счета и мелодии которого состояли бы то из пяти, то из девяти, а то из четырех тактов, обязательно будут «сбиваться с ноги», и такая музыка не только не облегчит тяжелого похода, но сделает его еще более тяжелым, не только не поднимет настроения марширующих, но, напротив, решительно испортит его.

Тут, впрочем, я должен сделать одну оговорку. Мы знаем несколько удивительных исключений из этого правила. Вот, например, потрясающая по силе и мужественности, по скульптурной выпуклости своей мелодии, по глубине выраженного в ней патриотического чувства знаменитая, написанная в начале Великой Отечественной войны песня композитора А. В. Александрова на слова поэта В. И. Лебедева-Кумача «Священная война». Звучит эта песня совсем как марш. Шагали под нее и солдаты, и партизаны, и рабочие отряды. А написана-то она и не «на два», и не «на четыре», а «на три»! Но такова уж сила маршевого характера этой песни, что даже в таком «трехдольном» движении она все равно кажется маршем!

Марши отличаются друг от друга не только по характеру музыки, но и по своему назначению. Есть марши строевые-походные, движение которых рассчитано точно на скорость человеческого шага.

Есть марши кавалерийские — движение их довольно быстрое, рассчитанное на кавалерийскую рысь. Есть марши торжественные, под которые не обязательно маршировать, — во время их исполнения могут происходить различные торжественные церемонии.

Бывают марши «встречные», марши похоронные, марши спортивные.

Отличаются марши также и тем, для кого они написаны. Я уверен, что вы, услышав даже не знакомые вам ранее марши, сразу определите, какой из них предназначен для октябрят, какой для пионеров, какой для молодежи, какой из маршей спортивный, какой — военный.

Но еще больше отличаются друг от друга марши, которые написаны для исполнения в концертах, марши, которые звучат в симфониях и ораториях, в операх и балетах. Эти марши иногда так же сильно отличаются от простых бытовых маршей, как отличаются концертные, оперные или балетные танцы от тех простых танцев, под музыку которых танцуют на балах и танцевальных вечерах.

Здесь уже каждый марш — это совсем свой характер, свое лицо, свои отличительные черты. И вот с такими маршами вы действительно наверняка встретитесь в любой области музыки, в какую ни вздумаете пойти.

Я приведу вам лишь несколько самых известных примеров. Сперва из области симфонии. «Так судьба стучится в дверь», — сказал будто бы Бетховен о мелодии, состоящей всего из четырех звуков, с которой начинается его знаменитая Пятая симфония.

Картины напряженнейшей борьбы человека за свое счастье рисуются в нашем воображении, когда мы слушаем первые три части этой симфонии. И вот наступает финал. Великолепным победным маршем, утверждающим силу, красоту и благородство человека, звучит эта заключительная часть одного из самых лучших творений великого композитора.

А когда вам доведется слушать «лебединую песню» Чайковского, его Шестую («Патетическую») симфонию — она была впервые исполнена под управлением самого композитора за девять дней до его смерти, — прислушайтесь к ослепительному, словно напоенному солнечным светом маршу, венчающему третью часть этой потрясающей симфонии…

Захотите услышать марши в маленьких пьесах для начинающих музыкантов — и здесь вы найдете их сколько угодно у многих композиторов: у Баха и Шумана, Грига и Чайковского, Прокофьева и Шостаковича…

Захотите послушать, как марши звучат в исполнении певцов — солистов или даже целых хоров, — и тут вам долго искать не придется…

И уж конечно, с маршем вы обязательно встретитесь на любом спектакле в музыкальном театре, в любой опере, в любом балете, в любой оперетте…

Словом, с маршами и маршеобразной музыкой вы будете встречаться в своей жизни не реже, чем с музыкой песенной и танцевальной.

И точно так же, как из песни вырастает ПЕСЕННОСТЬ, из танца — ТАНЦЕВАЛЬНОСТЬ, из марша вырастает еще одно качество музыки — МАРШЕВОСТЬ. И точно так же, как мы с вами иногда говорим: «Какая песенная музыка!», хотя в этой музыке не было ни одной песни, или восклицаем: «Какая танцевальная музыка!», несмотря на то что в музыке этой не прозвучало ни одного танца, встречаемся мы и с музыкой, в которой не было никаких маршей, но мы говорим: «Какая маршевая музыка!»

Песенность, танцевальность и маршевость — это важнейшие качества музыки, которые в большей или меньшей степени дают о себе знать почти в любом музыкальном произведении. И чем больше произведение, чем богаче его жизненное содержание, чем шире развита его форма, тем полнее и разнообразнее проявляют себя эти качества.

Ну, а теперь опять сделаем небольшую передышку, а потом посмотрим, что получается, когда наши…

КИТЫ ВСТРЕЧАЮТСЯ ВМЕСТЕ

Если вы внимательно читали все, что до сих пор в этой книжке было написано, задумывались над примерами, которые я приводил, и старались вслушиваться в музыку, как я просил вас об этом, вы наверняка заметили, что, говоря об одном из китов, я часто затрагивал какого-нибудь другого, говоря о другом, часто касался третьего.

Избежать этого я не мог по той простой причине, что между нашими тремя китами нет непроходимых пропастей, потому что они крепко и нерасторжимо связаны друг с другом. Связаны потому, что и песня, и танец, и марш рождены человеком, нужны человеку ивыражают человека — его чувства и мысли, его движения и поступки.

Вот взгляните на себя: каждый из вас шагает, танцует, поет и остается при этом одним и тем же человеком. Меняется ваше поведение, ваши мысли, ваши чувства, а вы-то сами не меняетесь при этом! А вы замечали, как во время танца, даже незаметно для самого себя, вы начинаете что-то напевать, вроде как бы подпевая своим танцевальным движениям? Или даже так: идете куда-нибудь (марш!), но идете чуть-чуть подпрыгивая, этакой танцующей походкой (танец!) и еще при этом что-то напеваете (песня!). Вот вам и все три кита объединились в одном и том же настроении, в одном и том же движении. Так бывает и в жизни, и в искусстве буквально на каждом шагу!

Давайте посмотрим, как это получается, сперва на самых простых примерах, даже на тех, с которыми уже встречались в этой книжке.

«Смело, товарищи в ногу!» — что это такое?

А может быть, марш? Безусловно марш. Но это не просто марш, а песня-марш. Мы ее поем, как песню, и маршируем под нее, как под марш…

«Вы жертвою пали в борьбе роковой» — это тоже песня-марш, но уже не призывно-энергичная, а скорбно-суровая. Но опять-таки нам ее и петь иногда приходится, и шагать под нее случается…

Давайте повнимательнее прислушаемся к песням-маршам, которые встречались нам в жизни. И начнем с музыки одного замечательного композитора, чьи многочисленные песни пользуются одинаковой любовью и у детей, и у взрослых, и у пионеров, и у комсомольцев, и у старых большевиков. Их любят люди самых различных профессий и самых различных музыкальных вкусов. Их любят и в нашей стране, и во всем мире.

Вот я расскажу вам о своем знакомстве с одной его песней. Это было давно, в 1935 году. Я, тогда еще совсем юный композитор, поехал в «Артек» на празднование десятилетия со дня основания лагеря. У самого моря стояло пианино, вокруг которого собирались ребята, слушали музыку, сами пели, вели оживленные разговоры. В те дни я стал впервые беседовать с ребятами о музыке.

Пришел в «Артек» свежий номер «Пионерской правды». Смотрю — напечатана какая-то новая, еще не знакомая мне песня. Отличная песня, бодрая, веселая, увлекательная, но не очень простая: сначала одна мелодия, потом вторая, за ней третья… Трудно, думаю, будет ребятам с лёта выучить такую песню. Но уж очень песня хороша…

На следующий день — очередная наша встреча.

Прочитал я ребятам стихи, на которые песня написана, сыграл песню целиком, потом по частям. С восторгом приняли ее ребята. Стали сразу же учить и довольно сносно запомнили. Но я, честно говоря, подумал, что на следующий день придется начать разучивать ее заново: забудут, мол, за ночь…

Утром следующего дня я проснулся не сам. Меня разбудили звонкие голоса, уверенно и бойко — так, что, вероятно, и на море, и в горах было слышно, — певшие новую песню: «А ну-ка песню нам пропой, веселый ветер! Веселый ветер! Веселый ветер. » Вот ведь какая это была песня!

Уверен, что среди вас нет никого, кто бы не знал и не любил эту песню, сочиненную Исааком Осиповичем Дунаевским на стихи поэта Василия Ивановича Лебедева-Кумача. Больше тридцати лет живет эта превосходнейшая песня! Сколько других песен для ребят появилось за эти годы, песен хороших, отличных, прекрасных, а «Песня о веселом ветре» из кинофильма «Дети капитана Гранта» продолжает жить, ничуть не стареет, остается все такой же молодой и задорной, все так же радует ребят, так же крепко дружит уже со многими поколениями советских людей. Вот какую песню-марш написал Дунаевский!

Ну, а теперь давайте вспоминать другие песни-марши Дунаевского. «Легко на сердце от песни веселой» — все вы, конечно, знаете и любите эту знаменитую песню «Марш веселых ребят», вошедшую в нашу жизнь тоже с киноэкрана. Киноэкран подарил нам и другую, получившую широчайшую популярность песню-марш Дунаевского — «Песню о Родине». Многие сейчас, может быть, и не помнят, что песня эта впервые прозвучала в кинофильме «Цирк».

Я могу продолжить перечисление песен-маршей Дунаевского: «Марш юннатов», «Марш энтузиастов», «Физкультурный марш», «Весенний марш», «Спортивный марш», «Марш трактористов», «Марш краснофлотцев», «Марш артиллеристов», «Комсомольский марш», «Марш водолазов»… Могу назвать и множество песен Дунаевского, которые хоть маршами и не называются, но представляют собой самые настоящие марши: «Песня юных капитанов», «Ежик», «Пионер в пути», «Дружное наше звено», «До чего же хорошо кругом», «Внимание — на старт!» и очень многие другие. Если слово «марш» отсутствует в названиях этих песен, то композитор часто в начале музыки ставит такое указание: «В темпе марша». Такое указание, кстати, сделал он и в «Песне о Родине».

Маршевые песни Дунаевского очень различны по музыке, по настроению, по всему своему характеру, но все же в них решительно преобладает одно свойство: все они насквозь пронизаны радостным отношением к жизни, любовью к человеку, все они мужественны, энергичны и вместе с тем озарены доброй, ласковой улыбкой юности.

По самым скромным подсчетам, Дунаевский сочинил около двухсот песен-маршей. А как много было сочинено, да и сегодня сочиняется разными композиторами песен по образцу и под влиянием маршевых песен Дунаевского!

Если Иоганна Штрауса называли «королем вальсов», то Исаака Дунаевского смело можно назвать «королем маршей»!

А что такое «Во саду ли, в огороде» или «Камаринская»? Пляски? Танцы? Конечно. А может быть, песни? И песни тоже. Это песни-пляски или песни-танцы, каких невероятно много в народной музыке, потому что пение песен в народе очень часто сопровождалось плясками, танцами. Кто из нас не знаком с этой прекрасной песенно-танцевальной народной музыкой! В Белоруссии — «Бульба», «Лявониха», «Крыжачок»; на Украине — «Ой, чия це хата», «Гоп, мои гречаныки»; в Латвии — «Куда спешишь, петушок?»; в Польше — многие мазурки, во Франции — бержеретты…

С огромным количеством танцевальных песен встречаемся мы в музыке наших дней, в частности в советской музыке, как, впрочем, встречались с ними и в музыке прошлых времен.

Среди многочисленных форм танцевально-песенной музыки есть одна, которой принадлежит здесь исключительное, совершенно особое место. Я говорю о песне-вальсе. В самом деле: мы знаем песни-пляски, песни-польки, песни-краковяки, песни-гопаки, знаем в наше время появившиеся песни-фокстроты, песни-блюзы и песни-твисты. Но ни один из танцев не породил такого бессчетного числа песен, как вальс. Это действительно удивительный танец! Чудо-танец!

Вальс был рожден почти три века назад как народный танец на стыке трех стран — Германии, Австрии и Чехии. Танцевали его и в городах, и в деревнях, танцевали всюду, где придется, в самой простой, незатейливой обстановке, где собирался и развлекался простой, не избалованный жизнью народ. Танцевали вальс под звуки малюсеньких народных оркестров — четыре, три, а то и два музыканта. И вполне уютно чувствовала себя музыка вальса в таком скромном исполнении.

А потом, где-то уже в XVIII веке, перебрался вальс и в самые богатые городские дома, проник в аристократические салоны, даже в королевские и императорские дворцы. Заиграли вальс музыканты в нарядных камзолах и напудренных париках, в шелковых чулках и ботинках с бантами. Появились специальные профессора — балетмейстеры, и затанцевали вальс обученные этими профессорами богачи и чопорные аристократы. Один историк той поры не без юмора заметил, что вальс распространился по Европе, как эпидемия насморка!

Постепенно, продолжая танцевать вальс, люди стали прислушиваться к музыке этого танца, получившего действительно всеобщее распространение. Вальс обосновался тогда и на концертной эстраде. Он зазвучал в большом оркестре и почувствовал себя в великолепном симфоническом звучании ничуть не хуже, чем когда его играли лишь под танцы — в танцевальном ли зале на роскошном балу или на скромной крестьянской пирушке в селе.

И как-то незаметно получилось, что повсюду стали не только танцевать вальс и не только слушать музыку вальса, но и запели его. Вальсы для пения стали сочиняться и безвестными народными сочинителями, и самыми знаменитыми композиторами. Вальс немедленно перебрался и в оперу. Арии, написанные в движении вальса, сразу же становились популярными, принимались любителями музыки как что-то свое, очень близкое, родное.

Песни-вальсы стали петь под гитару, под аккордеон, под баян. Звучали они в сопровождении эстрадных оркестров, а в наши дни и под джаз. Новые танцы появлялись и исчезали, а вальс оставался. Конечно, характер и самого вальса, и вальсовых песен непрерывно менялся, в разных странах появлялись свои национальные приметы, но все равно он продолжал жить, живет сегодня и, надо думать, будет так же успешно жить и завтра и послезавтра.

Ведь в любом месте, где танцуют, — от простой школьной вечеринки до самого изысканного дипломатического приема — рядом со всеми современными танцами сегодня обязательно танцуют и вальс. Попробуйте спросить самого себя, своих подруг и товарищей, какой «танцевальный образ» возникает в вашем сознании при словах о выпускном школьном бале. Убежден, что подавляющее большинство ответит: «Последний школьный вальс!»

На фоне вальса происходит знакомство Наташи Ростовой с Андреем Болконским в «Войне и мире» Льва Толстого. На фоне вальса разыгрывается драма чистой души и любящего сердца Нины в «Маскараде» Лермонтова. На фоне вальса происходит первая встреча Ромео и Джульетты в опере Гуно.

Песня-вальс и романс-вальс получили широчайшее распространение и в русской классической музыке, и в современной нашей советской музыке.

Вспомните песни народного склада — «Позарастали стежки-дорожки», «Однозвучно гремит колокольчик», «Мой костер а тумане светит».

Вспомните Глинку — «В крови горит огонь желанья», Даргомыжского — «Мне минуло шестнадцать лет».

Вспомните Чайковского — «Растворил я окно, стало душно невмочь», «Средь шумного бала, случайно…»

Припомните неисчислимое количество советских песен-вальсов, начиная с «первых ласточек» в этой области, таких, как очень давняя, в двадцатые годы родившаяся, но до сих пор свежо и романтично звучащая комсомольская революционная песня народного происхождения «Там вдали за рекой загорались огни…».

Не забудьте одну из первых предвоенных песен-вальсов — «Моя любимая» Блантера, ставшую необычайно популярной на фронтах Великой Отечественной войны, вероятно, потому, что своей нежной лиричностью она напомнила бойцам на фронте об их родном доме, о далеких, но сердцу близких, дорогих людях…

Не забудьте и увлекательные вальсы Дунаевского — «Школьный вальс», «Лунный вальс», вальсы из его кинофильмов и оперетт.

А сколько чудесных песен-вальсов было написано в годы Великой Отечественной войны! «В прифронтовом лесу» Блантера, «Заветный камень» Мокроусова, «Московский вальс» Хренникова, «В землянке» Листова, «О чем ты тоскуешь, товарищ моряк» Соловьева-Седого, «Фонарики» Шостаковича… Да разве все перечислишь!

И сегодня, пожалуй, можно сказать, что вальс — одна из самых излюбленных песенных форм в советской музыке, от эстрадной лирической песни до детских песен.

Должен признаться, я сам тоже очень люблю сочинять вальсы. «Наш край» («То березка, то рябина»), «Счастье» («Весенний день, сирень, сирень»), «Школьные годы» («В первый погожий сентябрьский денек»), «Артековский вальс», «Вежливый вальс», «Наша весна» — из кантаты «Песня утра, весны и мира», «Комсомольская-прощальная» из оперы «Семья Тараса» («У старой у околицы родимого села»), «Подснежник», «Подружки» — все это песни-вальсы.

А не так давно появился у нас «Вальс о вальсе». Это увлекательная вальсообразная песня — композитор Эдуард Калмановский и поэт Евгений Евтушенко словно специально для того и сочинили ее, чтобы подтвердить всеобщую любовь к вальсу.

…Пусть проходят года,
Все равно никогда
Не состарится вальс! —

поется в этой песне.

Сказка про храброго пионера

Вот мы увидели, как часто и как легко песня объединяется то с танцем, то с маршем и как образуются при этом такие своеобразные формы музыки, как песня-танец, как песня-марш.

А теперь я хочу рассказать вам о том, как все наши три кита — песня, танец и марш — соединяются в одно неразрывное целое или, во всяком случае, дополняют друг друга внутри одного сочинения. И вас, конечно, не удивит, что речь теперь пойдет о сочинениях более сложных, чем те, о которых мы только что говорили.

Во всем мире и взрослые и дети знают и любят симфоническую сказку Сергея Прокофьева «Петя и волк». Эту сказку замечательный наш композитор, очень любивший детей и сочинивший для них много прекрасной музыки, написал специально для концертов, которые устраивались в тридцатые годы в Московском Центральном детском театре. Исполняется эта сказка так: чтец читает ее небольшими отрывками, а симфонический оркестр играет музыку, которая изображает все то, о чем рассказывается в сказке. А рассказывается в ней о том, как храбрый пионер Петя с помощью птички поймал волка. В сказке вместе с Петей, птичкой и волком участвуют Петин дедушка, кошка, утка и охотники, у которых Петя перехватил добычу, хоть он и был вооружен всего-навсего веревочкой с петлей на конце, а охотники — настоящими ружьями, из которых палили со страшной силой, но без толку.

Эту сказку Прокофьев сочинил не только для того, чтобы доставить удовольствие тем ребятам, которые ее слушают, но и для того, чтобы научить этих ребят слушать симфонический оркестр, узнавать разные инструменты этого оркестра, прислушиваться к тому, как и что может оркестр выражать. Каждое действующее лицо сказки имеет, так сказать, свой инструмент в оркестре. Дедушка изображен низким деревянным духовым инструментом фаготом: фагот все время словно немножко сердится, хотя, в общем-то, он довольно добродушный. Кошку изображает кларнет, деревянный духовой инструмент, звучащий чуть повыше фагота: он играет отрывисто, вкрадчиво. Утка и птичка — еще более высокие гобой и флейта: гобой вроде покрякивает, флейта вроде посвистывает. Волк — довольно страшно звучащие валторны, а охотники — все деревянные инструменты вместе, да еще барабаны в придачу, когда охотники поднимают беспорядочную пальбу.

А Петя? А Петю Прокофьев изобразил при помощи всех струнных инструментов — скрипок, альтов, виолончелей и контрабасов. И вот какую музыку дал он своему главному герою: это одновременно и песенка — Петя как будто что-то напевает, это и танец — Петя словно пританцовывает, подпрыгивает на ходу; это и немножко марш, потому что подпрыгивающая походка Пети все-таки очень четкая, ритмичная — он словно бы и марширует немножко. И очень любопытно, что в конце сказки, когда все ее участники ведут в зоопарк пойманного Петей волка, в музыке звучит великолепный марш, который Прокофьев сделал именно из Петиной мелодии. Вот видите, как в одном и том же музыкальном образе, можно сказать, внутри одной мелодии встретились все наши три кита!

Страшные песни и пляски

Главной темой творчества гениального русского композитора Мусоргского была трагическая судьба русского крестьянина, изнемогавшего от непосильного труда под гнетом помещиков и бар, жившего в невыносимо тяжких условиях, таких тяжких, что смерть начинала порой казаться единственным спасением от этой мучительной жизни. Теме этой Мусоргский посвятил свои лучшие творения — оперы «Борис Годунов» и «Хованщина»; звучит она и в его песнях, которые обычно так и называют — «крестьянские песни».

И вот написал Мусоргский, быть может, одно из самых сильных и трагических произведений во всей русской музыке — цикл песен на слова поэта А. Голенищева-Кутузова под страшным названием: «Песни и пляски смерти». Не только название, но и само произведение тоже страшное.

Это четыре песни, разросшиеся до огромных масштабов, рисующие четыре картины тяжелых человеческих страданий и смерти. Всем, чья смерть описывается в этих песнях, Мусоргский глубоко сочувствует и так передает в музыке свои чувства, что ни у кого из слушателей не остается никаких сомнений в том, что тяжелая, несправедливая жизнь замучила этих людей.

Больной ребенок умирает в беспросветной нищете на руках у своей несчастной матери, обессилевшей от горя и тяжкого труда. Это первая песня.

Прошла вся жизнь в страданиях, не нашел человек счастья на земле, никто не подарил ему любви, о которой он мечтал… А смерть тут как тут — уж она-то полюбит, уж она-то никому не отдаст и сама не оставит… И поет свою безжалостную серенаду… Это вторая песня.

Вот «мужичок убогий» заплутался в зимнем лесу. Подкараулила его смерть и «с пьяненьким пляшет вдвоем трепака». Никогда еще, кажется, не звучал веселый трепак так страшно, как звучит он здесь. И никто не решится обвинить мужичка. Каждому понятно: не от легкой жизни запил бедняга, не справился с жестокой участью, заливал свое горе слезами и водкой… Вот и третья песня—на этот раз уже песня-танец.

До сих пор умирали одинокие люди с глазу на глаз со смертью. А теперь с первых же звуков музыки — стремительной, всесокрушающей — погружает нас Мусоргский в картину кровавой битвы, в которой участвуют огромные массы людей. Стонут смертельно раненные воины, несутся обезумевшие кони, сливаясь с воинственными кличами, звенят скрещивающиеся мечи. Бой все сильней и сильней. Но силы бойцов не безграничны. Постепенно все тише и тише становится на поле, усеянном телами погибших. И вот в полной тишине, озаренная мертвенным светом луны, на боевом коне величаво выезжает Смерть. «Остановилась… оглянулась… улыбнулась…» Сейчас она здесь полководец, все ей подчинено, все подвластно. Звучит полный невероятной жестокости, какой-то неправдоподобно злобной бесчеловечности марш: Смерть-полководец объезжает свои полки… И сразу же марш этот превращается в тяжелую пляску — тоже злобную, тоже бесчеловечную: Смерть притаптывает сырую землю, чтоб никогда погибшим воинам не встать из нее…

Вот четвертая песня — одновременно и песня-марш, и песня-пляска.

Так в одном этом необычном произведении снова объединились песня, танец и марш. Объединились для того, чтобы с особой полнотой передать сложный замысел поэта и композитора, чтобы с особенной силой воздействовать на слушателей.

А теперь наконец об опере

Написал я этот подзаголовок и решил вспомнить: а что об опере уже написано в этой книжке? По правде говоря, я даже не думал, что наша беседа так часто уводила нас в область оперы. Но, право же, избежать этого я был не в состоянии. Заговаривал о песне — не мог пройти мимо оперы; заходила речь о танце — обязательно вспоминал оперу; возникал разговор о марше — тоже не удавалось миновать оперу. Но главное в опере, конечно, пение. Она ведь и родилась от слияния певческого искусства с искусством театральным. Было это в Италии триста с лишним лет назад.

Первые оперные представления поразили публику и критику своей необычайностью: театральные актеры, к которым зрители давно уже привыкли, вдруг, вместо того чтобы разговаривать, запели!

Было чему поразиться! Некоторые критики стали просто смеяться над новым искусством, издеваться над ним, доказывать, что это и не искусство вовсе, а сплошная нелепица.

«Можно ли нечто более смешное видеть, как дуэль, пением сопровождаемую! — писал один из таких критиков. — Люди к смерти готовятся, скорбят о страшном несчастии с приятной и спокойной арией».

И все-таки опера победила, распространилась по всему миру, среди всех народов, все больше и больше завоевывая симпатии многочисленных слушателей-зрителей.

Успех нового искусства отчасти объясняется, может быть, тем, что в нем объединились многие разные, дотоле порознь существовавшие искусства: театр, музыка, пение, танец, живопись… Каждый мог найти в нем то, что любил, что доставляло ему радость и отвечало его духовным запросам.

И уж конечно, в опере слились в одно целое наши три кита. Так основательно слились, что между ними совсем стали стираться всякие грани, и один без другого и без третьего они здесь, кажется, совсем оказались не в состоянии существовать.

Вспомним опять оперу, о которой уже шла у нас речь, — оперу Бизе «Кармен». Мы обнаружили, что знаменитая увертюра к этой опере построена на двух великолепных, блестящих маршах. Теперь я могу сказать больше: вся опера «Кармен», за исключением совсем небольшого числа страниц, построена на песнях, маршах и танцах испанского происхождения, на всевозможных их столкновениях и сочетаниях.

Вот в самом конце увертюры — я обещал вам об этом рассказать, — как только в последний раз отзвучала ее главная маршевая мелодия, после небольшой настораживающей паузы вдруг врывается совсем новая мелодия — короткая, но очень страстная и полная трагической напряженности. Мелодия эта будет на протяжении всей оперы развиваться вместе с развитием трагической судьбы героини оперы — работницы табачной фабрики цыганки Кармен.

Что же это за мелодия? Она как будто не похожа на песню, тем более не похожа ни на танец, ни на марш. И все-таки это песня. Вернее, такой мелодический напев, который нетрудно встретить в цыганских песнях. Ведь Кармен — цыганка!

О том, что мелодия второго марша, прозвучавшего в увертюре, превращается в знаменитую арию тореадора Эскамильо, я уже говорил. А теперь добавлю, что из двух популярнейших испанских танцев — сегедильи и хабанеры — Бизе создал две центральные арии своей героини. Третья ее ария, полная предчувствия скорого конца, выросла из короткой мелодии — песни, завершавшей увертюру.

Одна ария героя оперы Хозе основана на песне, другая — на марше.

Перечислять все песни, марши и танцы, которые звучат в «Кармен», — это значит перечислять почти все музыкальные номера оперы. Сейчас я, конечно, делать этого не собираюсь. Но вот когда вам доведется в театре или по радио слушать эту замечательную оперу, обратите внимание на то, как вся она пронизана песенными, танцевальными и маршевыми ритмами и мелодиями. Не только гениальным даром, но и великолепным мастерством надо было обладать, чтобы опера при этом оказалась произведением в высшей степени цельным, непрерывно и напряженно развивающимся, а не просто «венком» песен, танцев и маршей, как это иногда бывало и до Бизе, и после него в операх менее талантливых композиторов.

В операх, в которых нет ни одной песни, ни одного танца и ни одного марша — это хоть и чрезвычайно редко, но все же бывает, — мы все равно встретимся и с песенностью, и с танцевальностью и с маршевостью. Без этого мы не найдем ни одной оперы. И это очень понятно: если песенность лучше всего передает чувства задушевные, лирические, поэтичные, то танцевальность помогает передать легкость характера, подвижность, игривость, а маршевость служит прежде всего для передачи мужественности, решительности, силы духа, героизма.

Вот, например, почему в опере Бородина «Князь Игорь» знаменитый «Плач Ярославны» — горестная ария княгини, тоскующей по ушедшему в поход князю, — звучит как песня; героическая ария плененного половцами князя «О дайте, дайте мне свободу, я свой позор сумею искупить!» звучит почти как марш (в той части, где князь вспоминает о Ярославне, марш этот переходит в песню); а удалая ария Владимира Галицкого — ему все нипочем, ему море по колено, лишь бы поразвлечься, покутить, — написана Бородиным совсем как пляска.

По-настоящему хорошая музыка характером своим всегда точно соответствует чувствам и мыслям, которые композитор хотел в этой музыке выразить. Когда вы слушаете музыку, старайтесь услышать и почувствовать этот ее характер, и тогда многое, очень многое в музыке будет становиться для вас и понятнее и интереснее.

Вот доведется вам когда-нибудь услышать и увидеть в театре одну из самых лучших опер Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» — и вы сразу заметите, какая огромная разница не только в человеческих характерах, но и в самой музыке двух главных действующих лиц оперы.

Дева Феврония — воплощение доброты, мягкости, всепрощения и, главное, безграничной любви к людям, к народу, к своей родине. И все, что в опере поет Феврония, проникнуто чудесной народной песенностью. Именно благодаря Февронии мы всю эту оперу слышим как сплошную, бесконечно льющуюся песню…

Иное дело Гришка Кутерьма — юродивый, замученный горем и нуждой, вечно пьяненький, опустившийся до самых страшных низин жизни. Попав в плен к татарам, он мук убоялся и предателем стал — показал врагу путь к городу Великому Китежу. Очень сложный образ. И очень не простыми красками воплотил его в своей опере Римский-Корсаков. Вся музыка Гришки соткана из горестной песни-плача и из нагловатой пьяной пляски. Поэтому-то мы вместе с композитором одновременно и жалеем Гришку, и осуждаем его…

И когда рядом, в одной и той же сцене, встречаются Феврония с Гришкой Кутерьмой, мы не только видим, но и слышим по характеру самой музыки, что встретились два совсем противоположных человека, словно добро и зло встретились и в спор вступили…

А вот еще одна опера. Опера Дмитрия Шостаковича «Катерина Измайлова», написанная по рассказу Лескова «Леди Макбет Мценского уезда». Всю музыку главной героини оперы, Катерины, композитор написал с огромным сочувствием к этой женщине, рисуя ее как жертву диких нравов старой, дремучей дореволюционной купеческой России. И все, что в опере связано с образом Катерины, звучит как песня — то лирическая, то полная глубокого трагизма.

А наряду с этим в опере немало иронии, доходящей порой до острейшей сатиры. Так, работники, прощаясь со своим хозяином, делают вид, что грустят, а в душе рады его отъезду. И поют слова прощания: «Зачем же ты уезжаешь, хозяин, зачем?» — на мотив не слишком серьезного вальса. Так композитор подчеркнул подлинное отношение работников к купцу, где уж во всяком случае нет места искренней любви. Свекор Катерины, вспоминая свои молодые годы, вдруг запевает лихую мазурку и этим сразу раскрывает свой далеко не безупречный нрав.

А городовых в участке Шостакович заставляет петь совсем уж непристойный для «блюстителей порядка» опереточный вальс, да еще на такие слова: «На-ше жа-ло-ва-нье скуд-но, брать же взят-ки о-чень труд-но…»

Вот видите, как танцевальность ворвалась в оперу даже тогда, когда композитор не дал в ней ни одного танца, ни одной танцевальной сцены!

Теперь, я думаю, настал момент, когда мы с вами должны задать себе вопрос: откуда же возникает в музыке то, что на слух никак не похоже ни на песню, ни на танец, ни на марш, то, в чем мы не ощущаем ни песенности, ни танцевальности, ни маршевости?

Что лежит в основе такой музыки? Каким образом связана она с нашими тремя китами? Нет ли еще чего-нибудь такого важного, без чего этих китов было бы недостаточно, чтобы музыка могла существовать, развиваться, рождать самые различные, богатые и сложные формы?

Если вы зададите мне сейчас все эти вопросы, я скажу только одно: удивительно, как вы не задали мне их до сих пор! Или, может быть, вопросы эти и приходили вам в голову, да вы не хотели перебивать меня и решили дождаться, когда я сам заговорю об этом? Ну что ж, в таком случае за выдержку вашу и терпение вас можно похвалить.

А теперь, после того как мы основательно разобрались в трех китах, можно и дальше пойти.

И не только можно, но и обязательно надо, потому что, какую бы большую роль в музыке ни играли песня, танец и марш (а мы убедились в том, что роль эта поистине огромна), ими музыка еще не ограничивается.

Это точно так же, как всякий дом держится на фундаменте, но ведь не только из фундамента дом состоит! Фундамент, можно сказать, связывает дом с землей, с почвой, на которой он держится. Так же и наши три кита, самые массовые, самые широко распространенные формы музыки — песня, танец и марш, — связывают все богато развитое здание музыки с огромными массами людей, с народной почвой. Но не только из них состоит это прекрасное здание.

Военно-патриотическое воспитание подростков

1 Военно-патриотическое воспитание подростков

1.1 Основные направления в формировании личности у подростков

1.2 Военно-патриотическое и культурное воспитание подростков и военнослужащих

2 Роль военных ансамблей в воспитании подростков

2.1 История возникновения военных ансамблей песни и пляски

2.2 Практическая работа

Культурно-просветительская работа является одной из сфер государственной деятельности, одним из проявлений воспитательной функции нашего государства. На протяжении десятилетий наша отечественная культура вынуждена была влачить свое полунищенское существование в жестких тисках авторитарно-бюрократической системы.

Кое-кто возразит в том плане, что как бы ни критиковали мы свое прошлое, но факт остается фактом: за семь послереволюционных десятилетий страна ушла далеко вперед от состояния одной из самых отсталых в Европе по уровню образования народа, преодолела вековую отторгнутость масс от достижений литературы, искусства, науки. Конечно, достижения могли быть гораздо внушительнее, не проигнорируй мы очень актуальную ленинскую мысль о том, что в условиях, когда вопрос о политической власти уже решен, на передний план в повседневной деятельности партии должны быть выведены «задачи культурные», поскольку именно как раз «уровень культурного развития всей народной массы» является и непременным условием успешных социально-экономических и политических преобразований, и воплощением главной цели – развитие личности. Эта наша нравственная глухота обернулась тяжелыми потерями как для общества в целом, так и для Вооруженных Сил — одной из важнейших его структур.

Дело дошло до того, что понятия «армия» и «культура» стали у нас трактоваться как несовместимые, противоречащие друг другу. Хотя такого рода утверждение конечно же несостоятельно. Армия у нас является не только могучей боевой силой, но и большой силой созидания, культуры. Именно она, Советская Армия, например, стала колыбелью знаменитых на весь мир дважды Краснознаменного ансамбля имени А. В. Александрова, Центрального академического театра Советской Армии, многих наших военных, духовых оркестров, демонстрировавших свое мастерство в различных странах мира.

Объект исследования – подрастающее поколение. Предмет исследования – военно-патриотическое воспитание.

На основе полученных знаний по педагогике, психологии, культурологи, музыки можно развить чувства прекрасного, формировать в учениках высокие эстетические вкусы, научить любить и понимать искусство. В своем развитии они должны опираться на народное искусство, использовать его богатство, его разнообразие, его глубину, чистоту, опираться на положительный опыт своих предшественников, трудом которых создавался и развивался жанр искусства.. Наше искусство, наша культура должны быть достойны великого времени в котором мы живем.

На заре возникновения единого народа его стремлением было утвердиться на той земле, на которой они существовали. Защита своей территории накладывала отпечаток на быт каждого человека. В этот период каждый мужчина был воином, его достоинство определялось силой, храбростью и отвагой, а необходимыми качествами предводителя были мудрость и доблесть. Военная музыка существовала не только для того, чтобы доставлять воинам на войне эстетические удовольствия, но и чтобы возбуждать и поднимать воинственные эмоции, она «воодушевляла» на подвиг, дисциплинируя боевой пыл, а кроме того, успокаивала взвинченную нервную систему и прогоняла страх, открывая свободный путь для храбрости.

Искусство самых древних времен рассматривалось как часть и средство воспитания, то есть известного длительного изменения нашего поведения и нашего организма. Уже давно выражалась мысль о том, что искусство как бы дополняет жизнь и расширяет ее возможности. Искусство есть необходимый разряд нервной энергии и сложный прием уравновешивания организма и среды в критические минуты нашего поведения.

Актуальность исследования. На сегодняшний день подрастающее поколение не хотят не то что вступать, а даже думать о службе в рядах Вооруженных сил Казахстана. Встает вопрос почему? Потому что сегодня вряд ли у кого вызовет удовлетворенность отражение в литературе и искусстве, жизнь современной Армии. Взять, скажем те же художественные киноленты. Например фильм «Делай раз!»- «Дедовщина», которой он посвящен, она преподнесена как порождение армейской действительности. А сами методы казарменного хулиганства отличаются в фильме крайней жестокостью и изощренностью. Похоже, что авторы его задались целью использовать всю эту грязь для достижения «остросюжетности» и «зрелищности» своего кинопроизведения. Другой сериал «Солдаты» явно высмеивает офицерский состав, тем самым показывая что офицеры мало образованные, не культурные люди. Все это является анти пропагандой Вооруженных сил. Такие фильмы способны лишь, еще больше усилить антиармейские настроения в нашем обществе.

И поэтому нашей задачей является направить подрастающее поколение в нужное направление. Провести военно-патриотическую пропаганду, подчеркнуть все великое и ценное в нашем историческом наследии потому что веками наш народ воспитывался в духе высокой нравственности, генами нам переданы в наследство и чувство стыда, и сдержанность, и милосердие; раскрыть военную культуру и историю возникновения военных ансамблей песни и пляски и их предназначение. Показать что концертная программа военного ансамбля несет в себе не только военно-патриотический, но и эстетический, культурный и нравственный характер.

Цель исследования – раскрыть, что Армия является не только хранительницей лучших традиций общества, но и наиболее чистым и возвышенным олицетворением духовности. И эти традиции глубокими корнями уходят в отечественную историю. Неслучайно многие гении русской и казахской культуры прошли через воинскую службу. Это значит что Армия есть не только вооруженная, но и духовная сила. Подрастающее поколение не должно забывать о том, что их предки веками создавали культуру и историю, которые передавали из поколения в поколение, что их прадеды и деды яркие примеры верности воинскому долгу и Отечеству.

В армейской среде еще немало проявлений невежества, поверхностных знаний, отсутствия благородства чувств. А это и есть те препоны, которые надо разрушить, если мы всерьез задались целью сформировать в каждом будущем воине всесторонне развитую личность, способную вершить большие дела во имя защиты нашего Отечества, причем не только по разуму, но и по сердцу.

Экспериментальная база – курсанты Алматинского военно-командного училища и учащиеся средней школы №51.

1 Военно-патриотическое воспитание подростков

1.1 Основные направления в формировании личности у подростков

Педагогика является относительно молодой наукой, но истоки ее, начала педагогических знаний, уходят в глубокое прошлое. Слово педагогика в переводе с греческого означает детоводство. Педагогами в древней Греции называли рабов, сопровождавших детей рабовладельцев в школу. В дальнейшем значение этого термина было переосмыслено — так стали называть лиц, занимающихся воспитанием детей и имеющих для этого специальную подготовку.

Таким образом, педагогика возникла как наука о воспитании подрастающих поколений. Такое представление о педагогике стало традиционным и сохранялось очень долго. Однако человеческое общество, постоянно развиваясь, предъявляло все новые требования к воспитанию и образованию людей, расширялись границы воспитания, возникала необходимость в специальных учебных заведениях для образования и целенаправленного воспитания взрослых людей.

Первые умения, которыми человек овладел в процессе труда, передавались потомству. По мере усложнения трудовой деятельности, накопления трудового опыта, а потом и знаний об окружающей жизни изменяется и само воспитание.

По мере совершенствования воспитания, особенно с возникновением школы, воспитательная деятельность становится особым видом профессиональной деятельности. Возникает особая профессия — педагог.

Зачатки педагогических знаний начинают формироваться вместе с возникновением воспитания и постепенно развиваются, совершенствуются. Они обобщаются и существуют в виде житейских правил, пословиц и поговорок. Многие из них сохранились до настоящего времени, передаются из поколения в поколение и составляют сокровищницу народной педагогики.

Предметом педагогики является изучение закономерности воспитания человека. Для того чтобы полнее и глубже определить предмет педагогики различают воспитание как объективное общественное явление и воспитание как специально организованную воспитательную работу, направленную на развитие человека.

Она изучает цели, содержание, средства и методы воспитательной деятельности, характер тех изменений, которые претерпевает человек в ходе воспитания. В ходе воспитания происходит передача общественно-исторического опыта старших младшим. Важнейшей задачей воспитателя является формирование нового человека, строителя общества.

Личностью принято считать конкретного человека, члена данного общества. Чтобы стать личностью, человек должен достичь определенного уровня психического развития и быть в состоянии воспринимать себя как единое целое, отличное от других людей *.

Личность характеризуется наличием определенных взглядов и отношений, собственных моральных требований, уровнем активности и рядом других важных свойств, которые складываются не сразу, Становление личности и ее совершенствование в ходе жизни, а также в результате развития и воспитания принято называть формированием.

Формирование свойств личности начинается с детского возраста и особенно интенсивно протекает в подростковом и юношеском возрасте, достигая своей относительной завершенности во взрослом состоянии. Дальнейшее совершенствование свойств личности продолжается на протяжении всей жизни. В развитии и совершенствовании личности большое значение принадлежит воспитанию.

Развитие личности — это прежде всего процесс ее духовного роста, совершенствования, качественного изменения во всех значимых для личности сферах: в деятельности, в отражении окружающей действительности, в отношении к окружающим явлениям, к людям, в познавательных процессах.

Развитие и совершенствование личности, особенно в детские и юношеские годы, происходит главным образом под влиянием воспитания. Но степень и характер воздействия воспитания во многом зависят от того, насколько воспитание учитывает закономерности развития. Таким образом, между воспитанием и развитием существует двусторонняя связь. Поэтому важно глубже рассмотреть закономерности развития личности.

В современном обществе проявляется большой интерес к изучению личности. Однако подход к пониманию природы личности, условий ее развития и формирования в современной науке далеко не одинаков.

«. Действительное духовное богатство индивида,— писали К. Маркс и Ф. Энгельс,— всецело зависит от богатства его действительных отношений. » .

Человек постоянно познает природу, открывает в ней все новые и новые законы и заставляет природу служить себе. История развития общества — это непрерывный процесс развития и совершенствования трудовой деятельности, в которой развивается и совершенствуется сам человек. Он все больше узнает об окружающем мире, приобретает новые умения и навыки, у него возникают новые интересы и потребности.

Воспитание открывает перед человеком широкий круг знаний, знакомит его в определенной системе с окружающей жизнью. Оно обеспечивает образование в мозге человека огромного количества нервных связей и приводит к совершенствованию всей психической деятельности. В подростковом возрасте усиливается интерес учащихся к своей личности, а с ним и возможности самовоспитания. В юношеские годы интенсивно формируются собственные взгляды, стремления, идеалы. Они определяют поведение человека. Помочь школьникам правильно определить цели в жизни, направить их стремления, выработать принципы поведения соответствующие нормам морали, — важная задача воспитания.

С первого дня обучения детей в школе выявляется, что первоклассники приходят в школу с разными знаниями об окружающей жизни, имеют далеко не одинаковые моральные представления, черты характера, привычки. Они по-разному относятся к школе. Некоторые дети умеют дружно играть с товарищами, если надо, поделятся игрушками. Другие стараются держаться в стороне.

Эту разницу в развитии моральных качеств, общественных представлений, навыков и привычек поведения у учащихся должна преодолеть школа в процессе нравственного воспитания.

Школьное образование на нравственное воспитание подрастающих поколений оказывает большое влияние. Нравственное воспитание осуществляется в определенной системе. После окончания школы идет не столько приобретение новых качеств, сколько их совершенствование или исправление. Поэтому содержание нравственного воспитания детей за период школьного обучения должно быть очень емким, охватывать все области нравственности.

На первый план в выдвигаются те черты, которые характеризуют отношение человека к обществу, его обязанности перед народом, перед обществом:

— добросовестный труд на благо общества;

— забота каждого о сохранении и умножении общественного

— высокое сознание общественного долга.

Красота и благородство нравственного облика проявляются в новых взаимоотношениях между людьми, основанных на гуманизме и коллективизме. Поэтому нужно воспитывать у подрастающих поколений коллективизм и товарищескую взаимопомощь, умение жить по правилу: «Один за всех, все за одного», чувство дружбы (человек человеку — друг, товарищ и брат), сознательную дисциплину и культуру поведения.

Важным разделом является воспитание морально-волевых черт характера: честности и правдивости, нравственной чистоты, простоты и скромности в общественной и личной жизни, уважения к старшим.

Уже с детства следует воспитывать нетерпимое отношение к несправедливости, нечестности, тунеядству, к отрицательным качествам и поступкам, которые мешают строить новое общество.

Важное место занимают нравственные принципы взаимоотношений различных наций и народов:

— дружба и братство всех народов, нетерпимость к национальной и расовой неприязни;

— братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами;

— непримиримость к врагам, дела мира и свободы народов.

Эти принципы определяют направление и содержание интернационального воспитания, включают учащихся в борьбу казахского народа за мир во всем мире, против расизма, человеконенавистничества.

Нравственное воспитание осуществляется во всех звеньях воспитательной работы с учащимися, на уроках, в процессе обучения и трудовой подготовки, эстетического и физического воспитания. Нравственные нормы нельзя просто заучить, их надо глубоко осмыслить, прочувствовать и пережить, тогда они станут моральной нормой поведенияученика. Эти положения должны быть исходными при определении методики нравственного воспитания.

Под эстетическим воспитанием подразумевается формирование эстетических вкусов и идеалов личности, развитие способности правильного понимания прекрасного в действительности и в искусстве.

Задачи эстетического воспитания состоят в том, чтобы, знакомить учеников с образцовыми произведениями искусства, тем самым повышать культуру подрастающих поколений, развивать их художественный вкус, учить верному пониманию прекрасного.

Общество развивалось, на смену одному общественному строю приходил другой, менялись взгляды и представления людей, в том числе и взгляды на прекрасное, на пути его воздействия на человека. Но споры об эстетическом воспитании не утихали, творческая, ищущая мысль все глубже раскрывала его природу, пути воздействия на личность человека.

Эстетическое воспитание интересует современного человека нисколько не меньше, чем наука и техника. Более того, специалисты в области эстетического воспитания фиксируют резкий скачок, взрыв интереса к вопросам эстетического воспитания в современном мире.

Под эстетическим воспитанием понимается также воспитание способности восприятия и правильного понимания прекрасного в действительности (природе, труде, общественных отношениях, поступках людей) и в искусстве, развитие эстетических взглядов, вкусов и чувств, потребности и способности участвовать в создании прекрасного в искусстве и жизни.

В целостном процессе эстетического воспитания могут быть выделены важнейшие звенья, элементы целого. Одним из них следует считать формирование эстетического чувства, способности правильно воспринимать, оценивать прекрасное в природе, труде, общественной жизни и поведении людей.

Правильное восприятие и оценка прекрасного формируются на основе глубоких и разносторонних знаний искусства и жизни. Знания являются важнейшей предпосылкой формирования эстетических взглядов, вкусов.

Полноценное эстетическое воспитание нельзя себе представить без активного участия людей в создании прекрасного. Поэтому советская система эстетического воспитания включает в качестве составного элемента эстетическую деятельность детей и взрослых. Гармоническое развитие всех этих сторон — важное условие подлинного расцвета личности. Через систему знаний и образных воздействий растущий человек воспринимает, впитывает, совершенствует правильное отношение к людям, Родине, непреходящим культурным ценностям.

Воспитание эстетического идеала, вкусов, оценок является вместе с усвоением знаний мощным фактором формирования мировоззрения, закаляет личность для активного участия в идеологической борьбе.

Умение видеть, чувствовать, понимать и создавать прекрасное в искусстве и жизни не приходит само собой. Эту способность надо целеустремленно воспитывать.

Искусство в тесном единении с наукой на любой ступени обучения развивает умственные силы ребенка, формирует научные представления о мире.

В эстетическом воспитании большое значение имеет принцип творческой самодеятельности школьников. В процессе художественного творчества ученик упражняет свои силы, развивает ряд ценных качеств личности.

Сделать само детство красивым, научить детей видеть и создавать красивое в повседневной деятельности и преобразовывать, изменять жизнь к лучшему — в этом состоит одна из важных линий эстетического воспитания в современной школе.

Искусство воздействует на чувства человека через художественный образ, вызывает у него яркие переживания, способствует формированию разнообразных чувств. Подчеркивая значение чувств в эстетическом воспитании, В. И. Ленин отмечал, что без эмоционального отношения к действительности нет настоящего понимания прекрасного, а есть лишь резонерство и модные суждения.

Младшие школьники обладают ярко выраженной способностью глубоко чувствовать и переживать прекрасное. Поэтому в работе с учащимися необходимо использовать каждую возможность для занятий искусством, чтобы раскрыть детям прекрасное в жизни, обогатить их духовный облик, побудить к активной общественной деятельности, к борьбе с тем, что мешает утверждению лучших человеческих идеалов в жизни.

В занятиях танцами ученики удовлетворяют свою естественную потребность в движении, смене впечатлений и деятельности. Это стремление надо использовать для развития художественного восприятия, ознакомления их с красивыми танцевальными движениями, приучать их слушать музыку.

Занятия танцами содействуют физическому развитию, приучают их правильно и красиво ходить.

В процессе обучения танцам к учащимся предъявляются определенные требования в отношении их общей организованности, дисциплинированности, вежливой и дружеской формы обращения друг с другом, умения внимательно выслушивать указания педагога. Все это способствует воспитанию дисциплинированности и эстетики поведения.

Физическое совершенство — это прежде всего высокая степень развития у человека физических качеств, важнейшими из которых являются сила, выносливость, быстрота и ловкость. Кроме того, хорошо физически развитый человек должен в совершенстве владеть жизненно важными двигательными навыками: уметь правильно и легко ходить, быстро бегать, плавать, ходить на лыжах.

Подлинное физическое совершенство может быть достигнуто в результате физического воспитания человека с первых лет его жизни.

В школьном возрасте закладываются основы всестороннего гармонического! развития личности ребенка. Важную роль при этом играет своевременное и правильно организованное физическое воспитание, одной из основных задач которого является развитие и совершенствование движений. Развитие и совершенствование движений ребенка в период школьного детства осуществляются разными путями. С одной стороны . обогащению двигательного опыта детей, приобретению новых навыков и умений способствуют их самостоятельная деятельность, игры, труд, специально организованные; мероприятия по физической культуре, направленные на решение как оздоровительного» так и воспитательного характера задач. С другой стороны, о чем часто забывают а шкодах, занятия хореографией, развивающие у детей не только творческие способности!» чувство красоты, ритма, музыкальность, но и содействующие их постоянному физическому развитию и совершенству.

В организации физического воспитания учащихся педагогика опирается на данные физиологии о взаимосвязи и взаимодействии всех частей организма человека, функций всех органов при ведущей роли нервной системы и ее высшего отдела — головного мозга. Научный, физиологический подход к человеку требует так построить физическое воспитание детей, чтобы обеспечить гармоничное развитие всего организма.

Подчинение правилам физической культуры воспитывает у учащихся организованность, внимание, умение управлять своими движениями, способствует проявлению волевых усилий. Очень важна роль физической культуры в увеличении двигательной активности учащихся в течение дня. Особое значение имеют они для увеличения физиологических нагрузок на организм. Активные двигательные действия при эмоциональном подъеме способствуют значительному усилению деятельности костно-мышечной, сердечно-сосудистой и дыхательной систем, благодаря чему происходит улучшение обмена веществ в организме и соответствующая тренировка функций различных систем и органов.

Влияние физкультуры на развитие движений учащихся, а также некоторых волевых проявлений их во многом зависит от того сколько времени длится занятие по данному уроку.

Физическое воспитание — педагогический процесс, который направлен на морфологическое и функциональное совершенство организма человека, формирование и улучшение его основных жизненно важных двигательных умений и связанных с ними знаний, Показателем физического воспитания является уровень здоровья населения, всестороннего развития физических способностей, спортивного мастерства и проникновения физического воспитания в повседневный быт людей.

Физическое развитие — это процесс становления и изменения биологических форм и функций организма человека, совершенствующихся под влиянием условий жизни и воспитания, которое является важнейшим, но не единственным фактором развития.

Физическая культура является частью общей культуры, совокупностью достижений общества в деле создания и использования специальных средств физического совершенствования народа.

В процессе физического воспитания детей решаются следующие задачи:

— укрепление здоровья и закаливание, содействие правильному физическому развитию и повышению работоспособности организма;

— формирование и совершенствование двигательных навыков и умений, обучение новым видам движений и сообщение связанных с этим знаний;

— развитие основных двигательных качеств (силы, выносливости, быстроты и ловкости);

— воспитание воли, смелости, настойчивости, дисциплинированности, коллективизма, чувства дружбы и товарищества, навыков культурного поведения.

Физическое воспитание должно содействовать укреплению опорно-двигательного аппарата учащегося путем умелого подбора движений, а также всей постановки учебно-воспитательной работы.

В занятиях по физкультуры педагог применяет различные методы обучения, сложившиеся и проверенные в педагогической практике и отвечающие требованиям педагогической науки. Преподаватель использует тот или иной метод обучения в зависимости от поставленной им учебной задачи, от содержания занятий, от возраста учеников.

На каждом этапе обучения посильная завершенность исполнения движений является обязательным требованием. Последовательная и систематическая физическая подготовка помогает достигнуть должных результатов. Приступая к тренировке движений, преподаватель прибегает к определенным методическим приемам. Многократное повторение упражнений, расположенных в определенной последовательности, постепенно приводит к гармоническому развитию тела и достижению необходимой правильности, свободы и точности движений. По мере усвоения, движения эти усложняются.

Задачи физического воспитания могут быть успешно решены только при воздействии на учащихся всей системы физического воспитания. Эта система определена в «Положении о физическом воспитании учащихся общеобразовательной школы», введенном в 1971 г., и включает в себя уроки по физической культуре, внеклассную спортивно-массовую работу в школе (кружки физической культуры, спортивные секции, спортивные соревнования), физкультурно-оздоровительные мероприятия в режиме школьного дня.

Почти все исследования генетической психологии сосредоточены на детстве и юности – периоде формирования личности. От, как меняется личность и ее самосознание после наступления половой и социальной зрелости, известно очень мало. Но детские и юношеские переживания можно правильно оценить только в свете последующего опыта личности, с учетом всего ее жизненного пути. Практически все психологи считают юность критическим периодом формирования самосознания.

Социальная ситуация развития переходного возраста включает в себя целый ряд автономных, хотя и взаимосвязанных процессов: сдвиги, происходящие в организме, завершение физического и полового созревания; изменения в содержании деятельности, общественном положении и структуре социальных ролей; перемены в структуре общения и круге «значимых других», на которых индивид ориентируется; развитие психических процессов и способности, включая интеллект и эмоции; сдвиги в мотивационной сфере и ценностных ориентациях. Все эти процессы в их единстве стимулируют рост самосознания.

Половое созревание, нарастание физической силы, изменение внешних контуров тела, несомненно, активизируют у подростка интерес к самому себе. Но дело не в самих по себе физиологических процессах, а в том, что физическое созревание является одновременно социальным символом, знаком повзросления, возмужания, на который обращают внимание и за которым пристально следят другие, как взрослые, так и сверстники.

Сознание своей половой принадлежности во всех возрастах – один из наиболее важных и устойчивых элементов самосознания. Период полового созревания и непосредственно следующие за ним годы в этом отношении особенно уязвимы. Не последнее место при этом занимает оценка своего тела и наружности.

Осознание и оценка ребенка своего тела и внешности начинается уже в первые годы его жизни, но особое внимание оценке внешности и ее соответствия половому стереотипу уделяется в подростковом возрасте. Подросток во всех отношениях обуреваем жаждой «нормы», чтобы все у него было «как у других». Разница в темпах развития оказывает заметное влияние на психику и самосознание. Раннее физическое развитие, давая преимущества в росте, физической силе и т. п., способствует повышению престижа у сверстников и уровня притязаний. Для завоевания престижа в мальчишеской компании иногда достаточно физической силы и спортивных достижений.

Юноши, которые не уделяли учебе должного внимания, используя другие способы самоутверждения, со временем могут оказаться в худшем положении, чем их физически более слабые ровесники, которые компенсировали этот недостаток усиленным умственным трудом.

Особенности биологического созревания, его темп, ритм ставят перед индивидом определенную проблему, подлежащую решению. Но разрешение этой проблемы зависит от ситуации в которой находится формирующаяся личность, и от нее самой. Взрослые (учителя и родители) не всегда учитывают как много тайных тревог и страхов вызывают у подростков, такие проблемы как рост, вес, запоздание вторичных половых признаков и т.д. Подростковый эталон красоты и просто «приемлемой» внешности часто завышен, нереалистичен.

В отличии от конкретного детского мышления, в 15-16-летнем возрасте человек уже оперирует обобщенными логическими формулами. Юношеское мышление более гибко и одновременно более реалистично, чем детское. Более того у старшеклассников появляется тяга к абстракции, к оперированию понятиями, формулами, гипотезами. Теоретизирование становится в этом возрасте насущной психологической потребностью. Юность – возраст горячих споров, предметом которых может быть все, что угодно жадного философствования, теоретизирования даже на совершенно неизвестные темы, поисков формулы счастья и формулы любви. Юность особенно чувствительна к собственному «Я» и вообще «внутренним» психологическим проблемам. Главное психологическое приобретение ранней юности – это открытие своего внутреннего мира. Для подростков внешний, физический мир – только одна из возможностей субъективного опыта, средоточием которого является он сам.

Обретая способность погружаться в себя, в свои переживания, юное существо открывает целый мир новых эмоций, красоту природы, звуки музыки, новые краски. Главным измерение времени в самосознании подростков является будущее, к которому они себя готовят. Мечты о будущем занимают центральное место в их переживаниях.

Каждый возраст жизни, как и каждое время года, имеет свою собственную прелесть. Подростки обычно ищут подтверждение своей ценности в трудовых, учебных или спортивных достижениях.

Человек открывает себя и существует только через другого, по отношению к другому. Он ищет свое подобие, с которым он мог бы разделить собственную идентичность. Общение с родителями важно не только в детстве, но и в последующие годы жизни. При своей тяге к самостоятельности, подростки остро нуждаются в жизненном опыте и помощи старших. Родители остаются для них важным эталоном поведения. Тем не менее реальные взаимоотношения подростков с родителями часто обременены конфликтами, связанные с отсутствием или недостатком взаимопонимания. Изменения, происходящие с подростками часто совершаются слишком быстро и ускользают от родительского глаза. Ребенок вырос, изменился, а любящие родители все еще видят его таким, каким он был несколько лет назад, причем собственное мнение кажется им непогрешимым.

Переходный возраст активизирует работу самосознания, на первый план выдвигается оценка своих перспектив и возможностей: подросток задумывается о том, кем он может и должен стать. Дружба и любовь открывают им богатство их внутреннего мира, а мировоззренческий поиск помогает найти свое место в общественной жизни.

1.2 Военно-патриотическое и культурное воспитание подростков и военнослужащих

Каждый человек отличается большой любовью к своей Родине — государству трудящихся и выражают эту любовь в конкретных делах, направленных на укрепление ее славы и могущества.

Настоящих патриотов нашей Родины отличает последовательный интернационализм, т. е. глубокое уважение к другим странам, нашим друзьям, также к трудящимся всего мира.

Любовь к трудящимся, братская солидарность с ними предполагают ненависть к их эксплуататорам, душителям свободы и прогресса. Таким образом, патриотизм — это сплав чувства любви к Родине. Эти особенности советского патриотизма налагают свой отпечаток на весь процесс патриотического воспитания детей.

Формирование гражданина, патриота своей Родины начинается в детском возрасте с чувства любви к родным людям, родному краю, природе, традициям. На основе этих общих для всех чувств формируется и укрепляется высокое чувство любви к Родине.

Поэтому развитие у подростков чувства любви к близким, к родному краю становится одним из важных направлений работы школы в деле патриотического воспитания. Формирование чувства привязанности к родным местам — один из компонентов патриотического воспитания. Опираясь на эти чувства, необходимо идти дальше. По мере овладения знаниями школа призвана воспитывать у детей чувство любви к нашему советскому строю, показывать его преимущества перед капиталистическим строем, растить сознательных, убежденных защитников нашего социалистического общества.

Важной задачей является воспитание у подростков любви к трудовому и боевому революционному прошлому нашей Родины. Красочный, яркий рассказ о поступках герое труда, о ратных подвигах наших людей во время вой вызывает сильные переживания и прилив благородных патриотических чувств. Переживание может возникнуть и как результат сопереживания жизни другого человека. На этих благородных традициях прошлого формируется стремление преумножить славу и могущество нашей страны.

Школа направляет свои усилия на то, чтобы патриотические чувства подростков находили выражение в полезных делах на благо Родины, с этим тесно связана и другая задача — воспитание у детей готовности защищать свою страну.

Вся работа школы по патриотическому воспитанию подростков должна проводиться в единстве с интернациональным воспитанием: воспитанием у детей чувства дружбы народов нашей страны, братской солидарности с народами социалистических стран, с трудящимися всего мира, нетерпимости к расовой и национальной неприязни, ненависти к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.

Высокое чувство любви к Родине может сложиться лишь в результате целой системы средств воспитания, включающей в себя пропаганду, пример, организацию поведения и деятельности учащихся.

Огромное значение в воспитании патриотических чувств принадлежит учебному процессу. На уроках учащиеся изучают прошлое и настоящее нашей Родины, знакомятся в лучшими представителями науки, культуры, героями борьбы и труда. Знание является важнейшей предпосылкой для возникновения патриотических чувств. Урок является источником получения знаний о Родине.

На основе этих знаний формируется и закрепляется чувство любви к Родине. Иногда учащиеся младших классов не имеют достаточного представления о своей стране. Многие из них под словом Родина понимают только местность, в которой они живут. Такое представление является исходным для формирования другого, более глубокого представления о Родине как о государстве. В зависимости от характера материала учителя делают это различными путями.

Уровень патриотического воспитания во многом зависит и от, содержания материала школьных учебников. Его воздействие на детей может быть усилено за счет привлечения отрывков из мемуарной литературы, использования кинофильмов и диафильмов, картин.

Важное значение в военно-патриотическом воспитании имеет подготовка молодежи к службе в Вооруженных Силах. Основными ее формами являются начальная военная подготовка, учеба в школах и клубах Добровольного общества содействия армии, авиации и флоту (ДОСААФ), занятия техническими и военно-прикладными видами спорта. Юноши еще до призыва их в Вооруженные Силы заблаговременно приобретают военные знания и навыки, чтобы быстрее стать умелыми защитниками своей Родины. Это соответствует ленинскому указанию о том, что наряду с военным обучением взрослых граждан для повышения обороноспособности социалистической страны необходимо также обучение всех подростков военному делу.

Начальная военная подготовка молодежи проводится в девятых — десятых классах общеобразовательных школ, в средних специальных учебных заведениях системы профессионально-технического образования. Она имеет своей целью помочь юношам получить военные знания и практические навыки в объеме подготовки солдата, матроса, овладеть одной из военно-технических специальностей, изучить основы гражданской обороны.

Начальная военная подготовка неразрывно связана с военно-патриотическим воспитанием молодежи.

Сложившаяся в Советском Союзе система обязательных форм подготовки молодежи к службе в Вооруженных Силах дополняется мероприятиями оборонно-массовой и спортивной работы. Ее задачей является пропаганда военных и военно-технических знаний, вооружение молодых людей знаниями основ военного дела, гражданской обороны.

Знания и навыки, полученные в процессе начальной военной подготовки, дополняются занятиями в университетах военных знаний, на факультетах военных знаний при народных университетах, клубах будущего воина. Многие юноши, получившие военную, физическую и моральную подготовку в военно-патриотических клубах, поступают в военные училища, становятся офицерами Вооруженных Сил.

Успешному овладению молодежью военными знаниями способствует шефство воинских частей, кораблей и военно-учебных заведений над общеобразовательными школами, профессионально-техническими училищами, техникумами, учебными организациями ДОСААФ.

Допризывная военная подготовка и система оборонно-массовой работы, военно-патриотического воспитания молодежи к службе в Вооруженных Силах дают положительные результаты. Юноши, призванные на действительную военную службу в армии или на флот, успешнее осваивают сложную современную военную технику и вооружение, быстрее становятся в ряды героических Вооруженных Сил, бдительно стоящих на страже мирного труда нашего народа.

Военная психология выполняет важные теоретические, познавательные функции и вместе с тем является военно-прикладной отраслью общей психологии. Она активно участвует в совершенствовании способов боевой деятельности, практики обучения, воспитания, повышение эффективности партийно-политической работы, научном обеспечении военно-профессионального отбора, конструирования оружия и боевой техники. В соответствии с этим военная психология решает следующие основные задачи:

— изучение влияния условий воинской деятельности на психику воинов и психологию воинских коллективов. Изучается влияние уставного порядка службы, бытовых условий подразделения, казармы, условий учебы; выявляется влияние па воина и воинский коллектив особенностей различных видов боя, воздействие поражающих факторов оружия массового поражения противника, опасности, разного рода лишений и трудностей;

— определение психологической характеристики деятельности воинов и воинских коллективов. С этой целью изучаются служба, учеба, отдых, общественная деятельность, взаимоотношения, коллективные действия и поступки, характерные для мирного времени. Изучаются также действия воинов и воинских коллективов в бою, учебе, на отдыхе, характерные для военного времени;

— определение психологической характеристики личности воина. Выявляются личностные качества, необходимые воину для его успешного обучения, воспитания и службы;

— изучение психологии воинского коллектива: мнений, настроений и запросов, исследуются такие психологические явления, как энтузиазм, солидарность, спайка, паника и другие; выявляются средства управления психологией коллектива.

Особо следует сказать о связях между военной психологией и педагогикой. Длительное время они развиваются как единая система знаний. И это вполне закономерно. У них общий объект исследования — воин и воинский коллектив; общая направленность исследований — повысить эффективность обучения и воспитания воинов, а также уровень руководства ими. Взаимообогащая и дополняя друг Друга, военная психология и военная педагогика в единстве обеспечивают более глубокую разработку важнейших проблем человеческого фактора в Вооруженных Силах.

Военная психология занимается изучением личности воина с учетом его общественного положения. Как личность воин — полноправный гражданин общества, представитель трудящихся классов, член воинского коллектива, выполняющий предусмотренный Конституцией РК священный долг по защите Отечества. Ему присущи высокая политическая сознательность, нравственная зрелость, психологическая готовность и мастерство для выполнения учебных, служебных и боевых задач. Каждый воин имеет индивидуально-психологические особенности.

Личность социальна по своей сущности и происхождению, и ее значимость оценивается критериями общественно-классовых интересов. В то же время личность — это сложный комплекс индивидуально своеобразных психических процессов, свойств и преобладающих состояний. Она имеет свое содержание и структуру.

Под содержанием личности понимают духовный мир человека, его индивидуальное сознание, являющееся своеобразным отражением сознания общественного, социальной и природной среды. Элементами содержания личности являются представления, знания, понятия, взгляды и убеждения.

Содержание личности тесно связано с ее структурой. Структуру образует упорядоченная совокупность основных психических свойств: направленности личности, характера, способностей и темперамента. Эти свойства, присущие всем людям, наделены всегда конкретным содержанием.

Центральную часть духовного мира воина составляет мировоззрение. Это система общественно-политических знаний и убеждении, сознание патриотизма и интернационализма, воинского долга. Важнейшее место в содержании личности принадлежит нравственному и правовому сознанию.

Центральным свойством личности воина является направленность, то есть совокупность наиболее устойчивых жизненных и военно-специальных целей, отношений к существенным сторонам службы и другим социальным ценностям, а также ведущие мотивы деятельности и поведения. Ядром направленности воина являются его идейные убеждения и нравственные принципы, мировоззренческие взгляды на основные военно-политические и социальные проблемы. Направленность личности является обобщенной характеристикой воина с точки зрения того, к чему он стремится, что он ценит в мире и как поэтому воспринимает внешние воздействия. Знание содержания и структуры направленности воина дает представление о преобладающей ориентации его мыслей и стремлений, позволяет верно оценивать и, что очень важно, прогнозировать его поступки и их мотивы.

К направленности личности примыкает характер, под которым понимают способность воина действовать в соответствии со своими взглядами. Он представляет совокупность черт, в которых закрепляется отношение воина к типичным условиям и требованиям службы, а также соответствующие способы реагирования. Характер — это отношения, базирующиеся на идейности, нравственности и культуре личности и проявляющиеся в основных профессиональных привычках и качествах, сформировавшихся в условиях военной службы и необходимых для нее. Особенно ярко вырисовывается характер в сложной обстановке, когда предъявляются повышенные требования, когда воин должен проявить такие качества, как смелость, само отверженность, мужество, стойкость, сознание воинской чести, взаимовыручка и др.

Оценивая характер личности, обращают внимание на отношение воина к службе, своим товарищам и коллективу подразделения, к различного рода материальным и духовным ценностям, а также к самому себе. Трудолюбие, дисциплина, аккуратность, пунктуальность и ряд других профессионально важных черт характеризуют воина как специалиста. Смелость, самоотверженность, бдительность, хладнокровие в боевой обстановке образуют основу военного характера. Коллективизм, доброжелательность, товарищество, готовность к взаимовыручке или же индивидуализм, враждебность, замкнутость — все это черты характера воина как члена коллектива, его непосредственно социальные качества.

Существенное значение имеют черты характера, которые закрепляют отношение человека к миру материальных ценностей, прежде всего к оружию и боевой технике, народному и военному имуществу, а также к ценностям духовного порядка – законам, нормам нравственности, науке, искусству, культуре. Важная сфера характера — отношение воина к самому себе: его самооценка, скромность, гордость, чувство чести и личного достоинства, аккуратность в одежде, забота о внешнем виде и другие качества.

В процессе изучения способностей людей определяются такие показатели, как уровень и возможный темп развития мышления и памяти, наблюдательности и воображения, чувствительность органов зрения, слуха, осязания, приспособленность психофизической организации индивида к осуществлению тонких, ювелирной точности движений.

Существенную сторону личности воина составляет его темперамент – свойство, характеризующееся особенностями протекания психических процессов, деятельности и поведения в целом: подвижность, уравновешенность, активность, возбудимость, степень эмоциональности, импульсивности. Темперамент дополняет облик личности динамическими показателями и является весомым фактором в общей картине поведения. Он тесно связан как с характером воина, так и с его способностями.

Важные особенности личного состава обусловлены возрастом; юношам в 18—20 лет свойственны энтузиазм, самоотверженность, стремление к самостоятельности, желание разобраться в сложных мировоззренческих и нравственных вопросах, повышенная потребность в общении и дружбе. Многие качества этого возраста имеют большую социальную ценность. «. Не надо глушить эти юношеские особые свойства, — советовал М. И. Калинин. — Наоборот, их надо беречь, их надо развивать, на почве их надо растить нового, более совершенного человека»* В процессе изучения молодых воинов важно установить, в какой мере им свойственны лучшие черты молодежи, в какой индивидуально-своеобразной форме они проявляются в условиях армейской службы.

Юношескому возрасту свойственны и определенные трудности становления и роста. Нередко проявляются категоричность и незрелость суждений и оценок, преобладание эмоциональных форм поведения, групповая замкнутость, неумение применять ранее полученные знания, отсутствие самокритичности.

Личность воина — ее содержание и структура — не является чем-то застывшим, раз навсегда данным. Напротив, она динамична, ибо формируется в процессе воинской деятельности, обучения, воспитания и самовоспитания. Молодой человек, который приходит в подразделение или поступает в военное училище, уже представляет собой личность. Но ему предстоит пройти еще определенный путь развития, чтобы приобрести, закрепить и закалить те морально-политические и боевые качества, которые определяют сущность личности воина — вооруженного защитника Отечества.

Военная служба в рядах Вооруженных Сил — разновидность общественно полезной деятельности большого числа преимущественно молодых людей. Основным содержанием ее в мирное время являются боевая и политическая подготовка и поддержание постоянной высокой боевой готовности. «Главным показателем уровня боевого потенциала нашей армии и флота, — подчеркивает кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, Министр обороны СССР Маршал Советского Союза С. Л. Соколов, — является постоянная боевая готовность, гарантирующая немедленный отпор любому агрессору» .

Напряженность, ответственность и большая значимость службы — сильные воспитывающие факторы, формирующие личность воина. Общественная значимость воинской деятельности, ее сложное содержание обусловливают развитие у него высоких, благородных черт защитника Родины.

Развитие личности молодого воина — это возмужание 18—20-летнего человека. Современные психологические данные говорят о том, что в этом возрасте развитие не только не завершается, но и по многим направлениям активизируется.

На начальном этапе службы происходит адаптация личности к новым условиям жизни и деятельности. Многие люди при изменении жизненной обстановки испытывают определенный стресс.

Новизна обстановки вызывает у некоторых молодых солдат, матросов чувство неуверенности и даже растерянности. Через известное время, по мере того как формируются необходимые для данной обстановки способы поведения, состояние внутреннего дискомфорта, тоски по прошлому, привычному ослабевает, что свидетельствует о завершении процесса адаптации к условиям военной службы. В ходе его происходят обычно обратимые изменения в системе привычек и навыков повседневного поведения, в уровне функционирования личности и основных жизненных функций организма. Человек должен привыкнуть к распорядку дня, повышенному режиму физических нагрузок, к новым формам общения и взаимодействия с людьми, к форме одежды, условиям быта и отдыха, а также нередко и к новым климатическим, природным условиям. Все это представляет большую нагрузку для организма и психики молодых воинов. Существенно меняется весь образ жизни и деятельности — задача, с которой отдельные из них справляются с трудом.

Благоприятные перемены затрагивают все структурные элементы личности: направленность, характер, способности и темперамент. Развивается понимание воинского долга, усиливаются чувства любви к Родине и ненависти к империалистам. Все это находит свое выражение в повседневной готовности воина с оружием в руках в любой момент защищать социальные ценности казахстанского народа и народов других стран содружества.

Одновременно с развитием направленности личности происходит закалка характера, особенно таких его черт, как смелость, настойчивость, мужество, дисциплинированности, боевая активность, воля к борьбе и победе, коллективизм и войсковое товарищество.

Определенные изменения происходят и в области темперамента: становятся более яркими и выразительными положительные тенденции, сглаживаются отрицательные. Как правило, воины приобретают уравновешенность и сдержанность, увереннее чувствуют себя при новых обстоятельствах жизни.

В армейских условиях воины получают всестороннее общее развитие. Они расширяют свой общеполитический и культурный кругозор, участвуют в общественной работе, овладевают новыми полезными для жизни знаниями, навыками, привычками, становятся более сильными и выносливыми в физическом отношении. Для многих воинов служба в армии является прекрасной школой овладения народным языком, ознакомления с национально-культурными ценностями других народов.

Разумеется, все эти и другие положительные сдвиги в содержании культуры личности воинов происходят не самотеком, не стихийно, а при эффективной боевой и политической учебе, умелом проведении политико-воспитательной работы, четкой организации всей службы.

В числе многих факторов, активно влияющих на процесс перестройки советского общества, несомненно, ключевая роль отводится культуре. «Без культуры, — говорил академик Д. С. Лихачев, — нет в стране и нравственности, без элементарной нравственности не действуют социальные и экономические законы, не выполняются указы и не может существовать наука. Если в прошлом культура рассматривалась прежде всего как продукт социальных отношений, то теперь она выступает как динамическая сила, формирующая всю жизнь общества, оказывающая громадное, а в ряде случаев решающее воздействие на состояние и развитие всей совокупности общественных отношений. Общественный прогресс в связи с этим во многом оказывается в зависимости от прогресса культурного»*.

Широкий простор для развития культуры открыла перестройка. Она уже многое сделала для культурного возрождения общества, а вместе с ним и армии. С культуры сбиты оковы запретительства и командно-административного диктата, она обретает свободное дыхание. В духовную жизнь возвращается культурное наследие во всем его объеме и многообразии. Интеллигенция получила свободу творчества, какой не знала никогда раньше. Распрямляется и набирает силу потенциал национальных культур народов СССР. Заявляют о себе различного рода культурные движения и объединения. Иными словами, культура начала восстанавливать в обществе свою собственную функцию *.

Вместе с тем нельзя не видеть, что наметившиеся здесь сдвиги пока что неустойчивы и противоречивы. С одной стороны, духовная жизнь общества бурно обогащается ранее запретными произведениями литературы и искусства, возрождением национальных культурных традиций, расширением участия в культуре церкви, активизацией международных культурных обменов и т. п. С другой — падает посещаемость театров, филармоний, кинотеатров, музеев, библиотек, клубов, распадается массовая художественная самодеятельность, в молодежной среде все большее признание получает антикультура. То есть дает знать о себе тенденция к декультуризации жизни значительной части советских людей.

Согласно данным социологических исследований последнего времени 70 процентов населения страны, в том числе и молодежь, не посещают театр; 88 — не интересуются изобразительным искусством, не ходят в музеи, на выставки; 95 — отвергают серьезную музыку. Что и говорить, тяжелая статистика. Ведь за нею — люди, духовно обкрадывающие себя, не получающие положительных эмоций, не приобщающиеся к прекрасному, не умеющие тонко чувствовать, понимать, сопереживать.

Трудно удержаться, чтобы не привести в этой связи помещенное в «Правде» письмо — откровение одной из юных москвичек. Сколько в нем душевной боли!

«Я очень близко и глубоко к сердцу принимаю все происходящее вокруг и непередаваемо страдаю от бездуховности, нравственного и морального падения нации. Трудно смотреть, как деградируют люди, словно испанкой, заражаясь пошлостью, цинизмом, другими пороками. Что я могу сделать, чем помочь? Каждый день я возвращаюсь домой расстроенная. Иногда не верю тому, что может такое быть, когда люди, на вид интеллигентные, прилично одетые, произносят нецензурную брань в разговоре между собой. И не где-то в глухом дворике с развалинами посеревших домов, а в метро, на оживленной улице, в толпе у магазина. »

В нашем обществе накопилась критическая масса духовной бедности. Бездуховность приняла угрожающие размеры, и этому вряд ли кто сегодня возразит.

Последнее обстоятельство со всей очевидностью заслуживает особого разговора. Надо посмотреть, все ли делают армейские и флотские культурных учреждения для того, чтобы каждый советский офицер был действительно человеком высокой культуры и нравственности. Ведь он — воспитатель молодежи, носитель таких понятий, как офицерская честь, воинский долг, защита Отечества.

Нельзя сбрасывать со счета и тот факт, что для многих сегодня слова «армия» и «культура» звучат как взаимоисключающие понятия. Мол, армия — это среда, которая, естественно или скорее противоестественно подавляет всякое индивидуальное культурное проявление. Отсюда понятие «культура» кое-кто трактует как нечто чужеродное по отношению к военнослужащим.

Армия является не только хранительницей лучших традиций общества, но и наиболее чистым и возвышенным олицетворением духовности. И эти традиция глубокими корнями уходит в отечественную историю. Например, академик Д. С. Лихачев подчеркивает, что лучшие традиции русской армии всегда были прежде всего культурными традициями. На протяжении длительного периода истории русская армия олицетворяла огромный культурный и нравственный потенциал. Не случайно многие гении русской и казахской культуры прошли через воинскую службу, в их числе — Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, М. П. Мусоргский, Чокан Валиханов и другие. Это значит, что армия есть сила не только вооруженная, но и духовная.

В ратном труде своих далеких предков мы находим сегодня не только яркие примеры верности воинскому долгу, Отечеству, но и проявления высокой общей культуры, воспитанности. Знаменитый Чокан Валиханов (1835-1865)– яркий ориентир в этом отношении. Он был одним из образованнейших людей своего времени. Годы его странствий и трудов совпали с исторически очень значимым периодом в жизни его народа, когда казахи всех жузов завершали свое вхождение в состав России и вместе с тем свое воссоединение в один большой народ- мирный и поэтический, веселый и честолюбивый, полный сил и энергии, подающий огромнейшие надежды на развитие… И во всем том, что свершилось к 1865 году, составляющему веху в истории казахов, оставался след Чокана, его усилий, понимания своего долга перед народом, его отваги, его исторического предвидения. Растолковать многоязыкой России, что такое Степь и ее кочевой народ, открыть всему человечеству жизнь казахов, их прошлое, их настоящее, их помыслы о будущем…

Сделанные им открытия поставили молодого поручика русской армии в ряд с выдающимися людьми мира. О нем писали и пишут не только историки, путешественники, но и лингвисты, философы, археологи и литературоведы.

Передовые русские офицеры придавали большое значение не только своему военному, но и общему образованию. Широкое знание литературы, истории, иностранных языков считалось в офицерской среде обязательным. Умением поддерживать в обществе разговор на серьезную тему отличался всякий офицер, заботившийся о своей репутации культурного и воспитанного человека.

В старой русской армии офицер, представляясь, произносил кажущуюся сегодня архаичной фразу: «Честь имею!» В наше время понятие офицерской чести должно быть глубже, но не секрет, что для кое-кого оно стерлось, потускнело. Утрата чувства чести привела к тому, что мы стали «стесняться» произносить это слово. Как тут не вспомнить высказывание римского мудреца Апулея «Стыд и честь — как платье: чем больше потрепаны, тем беспечнее к ним относишься».

Немаловажное значение имеет и такая проблема, как эстетическая культура. Видный советский педагог-новатор В. А. Сухомлинский был глубоко убежден в том, что без эстетического воспитания вообще никакого воспитания быть не может. Именно обращение человека к красоте облагораживает его душу, снимает, как говорится, «толстокожесть», утончает его чувства.

«. Человек, — говорил В. А. Сухомлинский, — выделился из мира животных и стал одаренным существом не только потому, что сделал своими руками первое орудие труда, но и потому, что увидел глубину синего неба, мерцание звезд, розовый разлив вечерней и утренней зари, багровый закат перед ветреным днем, безбрежную даль степей, журавлиную стаю в небесной лазури, отражение солнца в прозрачных каплях утренней росы, серые нити дождя в пасмурный осенний день, нежный стебелек и голубой колокольчик подснежника, — увидел и изумился и начал создавать новую красоту» *.

Благодаря восприятию прекрасного в природе и искусстве мы открываем прекрасное в самих себе. «Держа в руках скрипку, человек не способен совершить плохого», — гласит старинная украинская мудрость, приписываемая замечательному мыслителю Григорию Сковороде. Зло и подлинная красота несовместимы. И поэтому одна из важных задач эстетического воспитания состоит в том, чтобы, образно говоря, дать в руки каждому будущему воину скрипку, чтобы он услышал звучание своих душевных струн.

Есть немало родников, питающих эстетическую культуру. Среди них, безусловно, одним из плодотворных, одним из самых мощных является тот, который исходит от армейских культурных учреждений. Ио не только клуб, Дом офицеров, музыкальный ансамбль заключают в себе духовно-облагораживающую функцию. Не в меньшей мере это относится и к военным учебным заведениям. Например, очень хорошо, что во всех военно-политических училищах введен курс основ культуры.

Многое может сделать для дальнейшего повышения эстетического воспитания на уроках начальной военной подготовки Военное издательство.

Министерства обороны РК. К примеру, оно могло бы увеличить выпуск литературы по актуальным проблемам эстетики. Куда более предмет нашел бы процесс воспитания молодежи, если бы педагоги и политработники имели под рукой такие, скажем, издания, как «Эстетика военной формы», «Эстетика поведения военнослужащих», «Литература и искусство в твоей жизни», «Красота и нравственность» и т. д.

Кто-то из великих весьма тонко заметил, что реальная культура находится не в музеях, архивах, библиотеках, не в театрах и концертных залах — это лишь ее символы. Реальная культура в самом человеке. Действительно, это так. Вот почему надо постоянно воспитывать у наших подростков стремление быть нравственно чище и богаче, интеллигентнее, развивать способность к творчеству, духовному и культурному самосовершенствованию.

Когда-то А. М. Горький писал В. И. Ленину: «Жизнь понимаю, как движение к совершенствованию духа. Но вижу также, что развитие человека с некоторой поры идет криво — развивается ум наш и игнорируются чувства. Думаю, что это вредно для нас. Людей умных, но не умеющих чувствовать, не люблю».

Как бы ни были велики накопленные человечеством материальные и духовные сокровища, они до тех пор не окажут своего благотворного воздействия, пока не станут частицей собственного мировоззрения личности. Именно в способности учитывать, использовать, применять почерпнутое из этих сокровищ в своей повседневной жизни и проявляется культура каждого из нас. Можно не пропустить ни одной кинопремьеры, ни одного вернисажа в Доме офицеров, однако само по себе это еще не говорит о высокой культуре. Сколько известно случаев, когда, скажем, завзятый театрал или меломан может позволить себе появиться на службе неряшливо одетым, неуважительно вести себя по отношению к окружающим и т. д. Так что прежде чем стать обладателем этих бесценных кладов, надо немало потрудиться, используя познания о том или ином произведении искусства, явлении культуры для нравственного самосовершенствования.

Будущий военный, умеющий плодотворно сочетать службу с серьезными творческими увлечениями, всегда интересен как неординарная личность. Такая личность не может не вызывать уважения, тем более когда достигнутое ими высоко оценивается талантливыми мастерами.

Искусство постигается и через людей, его создающих, через творческие личности. У каждого зрителя, слушателя- свои авторитеты, свои кумиры. Читая сегодняшнюю прессу мы внимательно следим за тем, что думают деятели искусства о современной армии, воинской службе, о проблемах, которые будоражат жизнь Вооруженных Сил. Радует, что в большинстве такого рода высказываний звучат доброжелательность в понимании и оценке нынешней далеко не простой обстановки в армии. Кирилл Юрьевич Лавров народный артист СССР, герой Социалистического Труда сказал: «Мы, люди творческих специальностей, обязаны в полной мере отражать на сцене, в кино, в других видах искусства героику мирного времени, в том числе каждодневную, весьма нелегкую службу воинов по обеспечению надлежащей боевой готовности. Надо не забывать: все, что мы сейчас имеем, воинским трудом обеспечено и гарантировано».

Не менее популярен в народе, среди воинов Вооруженных Сил народный артист СССР Иосиф Кобзон. Все мы видим, что военная аудитория импонирует талантливому певцу, близка его сердцу и творчеству. Его уважают в армии и на флоте не только за вокальное мастерство, но и за большое трудолюбие, личное мужество, о чем мы еще скажем особо, четкость идейно-нравственных критериев и позиций. Как-то спросили И. Кобзона, что он думает по поводу получивших распространение нападок на армию. Артист ответил:

«Только недалекие люди не осознают степени важности наших Вооруженных Сил в деле защиты Родины. Вот они и пытаются охаивать армию. Но давайте поставим вопрос так: «Что такое наша Советская Армия?» Это — частица нашего народа, это — наша кровь. А разве можно клеветать на людей в погонах, которые ведут по сути кочевой образ жизни, не жалеют ни сил, ни жизни своей для защиты рубежей Отчизны?

Мы должны в наше перестроечное время не охаивать Советскую Армию, не искать пятна на мундире, а помогать ей воспитывать воинов-патриотов, воинов-интернационалистов, заботиться о своих надежных защитниках, гордиться ими».

Когда она выходит на сцену, то кажется, что поет сама степь, поют снежные вершины гор, поют цветущие сады у их подножий. Песни в исполнении народной артистки СССР Розы Баглановой давно покорили слушателей не только в нашей стране, но и за рубежом. Впервые она появилась на профессиональной сцене в 1941 году в Ташкенте. Потом была война. Роза Багланова выступала перед фронтовиками — на передовой и в госпиталях. Случалось, выносила с поля боя раненых. Не зря 23 февраля 1945 года под Варшавой сам К. К. Рокоссовский вручил ей вторую медаль «За боевые заслуги». Первую она получила в 1943-м.

Это самые дорогие награды, добытые мужеством артистки. Песни казахских степей, советских композиторов, песни народов мира в исполнении Розы Баглановой открывают миру наше многонациональное, многоцветное музыкальное искусство, вдохновляют, заряжают людей оптимизмом.

Ныне знаменитая певица возглавляет в Алма-Ате общество милосердия. Члены его — комсомольцы, студенты, рабочие, служащие — держат шефство над двумя тысячами инвалидов, ветеранов войны и труда, оказывая им посильную помощь.

Спросили как-то Розу Тажибаевну, в чем она видит причины негативных явлений в воинской среде, в частности пресловутой «дедовщины», и она, как нам представляется, по-философски, весьма мудро увидела связь между нравственностью, милосердием и названным явлением:

«Милосердие — камертон нравственности, которая в наше время, к сожалению, стала дефицитом. И мне представляется, что октябренок или пионер, помогающий людям, утратившим здоровье, сам приобретает нравственное здоровье, из него обязательно выйдет настоящий защитник Родины, настоящий советский солдат. Тот самый, кто ценой своей жизни и пролитой крови добыл нам победу в сорок пятом. Уверена, что мальчишки, прошедшие нашу школу милосердия, встав в армейский строй, никогда не поддержат «дедовщину», наоборот, будут с ней бороться. В последнее время приходится часто и читать, и слышать обвинения в адрес нашей армии по поводу этого позорного явления. Люди, сваливающие все на армию, забывают о том, что именно многие из них поставляют армии уже готовых организаторов «дедовщины». С этим злом надо бороться всем миром».

Культура есть здравый смысл, ибо она — психическое здоровье. Культура есть красота, ибо она — физическое здоровье. Культура есть достоинство и совесть, ибо она — нравственное здоровье. А еще культура — это верность отцу и матери, верность роду и Отечеству, это правдивость и нежность, доброта и бесстрашие, которые всегда вместе.

При словах «военный оркестр» в воображении многих сразу возникают воинские церемониалы, четкий ритм движущихся полков, громогласные марши, блеск парадов. Все это безусловно так. Но нельзя не учитывать того, что кроме сугубо служебного назначения военные оркестры несут еще концертную, музыкально-просветительную функции.

Беломраморный зал Ленинградской филармонии. На эстраде — духовой оркестр штаба Ленинградского военного округа, 60 музыкантов. Дирижер взмахнул рукой — полились звуки торжественной увертюры «Праздник Победы» композитора Калинковича.

В репертуаре оркестра — произведения Чайковского, Глинки, Бетховена. Этому коллективу подвластны разнообразные музыкальные жанры. На концертах он с одинаковым успехом может исполнить антракт из оперы «Стойкий оловянный солдатик» Баневича и пьесу для оркестра «Праздник Испании» Чик Корея или, скажем, изящную «Музыкальную табакерку» Лядова. Исполнение этих, как и многих других, произведений отмечено высоким художественным вкусом.

Оркестр регулярно концертирует в Домах офицеров, солдатских клубах, Домах культуры, в Концертном зале «Октябрьский». Оркестр с успехом выступал за рубежом. Вот как откликнулись на концерт ленинградских музыкантов некоторые шведские газеты. «Казалось, русские нашли способ, — писала одна из них, — поворачивать сердечный ключ публики от песни к русской маршевой музыке». Еще один отзыв: «Никто не смог устоять перед музыкальной виртуозностью оркестра в сочетании с его шармом».

Высокий класс исполнительского искусства передается из поколения в поколение в этом оркестре. Молодые приходят на смену старшим, отслужившие в нем вливаются в лучшие музыкальные коллективы Ленинграда и страны. И это тоже традиция. Немало известных артистов являются воспитанниками духовых оркестров. При Алматинском Доме офицеров существует вокально-инструментальный ансамбль «Каскад». Который сформировался в Афганистане, его участниками являются воины афганцы. Он пользуется успехом у солдат, но знает его и молодежь города. Военно-патриотические, солдатские и лирические песни, исполняемые ансамблем, завоевали сердца слушателей. Запомнились алматинцам благотворительные концерты, средства, от которых пошли на пополнение фонда центра реабилитации воинов-интернационалистов. Ансамбль выступает с концертами в разных гарнизонах округа, своими песнями пробуждая в сердцах слушателей любовь к родным краям, преданность Родине.

Сегодня в пропаганде воинского музыкального творчества активно участвует Центральное телевидение, что само по себе весьма похвально. Вспомним, с каким успехом проходили в недавнем прошлом телеконкурсы «Когда поют солдаты», какую огромную аудиторию зрителей они к себе приковывали.

Сегодня все очевиднее становится необходимость массовой песенной пропаганды. Советскую песню в лучших ее образцах — патриотическую, лирическую, эстрадную, строевую — принято считать своеобразной формулой общественного настроения. Она воздействует на эмоциональное состояние человеческой души, формирует музыкальный вкус, общественную позицию. Справедливо утверждение, что любовь к Отечеству немыслима без любви к родной песне.

Когда мы говорим о музыкальном искусстве, то конечно же подразумеваем не только его сугубо утилитарную роль, но и как важное средство формирования здорового эстетического вкуса. При тотальном наступлении так называемой массовой культуры в самом беззащитном положении перед ней оказалась молодежь, разумеется, армейская в том числе. И с этим нельзя не считаться.

Сегодня забота об интеллектуальном и духовном возрождении страны является одной из важнейших политических и практических задач. Это должно найти конкретное выражение в преодолении монополии ведомств, организаций в области культуры при гарантии государством доступности культуры народу; совершенствовании государственно-общественной системы управления культурными процессами и обеспечении защищенности деятелей культуры на законодательной основе; в уважении самобытности и равноправия культур всех проживающих народов в бывшем Советском Союзе, расширении и совершенствовании их свободного взаимодействия и взаимообогащения, создании условий для формирования и развития культурно-национальных центров; в свободе творчества, поощрении таланта, беспрепятственном соревновательном развитии различных культурных направлений, стилей, школ; наконец, в открытости многонациональной советской культуры гуманным идеям и ценностям, обеспечивающим полноценное включение страны в духовную жизнь современного мира.

Нурсултан Абишевич Назарбаев является не только президентом нашей Республики, но и главнокомандующим Вооруженных сил Казахстана. Он очень многое сделал и делает для процветания и надежности нашей армии. Сегодня воины армии получают колоссальный объем разнообразной информации – политической, исторической, экономической, художественной, социально-правовой, экологической и т.д. Они стали шире смотреть на окружающий мир, глубже всматриваться в себя. Несомненно, весомый вклад в этот процесс вносят учреждения культуры армии, роль которых как оперативных информационных центров за последнее время значительно возросла. Совершенствуется и система агитационно-пропагандисткой деятельности. Перестройка общественной жизни Казахстана вызвало радикальное переосмысление целых исторических пластов, высветила неизвестные страницы нашей истории, в том числе и касающиеся жизни наших Вооруженных сил. На данный момент происходят серьезные реформы в Вооруженных силах Республики Казахстан. Идет внедрение современных технологий, компьютеризация, обновление технической базы.

2 Роль военных ансамблей в воспитании подростков

2.1 История возникновения военных ансамблей песни и пляски

Основой военных плясок является народно-сценический танец.

Искусство народного танца — одно из древнейших. У каждого народа сложились свои танцевальные традиции, свой хореографический язык и пластическая выразительность. У каждого народа есть свой, наиболее характерный для него танец, в котором отразились черты его быта и истории. Нет более праздничного, жизнелюбивого вида искусства, чем народный танец, который с детской непосредственностью раскрывает свои чувства, вовлекает в свое веселье. Народный танец румянит щеки, зажигает кровь мышечной радостью. В нем таится такой заряд веселья и бодрости, который в состоянии опрокинуть все печали, заботы и страхи, нависшие над человеком наших дней. Обогащаясь и совершенствуясь, этот танец передается из поколения в поколение.

Зарубежные специалисты считают особенностью русской танцевальной культуры необычайную выразительность пластики и одухотворенность исполнения. Эти драгоценные качества народного танца были унаследованы и развиты русскими и советскими балетмейстерами. Создавая танцевальные ансамбли, они стремились, сохранив национальный колорит танца, ярче выявить его дух. В дореволюционной России сокровища народной хореографии не выходили за рамки одного национального района или даже одного села. Если собиранием народных песен, поговорок занимались редкие любители, то об изучении и популяризации народных танцев можно было только мечтать.

Великая Октябрьская социалистическая революция создала безграничные возможности для развития культуры народов СССР. В атмосфере дружбы народов, взаимного уважения национальных культур искусство народного танца достигло небывалого расцвета. Из лучших народных самодеятельных коллективов были созданы профессиональные ансамбли танца почти во всех союзных и автономных республиках, славящиеся ныне высоким техническим совершенством, глубоким изучением фольклорных подлинников. Они возникли в стране в разное время. Во многих республиках — на Украине, в Грузии, Белоруссии, Узбекистане — бытовала своя богатая и древняя танцевальная культура, свои формы национального сценического танца. А в Туркмении, народ которой до Октября вообще не имел своих танцевальных традиций, организаторам ансамбля пришлось начинать с азов, создавать стиль и манеру исполнения, присущие туркменскому народу.

Танцевальные ансамбли снискали всеобщую любовь и завоевали огромную популярность у зарубежных зрителей. Наряду с балетными коллективами, они несут искусство далеко за рубежи нашей Родины. Танец – вид искусства, для которого не существует языкового барьера, он служит великим средством общения людей. А общение — залог взаимопонимания и дружбы. „В танце — душа народа, — говорит Надежда Надеждина, художественный руководитель ансамбля „Березка». — Вдохновенное искусство хореографических ансамблей убеждает, что это действительно так. На языке танца они правдиво отражают образ народа и раскрывают его душу, живую и многогранную».

Народные танцы являются достоянием и богатством общества. Питательная среда для них неисчерпаема. Народные танцы не подвластны времени. Они являются своеобразным связующим звеном между современностью и историей человечества в целом и конкретного народа в частности. Не случайно в танцах многих народов до сих пор сохранились элементы древних ритуальных танцев. Конечно, со временем меняется техника и манера исполнения танца, появляются новые образы. Но основной замысел остается прежним — в особой пластической и образно — художественной форме выразить особые чувства, переживания человека, его поступки, любовь к жизни, к Родине. Через танец люди стремятся раскрыть душу своего народа, его самобытность, национальный колорит. В них отражаются социальные процессы, происходящие в обществе, взаимоотношения людей.

Народные танцы — основа сценичной хореографии. В мелодии каждого танца его пластических узорах, красках воплощается вся мудрость, все богатство фантазии, прелесть и своеобразие народного искусства.

Народно — сценические танцы по всей своей сути интернациональны, они соединяют наиболее любимые всеми народами виды искусства — пляску, музыку, игры, яркие национальные костюмы, дополняющие и подчеркивающие своеобразие его стиля, характера нации, быта.

Доступный и понятный каждому человеку, близкий людям самых разных убеждений, взглядов, темпераментов, такой танец приносит не только эстетическое наслаждение, но и способен объединить всех жителей планеты.

Создание танца чрезвычайно сложный процесс. Порой в основу композиции положены сказания, легенды, мифы. Движения рождается в результате самих неожиданных находок, житейских наблюдений.

При всем отличии танцев разных народов в них есть общие черты. Это прежде всего любовь к жизни, к ближнему человеку, к природе, к Родине и уважении к другой нации.

Народный танец, как и песня, является выражением мыслей, чувств и обычаев народа. В образах, отраженных в народном танце, выражаются лучшие черты национального характера, В танце народ показывает, каким должен быть человек, рисует те человеческие качества, которые считает достойными подражания. Все виды народного творчества участвуют в создании великолепной галереи живых и выразительных образов народного танца. В танце находят воплощение черты характера любимых героев народных сказок и былин.

Богатейший язык народного хореографического искусства состоит из движений своеобразных и неповторимых. Каждая национальность имеет в танце свою поступь, осанку, по-своему координирует движения рук, ног, корпуса, головы. Танец каждого народа является живой иллюстрацией его жизни, быта, труда, общественных взаимоотношений, исторически сложившихся условий.

В профессиональных танцевальных коллективах и специализированных учебных заведениях работают и учатся специально подготовленные и прошедшие профессиональный отбор люди, Но в каждом человеке заложена потребность в прекрасном, в самовыражении и творчестве. Поэтому возникает необходимость обогащения существующих систем обучения. Базами для массового воспитания молодежи являются общеобразовательная школа и ВУЗ. Все изучаемые в учебных заведениях предметы направлены на достижение главной цели формирование гармонично развитой личности.

Родоначальником народно-сценических танцев является Ансамбль народного танца под руководством И. Моисеева, основанный в 1937 году. За год до этого в Москве проходил Всесоюзный фестиваль народного танца, который продемонстрировал богатство и разнообразие хореографического фольклора народов СССР. Для собирания и популяризации народного танцевального творчества и был создан ансамбль, первоначально состоявший из 30 танцоров, страстно влюбленных в народное искусство, и небольшого оркестра народных инструментов. Первый концерт молодого коллектива состоялся в 1937 году в Колонном зале Дома Союзов.

Для руководства ансамблем был приглашен 30-летний балетмейстер Большого театра СССР Игорь Моисеев. Уже в то время он был известен как тонкий знаток и большой ценитель национального хореографического фольклора. Игорь Моисеев предпринимал длительные поездки по республикам, изучал быт, нравы, обряды, народные танцы. Его многолетняя деятельность в области изучения народных танцев, их обработке и театрализации сыграла огромную роль в развитии советского хореографического искусства. Репертуарной основой молодого коллектива стал хореографический фольклор.

Изучая искусство, особенности быта и труда народов СССР и других стран, сохраняя основу народной хореографии, музыки и костюма, коллектив ансамбля обогащал свои постановки средствами драматургии, тонко продуманным ритмическим построением, танцевальной техникой, актерским мастерством.

В соответствии с образами и композицией танца обрабатываются народные мелодии — музыкальная основа танца, создается сценический вариант народного костюма.

В программах ансамбля свыше 200 танцев народов бывшей СССР и 100 народов мира, танцев, совершенно не похожих друг на друга. И каждый — это поэтическая картина народной жизни.

Один из шедевров ансамбля — хореографическая картина „Партизаны». В обобщенной, символической форме балетмейстер и артисты показывают бесстрашие и большую внутреннюю силу советского человека — защитника своей Родины. Найден здесь и выразительный, точный художественный прием, создающий полную иллюзию стремительного движения отряда всадников, разработана каждая деталь: и черные бурки, и плавность хода, и жесты, и повороты, напоминающие боевые построения — все это подчинено главной идее, создает величественный образ народа, преградившего путь врагу.

Широко представлена в программах ансамбля хореография стран мира. Ансамбль исполняет словацкие, польские, венгерские, аргентинские, мексиканские, испанские, румынские, корейские, китайские, кубинские, французские танцы. Во время гастролей ансамбля в Италии в 1966 году газета Паэзе сера писала: „Трудно переоценить тот факт, что, приехав в Италию второй раз, советские танцоры показали итальянцам их собственный, забытый ими танец. Понадобился приезд Моисеева в Италию, чтобы возродить замечательную сицилийскую тарантеллу. На примере тарантеллы Моисеев наглядно показал, как на сырой и необработанной почве танцевального фольклора возникает законченное сценическое произведение, красочное и впечатляющее . «

Игорь Моисеев так определяет свои творческие устремления и задачи всего коллектива: „Мы идем по двум путям, — говорит он. — Во-первых, по линии творческой интерпретации танца, в основе которого лежит уже сложившийся народный танец с определенным сюжетом, установившимися формами и традициями. Во-вторых, по линии создания новых танцев на основе народных традиций, еще не воплощенных в танцевальные формы. Идея, тема, живущие в народной песне, игре, эпосе находят у нас свое хореографическое выражение. Одновременно мы стремимся воплотить в танце современный нам образ. Подлинность и достоверность характера, чувства — вот что лежит в основе наших исканий».

Если попытаться сформулировать главные требования, которые Игорь Моисеев предъявляет к артистам ансамбля, то они могут быть выражены весьма просто и коротко: наблюдательность, талант, труд, большой напряженный труд, труд, которым отмечен каждый день артиста. „Наблюдая Игоря Моисеева, — писала Литературная газета, — видишь, что искусство -это прежде всего труд, это бесконечная самоотдача, это беспощадная требовательность к себе и к людям, которые работают вместе с тобой».

Игорь Моисеев за постановки программ ансамбля и выдающуюся работу в области народного танца отмечен тремя Государственными премиями СССР. В 1967 году он удостоен высшей награды — Ленинской премии.

Газета Правда писала: „Балетмейстерский талант Моисеева живет в таланте танцоров ансамбля. Богатство его фантазии обязывает их уметь бесконечно много — помимо виртуозной танцевальной техники, они должны быть акробатами, жонглерами, актерами, умеющими убежденно и заразительно действовать на сцене. Ансамбль обрушивает на зрителя ураган радости, энергии, энтузиазма. И это всегда вызывает ответные токи любви, признания и благодарности».

За годы своего существования Ансамбль народного танца побывал более чем в 50 странах, восхищая зрителей самобытностью танцевального фольклора народов нашей страны и народов мира. На концертах ансамбля побывало свыше 20 миллионов зрителей. Всемирный Совет мира, отмечая активную работу ансамбля в интересах мира и взаимопонимания народов, наградил коллектив большой золотой медалью „За мир».

„ Балет Моисеева превратил Дворец спорта в Дворец феерии, — восторженно писала французская газета Фигаро. — Он показывает в нем подлинный праздник танца, феерию красок, шарма и жизнерадостности, доведенной до высшей степени убедительности . «

Австрийская газета Экспресс отмечала: „. Солистов и кордебалета в нашем понимании не существует: каждый исполнитель является истинным художником, который в состоянии совершить наисложнейшие прыжки и фигуры, граничащие с акробатикой . «

Канадская Торонто телеграмм восклицала: . Эти крутящиеся волчком русские абсолютно невероятны! Они обладают быстротой гончих, упругостью зайца, проворством обезьяны, грацией пантеры, выносливостью быков. И в дополнение к этому, им присущ юмор и жизнерадостность, что превращает все, исполняемое ими, в величайшее искусство . «

„ Такая неистощимая энергия, техническое совершенство, легкость исполнения, театральная выдумка и заразительная жизнерадостность редко так удачно сочетаются», — заключала Нью-Йорк Таймес.

Отвечая на вопрос о причине такого успеха ансамбля, Игорь Моисеев говорит: „Секрета нет. Это объясняется доступностью, простотой, ясностью эмоционального искусства ансамбля. Танец, как и музыка, не требует перевода. Но еще более важно то, что мы, если можно так выразиться, танцуем жизнь. Поэтому нас понимают повсюду».

„ Ансамбль Моисеева — блестящая труппа. У нас нет ни одной, которая могла бы сравниться с ней . » „Сказочный балет Моисеева в высшей степени превосходное зрелище. Во всем мире ждут приезда этой труппы . » „Они не имеют себе равных в области танцевального искусства». Такие совершенные, неповторимые эпитеты и сравнения, возгласы восторга и восхищения сопровождают все выступления Ансамбля народного танца ССР под руководством Героя Социалистического Труда Игоря Моисеева.

Краснознаменный Ансамбль песни и пляски – родоначальник художественных коллективов военного искусства. По его образцу в Российской армии созданы ансамбли песни и пляски военных округов, флотов, групп войск. Есть такие коллективы и в армиях стран СНГ. Нельзя не вспомнить и многочисленные ансамбли песни и пляски организованные в рабочих и сельских клубах, домах культуры, дворцах молодежи. А Краснознаменный ансамбль и по сей день остается флагманом этой могучей эскадры искусства. Ансамбль по-настоящему народен и любим народом.

Народный артист СССР, лауреат Государственных премий, генерал-майор, профессор Александр Васильевич Александров, подводя итоги своей деятельности, писал: «Сколько пережито и какой пройден путь от того времени, когда я был мальчиком в лаптях, до настоящего момента. Много было хорошего и плохого. А жизнь была сплошной борьбой, полная труда, забот, трудностей. Но я не сетую ни на что, благодарю судьбу за то, что моя жизнь, мой труд принесли какие-то плоды дорогой Отчизне и народу. В этом — большое счастье. «

Академический ансамбль песни и пляски Российской Армии имени А.В.Александрова является не только крупнейшим военным творческим коллективом Вооруженных Сил, но и одним из выдающихся художественных коллективов России, завоевавшим всенародное признание у себя на родине и далеко за ее пределами. Ансамбль носит имя своего создателя и первого художественного руководителя народного артиста СССР, генерал-майора Александра Васильевича Александрова — выдающегося музыканта, профессора Московской консерватории, талантливого дирижера и композитора, написавшего музыку государственного Гимна СССР (в настоящее время Гимна Российской Федерации).

Первое выступление ансамбля состоялось 12 октября 1928 года на сцене Центрального Дома Красной Армии. В его составе тогда было 12 человек: вокальный октет, два танцора, баянист и чтец, но уже к середине 30-х годов ансамбль вырастает в большой художественный коллектив, способный исполнять не только солдатские песни и пляски, но и выдающиеся образцы советской и мировой классики.

С началом войны ансамбль был разделён на четыре группы. Три из них отправлены в действующую армию. Четвёртая группа, в числе руководителей которой был и Борис Александров, осталась в Москве для обслуживания уходящих на фронт частей и для выступления по радио. Работы было много. Концерты по радио, грамзапись, записи для кинохроники и концерты для воинов. Неоднократно Борис Александров бывал на различных фронтах во главе концертных бригад. «Задачи нашей работы, — говорил он – были определены с самого начала: наш фронт – это военно-патриотическая музыка, в первую очередь песня. Мы стремились средствами своего искусства воспитывать боевой дух солдат, его патриотизм, стойкость…».

Бойцы благодарили артистов ансамбля за их искусство. «Ваши выступления воодушевляют нас, ведут в бой!» — писали они. Тогда, наверное, я впервые ощутил могучую силу воздействия песни. Вот почему я считаю себя не просто композитором, а армейским политработником, воспитателем.

В 1946 году, после смерти А. В. Александрова, его сын Борис Александрович становится художественным руководителем Краснознаменного ансамбля. Он не только сохранил все лучшее, что было заложено его отцом, но и повел коллектив дальше по пути совершенствования. Его гигантский опыт, вкус, умение по-своему раскрыть музыкальный и текстовой материал приводят к тому, что песни в исполнении краснознаменцев поражают порой и самих авторов.

Темы новых произведений композитору подсказывает сама жизнь. Однажды во время гастролей ансамбля в Белорусском военном округе он стал свидетелем торжественного принятия военной присяги. На плацу в развернутом строю вчерашние школьники, одетые в парадные мундиры, давали солдатскую клятву верности любимой отчизне. Вскоре состоялась премьера кантаты «Тебе присягаем, Отчизна».

В Париже Ансамбль был приглашён выступать в ночном гала-концерте с участием знаменитых артистов, весь сбор от которого шёл в пользу голодающих детей. Позже в адрес Ансамбля пришло благодарственное письмо за подписью директора фонда ЮНЕСКО: «Господин полковник Александров! Несмотря на огромную нагрузку, которую Вы несёте в Париже, Вы не отказались от участия в гала-концерте в пользу голодающих детей, организованном ЮНЕСКО. Участие хора Советской Армии способствовало великолепному успеху концерта, украсило его, придало ему нужное содержание и международный характер».

Восторженные отзывы рецензентов и зрителей всегда сопровождали выступления ансамбля, возглавляемого Борисом Александровым. В каждой командировке в войска, гастрольной поездке по стране или за её пределами своеобразным членом коллектива была книга отзывов, в которой отразилось отношение зрителей к русской народной и солдатской песне, пляске, творчеству артистов ансамбля.

В.П. Соловьёв-Седой говорил: «Борис Александров привёл ансамбль к вершинам мастерства, где удачно найденная, совершенная форма исполнения и глубокое содержание слиты в неразрывном единстве, покоряют художественной правдой. Ансамбль имени А.В.Александрова по-настоящему народен. И дело не только в том, что в его репертуаре десятки интересных обработок песен, принадлежащих А.В.Александрову и Б.А.Александрову. На народной основе стоит всё его искусство: сам жанр ансамбля зиждется на песенных и танцевальных традициях и по сути является порождением художественного творчества масс. Вместе с тем… ансамбль воплощает в своём творчестве нерушимое единство армии и народа».

С самого начала первостепенной задачей деятельности коллектива Борис Александрович определил военно-патриотическое воспитание молодёжи и пропаганду песен советских композиторов.

Составляя концертные программы, художественный руководитель и начальник коллектива заботился не столько об их развлекательности, сколько стремился достичь эффекта эстетического сопереживания, пробудить живой отклик аудитории, обогатить её эмоциональный мир. В каждой песне и танце раскрывалась их душа, особенности, глубина. Раскрывалась так, как режиссёр, создавая спектакль, раскрывает пьесу. И тут была не только огромная ответственность, но и огромное удовольствие для всего коллектива ансамбля – раскрывать свою душу.

Газета «Правда» тех лет писала: «Выдающийся талант и энергия Б.А. Александрова – крупнейшего деятеля советской военной музыки, композитора и дирижера – способствовали значительному художественному росту коллектива, обогащению его репертуара героико-патриотическими произведениями, лучшими песнями советских композиторов разных поколений и солдатскими плясками».

А.Н. Пахмутова отмечала: «… сочинения Бориса Александрова – это словно рассказанная средствами музыки история «человека с ружьём» – от первых красногвардейских отрядов до могучих, оснащённых новейшей техникой войск наших дней». Закономерно, что армейская тема нашла отражение и в крупных сочинениях композитора. Серьёзным творческим достижением стала написанная в 1937 году знаменитая «Свадьба в Малиновке» (либретто на украинском языке Л.А. Юхвида, русский текст Л.А. Юхвида и В.Я. Типота), тогда же с большим успехом поставленная в Московском театре оперетты. Яркая мелодичность, народный колорит музыки этого жизнерадостного героико-патриотического спектакля, посвященного борьбе за власть Советов в годы гражданской войны, привлекли внимание многих советских и зарубежных театров и зрителей и отразили черты, характерные для всего творчества композитора в целом: интерес к героико-патриотической теме, народность музыкально-стилевых истоков (включающих крестьянскую, солдатскую, революционную и современную массовую песни), жанровую характерность, творческую индивидуальность и высокое профессиональное мастерство.

Состав ансамбля за более чем три четверти века своего существования постоянно обновляется, но славные его традиции бережно сохраняются и ныне. На закате своей жизни, осмысляя пройденный путь, Борис Александрович задавался вопросом: «К чему мы стремились все эти десятилетия? К высочайшему идейному звучанию, народности нашего репертуара. К тому, чтобы творчество ансамбля и в дни мира, и в дни войны укрепляло в людях и подрастающем поколении любовь к Родине… К тому, чтобы искусство наше было жизнеутверждающим…». И по сей день ансамбль следует этим славным традициям.

В памяти современников и потомков Борис Александрович Александров навсегда останется великим артистом, воином-политработником, педагогом, человеком, каждый день жизни и творчества которого был посвящён служению Родине.

Своими творческими достижениями Краснознаменный ансамбль обязан прежде всего художественному руководителю и главному дирижеру Герою Социалистического Труда, народному артисту СССР генерал-майору Борису Александровичу Александрову,- писал в «Правде» композитор Арам Ильич Хачатурян — Выдающийся талант и энергия Б. А. Александрова — крупнейшего деятеля советской военной музыки, композитора и дирижера — способствовали значительному художественному росту коллектива, обогащению его репертуара героико-патриотическими произведениями, лучшими песнями советских композиторов разных поколений.

За всю историю ансамбль побывал с концертами во всех уголках России и более чем в семидесяти странах Европы, Азии, Африки, Америки и везде его выступления пользовались триумфальным успехом.

В настоящее время коллектив возглавляют: начальник ансамбля — заслуженный работник культуры Российской Федерации, полковник Леонид Малев; художественный руководитель и главный дирижер — народный артист Российской Федерации Вячеслав Коробко.

Состав Ансамбля: мужской хор, который признан лучшим мужским хором мира — (главный хормейстер — народный артист России Юрий Ухов), оркестр — (дирижер — капитан 2 ранга Николай Кириллов) и смешанная танцевальная группа (главный балетмейстер — народный артист России Лев куликов). За многолетнюю историю ансамбля в нем выросла целая плеяда выдающихся артистов.

Заслуги ансамбля отмечены высокими наградами Родины, а так же дипломом Международной выставки в Париже — «Гран При» (1937 г.), наградами за рекордные тиражи грамзаписей — «Золотые Диски» французской фирмы «Шан Дю Монд» (1964 г.), голландской «Н.О.С.» (1974 г.) и «Золотой дискобол» (1961 г.), присужденный французской академией грамзаписи за лучшую пластинку года. За всю историю ансамбля 150 «александровцев» были удостоены почетных творческих званий (из них 59 человек трудятся в коллективе в настоящее время).

В репертуаре ансамбля более 2-х тысяч произведений. Это песни отечественных композиторов, народные песни и танцы, солдатские пляски, духовная музыка, классические произведения русских и зарубежных композиторов, шедевры мировой поп-музыки. В свои 75 лет академический ансамбль песни и пляски Российской Армии имени А.В.Александрова по-прежнему молод, он уверен в своих силах, в своих новых художественных открытиях и продолжает радовать своим искусством многочисленных поклонников, находясь на передовых рубежах Российского военного музыкального искусства.

В день 75-летия ансамбля (12 октября 2003 г.) Президент Российской Федерации В.В.Путин обратился к коллективу со следующими словами: «Созданный Александровым первый в стране военный творческий коллектив — поистине уникальное явление Российской культуры. За эти годы он триумфально завоевал не только любовь соотечественников, но и самое широкое признание во всем мире.

Легендарная летопись ансамбля неотделима от истории России, ее Вооруженных Сил. Своим замечательным искусством «александровцы» поддерживали боевой дух воинов и на фронтах Великой Отечественной, и в «горячих точках» планеты. Всегда были участниками государственных торжеств.

И сегодня продолжая эти славные традиции, Вы выступаете и в самых отдаленных военных частях Российской Армии, и на крупнейших концертных площадках.Желаю Вам, дорогие друзья, здоровья и творческих успехов на долгие годы.»

Ансамбль песни и пляски Черноморского флота принадлежит к числу старейших творческих коллективов Вооруженных сил Российской федерации. Созданный 18 марта 1932 года приказом наркома обороны СССР К.Е. Ворошилова, в настоящий момент он известен далеко за пределами флота и СНГ.

Примечательна история коллектива. Ни на один день не прекращалась творческая деятельность Ансамбля во время Великой Отечественной Войны. Он был с защитниками Одессы, перекопа, разделял тяжесть суровых дней обороны Севастополя, находился среди бойцов Новороссийска, Туапсе, десантников южных районов нашей страны, в Румынии и Болгарии. Всего в годы Великой Отечественной Войны Ансамблем дано более полутора тысяч концертов.

Многие известные композиторы в различное время сотрудничали с Ансамблем. Коллектив являлся для них своего рода творческой лабораторией. Ими были созданы, а Ансамблем впервые исполнены песни о флоте, которые со временем вошли в золотой фонд российской военной песни. Среди них: «Ходили мы походами», «Севастопольский вальс» К. Листова, «Заветный камень» Б. Мокроусова, «Родной Севастополь» Е. Макарова, «Легендарный Севастополь», «Люблю я соленые ветры» В, Мурадели, «Севастопольские розы» В. Митькина, «Соленая песня», «Уходим в море» Г. Мовсесяна, «Боцман любит службу» Л. Лядовой и многие другие.

В последние годы Ансамбль многократно выходил в Средиземное море для культурного обслуживания личного состава, находящегося в длительном плавании. Большие концертные бригады Ансамбля выступали с концертами перед участниками ликвидации Чернобыльской аварии, а также в Авганистане перед воинами ограниченного контингента советских войск. С творческими отчетами коллектив Ансамбля многократно выступал в Москве, Ленинграде, Киеве, Иваново, Ульяновске, Ростове, Краснодаре, Одессе, Новороссийске, Черкассах, Кременчуге, Нижнем Новгороде, Херсоне, Волгограде, Днепропетровске, Запорожье, и Других городах.

С визитами дружбы на кораблях Черноморского флота, а также на гастролях Ансамбль песни и пляски ЧФ РФ побывал в Болгарии, Румынии, Чехословакии, Югославии, Алжире, Эфиопии, Сирии, Англии, Бельгии, Голландии, Греции, Португалии, Франции, Швейцарии, Турции, Германии, Польше, Австрии, Люксембурге. Дании.

Неоднократно Ансамбль ЧФ принимал участие в конкурсах военных ансамблей Вооруженных Сил и всегда занимал призовые места. В 1972 году он стал Лауреатом Премии Ленинского Комсомола УССР имени Н. Островского, трижды становился обладателем Гран-при в телевизионных хит-парадах народной музыки в Германии, записал семь компакт-дисков, в 1997 году стал лауреатом премии Автономной Республики Крым, а в 2000 году первый и на сегодняшний день, единственный из военных ансамбле ВС РФ был удостоен премии Министерства культуры РФ и Фонда им. П. Чайковского «Золотой Апполон».

Репертуар Ансамбля обширен и многообразен. В программе присутствуют все жанры музыкального искусства. Русская и зарубежная классика: П. Чайковский кантата «Москва», М. Мусоргский-хор «Расходилась-разгулялась» из оперы «Борис Годунов», А. Бородин «Половецкие пляски» их оперы «Князь Игорь», Д. Верди «Буря» вступление к опере «Отелло», В. Моцарт «Ла Кримоза» из Реквиема, Л.Бетховен «Ода к Радости» из 9-й симфонии, А.Вивальди «Лето» из сюиты «Времена года», Бах-Гуно «Аве Мария», Дж. Россини ария Базилио из оперы «Севильский цирюльник» и многие другие.

Матросские и солдатские песни и пляски, современные песни о Родине, Военно-морском флоте, такие как «С любовью к Родине» С. Туликова, «Нет земли родней» Л. Аедоницкого, «Российский океанский флот», «Свет вечного огня» Г. Мовсесяна, «Поклонимся великим тем годам» А. Пахмутовой, русские народные песни, украинские народные песни, а также немецкие, английские, польские, французские, итальянские народные песни. Старинные русские романсы, джазовые миниатюры и духовные произведения.

Большой популярностью у зрителей пользуются матросские пляски: «Счастливого плавания», «Морская форма хороша», «Подвиг пяти черноморцев», «Флотские балагуры», «Соленая вода», «Среди волн». Народные фольклорные пляски: «Карусель», «Казаки», «Паруботские жарты», «Русская пляска» и другие.

За годы существования Ансамбля многие его артисты были удостоены почетного звания «Заслуженный артист УССР», «Заслуженный артист Украины», а художественные руководители Б. Боголепов и И. Самофатов народный артист УССР.

В настоящее время в Ансамбле работают заслуженные артисты УССР: Е. Устинов, А. Степаненко, А. Мирошниченко. Заслуженные артисты Украины: Н. Холоша, Ю. Слонченко. Заслуженные артисты Российской федерации М. Ковалев, Ю.Жиляев, И. Малахов, Г. Науменко. заслуженные артисты Автономной Республики Крым В. Кирюткин, И. Илларионов, Э. Зайцев. Лауреат государственной премии Автономной Республики Крым В. Зотов.

С 1986 по 2005 год Ансамблем руководил заслуженный деятель искусств УССР, Народный артист РФ, лауреат премии Автономной Республики Крым капитан I ранга А. Сметанин. С 2005 года Ансамблем руководит подполковник Бойко В.И.

Идти в ногу со временем, воспитывать своим творчеством зрителей в духе беззаветной преданности Родине, ее Вооруженным силам – такие задачи ставит перед собой сегодня Ансамбль песни и пляски ЧФ РФ.

Ансамбль песни и пляски Ленинградского военного округа – уникальный, своеобразный и один из старейших творческих коллективов Вооруженных Сил России.

Созданный 18 декабря 1929 года Ансамбль состоял из 10 энтузиастов — любителей хорового пения. С первых дней своего существования Ансамбль становится своеобразной творческой лабораторией песни, особенно армейского репертуара. На высоком уровне он представляет свое искусство за рубежами нашей Родины. 1963 год – двухмесячное турне по Кубе. В 1965 году Ансамбль был назван всемирно известным. «Восхитительно! Великолепно! Нет слов!», — писала парижская пресса о выступлении армейского творческого коллектива. В этом же году Австрия – Зальцбург. 1967, 1971, 1975, 1981, 1999, 2000 годы – с огромным успехом проходили гастроли в Финляндии и Швеции.

В 1987 с успехом прошли совместные выступления Ансамбля со знаменитой французской певицей Мирей Матье во время ее гастролей в Санкт-Петербурге. В этом же году Ансамбль совершил триумфальное турне по Франции. 1989 год – Ансамбль стал лауреатом ХII Всемирного Фестиваля молодежи и студентов в Пхеньяне / КНДР/. В 1997 и 1998,2000, 2001 годах Ансамбль гастролировал по Испании. В 2001 году стал лауреатом Фестиваля наций в Ганновере, завоевал серебряную медаль Мирового конкурса фольклорных коллективов в городе Дижоне, где участвовало 32 страны. Позднее гастролировал по Франции, Германии, Португалии, Испании, Швейцарии, другим странам. Все выступления прошли с большим успехом.

В годы Великой Отечественной войны артисты выступали на передовых позициях. В истории коллектива – поездки в Чернобыль, Афганистан и Чечню. Сегодня Ансамбль песни и пляски округа располагает одним из лучших культурно-репетиционных центров Вооруженных Сил РФ. В год юбилея он провел более 200 концертов.

Ансамбль песни и пляски Северо-Кавказского военного округа — один из лучших коллективов вооружённых сил России. Созданный в годы Великой Отечественной войны он с самого первого дня своего существования успешно работает в главном направлении — поднимает боевой дух солдат.

Накануне концерта в городе практически не было расклеенных анонсов и афиш, но в зале практически не было свободных мест. У ансамбля песни и пляски СКВО своя преданная аудитория. За 62-летнюю историю ансамбль успел стать легендой. Репертуар — более тысячи произведений, каждый пятый участник коллектива — заслуженный артист. Меняется состав, но требования всегда одни и те же — высочайший профессионализм.

С 1943 года не меняется и главная цель. «Наша главная задача — помогать командирам частей, воспитательным структурам для поддержания морально-психологического духа личного состава и культурного воспитания», — говорит начальник ансамбля песни и пляски Северо-Кавказского военного округа Валерий Леонович.

Постоянный состав — 50 артистов. Отдельные группы — танцующие, играющие и поющие. Есть и переменный состав — 5-10 солдат срочной службы. Их тщательно отбирают, удостоверившись в музыкальных способностях. Но гордость коллектива — ветераны. Виктор Чернышев поёт в ансамбле почти 40 лет. Такому голосу могут позавидовать и молодые артисты.

Это один из лучших коллективов вооружённых сил — так отозвалось об ансамбле руководство страны и минобороны после концерта в Москве в 2002-м году. Об этом свидетельствуют многочисленные дипломы и грамоты. Но лучшая награда, говорят сами артисты, видеть как во время концерта поднимается настроение у солдат в зрительном зале. Возникает чувство востребованности.

Об этом же говорит и статистика. Только за период с 1999-го по 2003 год в зоне контртеррористической операции на Северном Кавказе коллективом ансамбля было дано 200 концертов.

Ансамбль песни и пляски Среднеазиатского военного округа

В 1969 году приказом Министерства обороны был сформирован Среднеазиатский военный округ. Через год в 1970 году в апреле месяце по приказу командующего округа генерала Лященко Н. Г. был сформирован Ансамбль песни и пляски Среднеазиатского военного округа (САВО). Первым художественным руководителем и главным дирижером ансамбля был назначен заслуженный артист Казахской ССР Фоменков В.Д., который обладал большим опытом работы в сфере культуры и профессиональными, музыкальными знаниями. Состав ансамбля на первый концерт состоял из ста двадцати человек (из них в танцевальной группе были задействованы шесть девушек и восемнадцать мужчин). Первый концерт ансамбля состоялся 16 декабря 1970 года в военном гарнизоне города Отара. С этого числа началась творческая деятельность ансамбля. Первым балетмейстером ансамбля был назначен Вовчук Яков Романович, музыкальным руководителем Лисица Василий Калистратович. Штат ансамбля состоял из профессионально подготовленных артистов, выпускников консерватории, хореографического училища, а также из талантливых самодеятельных артистов.

Географии концертной деятельности ансамбля обширна: в состав Среднеазиатского военного округа входили три республики – Казахстан, Киргизия, Таджикистан. Задачей ансамбля было культурно-патриотическое воспитание солдат, офицеров и их семей. В то же время ансамбль давал концерты для гражданского населения, ветеранов Великой Отечественной Войны, для целинников, школьников и студентов.

Ансамбль принял участие в фестивале «Северное сияние» город Томск, а также с дружескими визитами побывал в городах: Владивосток с концертом для состава самого большого авианосца «Новороссийск», Чета, Новосибирск и другие города.

Репертуар ансамбля был насыщен произведениями русских, казахских и зарубежных классиков, но основой программы были солдатские песни и пляски, отражающие не только героику Великой Отечественной войны, но и современную жизнь солдата: службу, отдых и шутки. Такие хореографические постановки как «На привале», «Армия на марше», «Победная», «Аврал и машинное отделение», «Парни бравые», «Два строя» и т.д. Кроме военных плясок репертуар ансамбля был насыщен танцами народов мира, к примеру в танце «Содружество» танцевальная группа ансамбля исполняла чехословацкие, болгарские, румынские, венгерские, немецкие и польские танцы, тем самым укрепляя дружбу между странами.

За время деятельности ансамбля с 1970 года по 1989 год многие артисты были удостоены званий заслуженных артистов республик: Казахстана, Киргизии, Таджикистана (вокальная группа: Мурза Ю., Феногенов Г., Корнилов А., танцевальная группа: Вовчук Я.Р., Пожарников А.А., Шипилов Г.А.)

Своими выступлениями ансамбль вызывал интерес у молодежи, тем самым прививая ей дисциплину, любовь к армии, воспитывал в духе преданности и любви к Родине и своему народу. В 1989 году 1 июня в связи с распадом Советского Союза Ансамбль Среднеазиатского военного округа был расформирован.

В 1991 году в связи с выводом войск из Афганистана 40-я армия была дислоцирована в Казахстан, при ней сформировывается 27-й концертный ансамбль, который начинает свою творческую деятельность. Активность, целеустремленность и энергия его исполнителей дали хорошие результаты и через год 22 февраля после создания ансамбля состоялся первый отчетный концерт во дворце АХБК, после чего ансамбль начинает полноценную концертную деятельность, выступая перед трудящимися разных городов страны, тружениками сельского хозяйства, воинами войск. Постепенно от концерта к концерту, от репетиции к репетиции рос исполнительский уровень коллектива, ширился и совершенствовался репертуар. В составе ансамбля 25 человек (оркестр, вокалисты и балетная группа из 8 человек), ансамбль базировался в клубе Штаба Армии. Начальником и художественным руководителем был назначен выпускник консерватории им. Чайковского старший лейтенант Бондаренко Юрий Васильевич, который в данное время является начальником ансамбля Ленинградского военного округа. Главным балетмейстером стал заслуженный артист Казахской ССР Пожарников Александр Алексеевич. Тщательно сохраняя традиции военного искусства ансамбль стремится к созданию новых, современных форм и средств сценического воплощения. Обширный и разнообразный репертуар ансамбля включает в себя лучшие образцы русской зарубежной классики, современной и народной песни, танцы народов мира, солдатские песни и пляски. В программе ансамбля были поставлены такие танцевальные номера как: «Танец казахстанских воинов», «Пролог», «Афганский», «Кадриль», «Сказание о батыре», «Солдатская полька». На основе русских хлопушек, дробей поставлена вся хореография военных плясок.

В связи формированием вооруженных сил Казахстана в 1994 году 27-й концертный ансамбль был переименован в ансамбль песни и пляски Министерства Обороны Республики Казахстан. Увеличился штат ансамбля в который вошли фольклорно-этнографическая группа «Сарбаздар», художественным руководителем которой стал Акелеев Сахан Далдиевич, вокально-инструментальный ансамбль «Каскат», созданный воином афганцем подполковником Стрельцовым Юрием Васильевичем. Обновился репертуар ансамбля, в танцевальной группе Пожарниковым А.А. были поставлены такие номера как «Алия» (посвященный подвигу героя ВОВ Алии Молдагуловой), «Барыня», восстановлен номер из репертуара САВО «Парни бравые», «Победная», балетмейстером Тлеубаевым М.Ж. были поставлены казахские танцы «Кос-алка», «Карлыгаш», «Балбраун», «Шашу».

Гастроли ансамбля проходили не только по гарнизонам для военнослужащих, офицеров и членов их семей, а также давал концерты для воинов афганцев, школьников, студентов, ветеранов ВОВ. Участвовал на смотрах Центрального разведывательного батальона. В 1996 году в городе Актау принял участие на открытии Морского флота Республики Казахстан. В 2001 году на сцене хореографического училища танцевальной группой был дан концерт в целях военно-патриотического воспитания, а также привлечение молодых и талантливых кадров в состав ансамбля. Концерт прошел на высоком уровне и с большим успехом. Также ансамбль участвовал на открытии фестиваля «Жас улан» и являлся почетным гостем. Побывал на гастролях в Китае. Концерты оставили бурные эмоциональные впечатления, восторг и море аплодисментов.

За время становления Республики Казахстан, как независимого государства, ансамбль притерпел значительные изменения. Начальником Центрального ансамбля был назначен майор Джумагалиев Жасболат Амнгалиевич, который внес изменения в состав ансамбля. Дополнительно были введены фольклорно этнографическая группа «Сарбаздар» и эстрадно-симфонический оркестр.

Руководствуясь необходимостью нового, современного подхода к эстетическому воспитанию молодежи, необходимостью поиска новых форм культурной и патриотической работы, руководством Центрального ансамбля было принято решение о подготовке ряда концертных программ с участием большого эстрадно-симфонического оркестра.

Выступления данного коллектива привлекли большое внимание знаменитых профессиональных музыкантов и средств массовой информации, как в республики, так и за ее пределами. В 2002 году коллектив провел ряд концертных выступлений, среди которых:

-участие в фестивале «Алматы-моя первая любовь»

-сольные концерты народной артистки Розы Рымбаевой в г.Астане, г.Алматы;

-концерт выдающегося французского композитора Мишеля Леграна и многих других.

В 2003 году на сцене Дворца студентов имени Джолдасбекова состоялся отчетный концерт танцевальной группы ансамбля.

Подобные концерты не только привлекают большое внимание общественности к армейскому творчеству, но и оказывают благотворное влияние на патриотическое, культурное воспитание молодежи и демонстрируют высокий профессионализм, повышая авторитет Вооруженных Сил Республики Казахстан.

Многие музыканты ансамбля постоянно участвуют в различных конкурсах и фестивалях Республиканского и Международного значения, повышая тем самым свой профессиональный уровень и мастерство, придавая еще большую известность и авторитет Центральному ансамблю Министерства Обороны Республики Казахстан.

Кроме того, нами был выпущен первый компакт диск ( CD ) с патриотическими песнями на казахском языке, посвященный 10-летию Вооруженных Сил Республики Казахстан.

В соответствии с Указом Президента Республики Казахстан «Об объявлении 2003 года годом Казахстана в России», в мае этого года Министерством обороны Республики Казахстан запланирована поездка Центрального Ансамбля в город Москву Российской Федерации, где будут продемонстрированы музыкальные и культурные ценности народов Казахстана, современные и классические произведения, отражающие сегодняшний уровень развития нашего государства.

Сегодня в ансамбле работают именитые музыканты, певцы и талантливая молодежь. Есть лауреаты Республиканских и Международных конкурсов.

Центральный Ансамбль Министерства Обороны Республики Казахстан является художественно-творческим коллективом, призванным средствами музыкального, поэтического и хореографического искусства содействовать воспитанию у личного состава всех родов войск верности воинскому и гражданскому долгу, любви к своей Родине, чувства гордости за принадлежность к военным войскам, созданию в воинских коллективах здоровой морально-психологической обстановки, крепкой воинской дисциплины, формированию у воинов высоких нравственных качеств и эстетических вкусов.

Задачами художественно-творческой деятельности ансамбля являются пропаганда лучших образцов мировой и национальных культур, отображающих многовековые нравственные устои Казахстана и военные традиции, воспитывающие любовь к Отечеству, верность присяге, создание условий свободного развития гражданина и общества, удовлетворение духовных запросов военнослужащих и членов семей их семей, активное приобщение к художественному творчеству.

Художественно-творческая деятельность ансамбля.

Ансамбль проводит концерты для военнослужащих и их семей, местного населения и населения регионов основного призыва молодежи в войска;

— пропагандирует лучшие произведения концертного репертуара средствами радио, телевидения, видео- и звукозаписи;

— оказывает методическую помощь командирам воинских частей по развитию художественной самодеятельности среди личного состава и членов семей военнослужащих в плане подбора репертуара, повышения исполнительского мастерства самодеятельных артистов, подготовке и проведении семинаров с руководителями кружков, смотров художественной самодеятельности;

— привлекает поэтов, композиторов и других деятелей искусства к созданию произведений, отражающих славные традиции нашего народа, современную жизнь и быт военнослужащих Казахстана, проводит подбор и обработку лучших произведений поэтического, музыкально-хореографического творчества.

Вся творческая и исполнительская деятельность ансамбля осуществляется на основе перспективного (годового) и текущего (месячного) планирования. Планы утверждаются заместителем командующего войсками, курирующего воспитательную работу.

Ансамбль в течение года обязан подготовить одну новую концертную программу, а также систематически пополнять свой репертуар новыми произведениями.

При необходимости, на период подготовки и отработки новой программы разрешается приглашать режиссера, балетмейстеров, художников, концертмейстеров, педагогов-репетиторов по вокалу, балету и других специалистов.

Для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, призывников и допризывной молодежи при проведении специальных мероприятий по линии военкоматов, для находящихся на излечении в госпиталях военнослужащих, гражданского персонала, а также по гарнизонам ансамбль выступает бесплатно.

Концертные выступления могут быть с участием всего творческого состава ансамбля или с участием части творческого состава (бригадные).

Платные концертные выступления проводятся ансамблем на основании письменного договора с учреждениями культуры, воинскими частями, гражданскими организациями и учреждениями, по заявкам которых они проводятся.

Бесплатные концертные выступления проводятся на основании предписаний, выдаваемых органом военного управления, которому подчинен ансамбль.

Своеобразная музыкально сценическое выступление ансамбля, во время которого артисты не только исполняют произведения, но и совершают различные перестроения, используют танцевальные, а порой и акробатические элементы и даже поют. В этот момент концерт нужно не только слушать, но и смотреть, потому что это действительно яркое, красочное шоу. Подобные шоу программы широко используются при проведении музыкальных фестивалей и вызывают большой интерес и симпатии у зрителей любого возраста.

Этот творческий коллектив отличает высокий профессиональный уровень, слаженность, дисциплинированность. Именно участие ансамбля придает каждому мероприятию необходимую торжественность и парадность, поднимает настроение, способствует культурному воспитанию и повышению морального духа, и патриотизма у молодежи и личного состава вооруженных сил Республики Казахстан.

Основное предназначение ансамбля Министерства Обороны РК – достойно представлять вооруженные силы как на мероприятиях государственного значения, так и на международном уровне.

2.2 Практическая работа

Цель военных ансамблей – пропагандировать культурное, историческое и военно-патриотическое воспитание.

Концертный ансамбль Центрального Дома Офицеров, пожалуй, больше знают в войсках и на флотах, чем в столице. Он постоянно гастролирует, несет свое искусство в массовую воинскую аудиторию. Руководит ансамблем подполковник Джумагалиев Ж.А. — прекрасный музыкант. В свое время, после окончания Алматинской консерватории, он работал в театре оперы и балета им. Абая, а также играл в военном оркестре Национальной гвардии РК. Преданность армейской сцене, которая зародилась еще в годы срочной службы, так и приковала его к военному искусству.

Он сумел так поставить творческую деятельность коллектива, что весь его состав самозабвенно отдается своему делу. Кто бы то ни был: участник группы, артист балета, солист — все добросовестно работают на зрителя.

Важно здесь отметить и такую деталь: куда бы ни выезжал ансамбль — мы всюду помимо концертной деятельности стремится установить дружеские творческие связи с работниками местных Домов офицеров и клубов, с воинскими коллективами. Например, проводится в части вечер отдыха — ансамбль предлагает свои услуги и личное участие. Предстоит концерт художественной самодеятельности — помогают в подготовке вокально-инструментального ансамбля и солистов. Вот бы и всем другим армейским культурными работникам использовать такую систему работы. Ведь как подчас не хватает им живого общения с людьми.

Сегодня характерной чертой молодежного досуга стали гремящие на все лады вокально-инструментальные ансамбли, дискотеки. Так вот, на одной из дискотек, проводившейся в Доме офицеров, кто-то попросил исполнить давно забытый старый вальс. Ведущий объявил белый танец. И что же? Предложение это застало многих врасплох.

Приходится только сожалеть, что уходит от нас искусство танца — настоящего, красивого, напоенного гармонией мелодии и движения. А ведь положение это легко исправить, было бы желание у культурных работников.

Можно проводить конкурсы на лучшее исполнение танца — чарльстона, вальса, танго. Думаю, желающие принять участие в таком увлекательном состязании всегда найдутся. А разве нельзя при участии военного ансамбля провести вечер вальса? Да не просто путем чередования различных мелодий, а с интересным рассказом об истории этого замечательного танца, с вручением призов за лучшее его исполнение.

В Алматинском военно-командном училище решили провести танцевальный вечер под названием «Офицерский вальс». Командование училища обратилось в Центральный Ансамбль Министерства Обороны РК с просьбой помочь в организации и проведению вечера посвященному «Офицерскому вальсу». Мы (балетная группа) провели занятия по обучению вальса среди курсантов училища, а также офицеров и их семей. Поначалу кое-кто из его организаторов сомневался, придут ли люди. Сомнения не оправдались. Люди пришли. Да еще целыми семьями. Вальсы сменялись один за другим, в паузах демонстрировались короткометражные фильмы о искусстве народов нашей страны, в фойе работала тематическая выставка-продажа книг «Это все о вальсе!». Много добрых слов услышали мы от курсантов и офицеров за отличный отдых. Радовало, конечно, и то, что у молодых людей пробудился интерес к вальсу, так теснимому современными танцами.

В школе № 51 нашим ансамблем был дан концерт приуроченный ко дню образования Вооруженных сил Республики Казахстан. Концерт нес воспитательный военно-патриотический характер, пропагандировал школьникам любовь к Родине, дружбу и защиту Отечества. В программе концерта исполнялись не только современные, солдатские, но и посвященные Великой Отечественной войне песни и танцы. Концерт прошел с большим успехом. Ученики старших классов интересовались деятельностью нашего ансамбля, о его роли в армии, гастролях, расспрашивали о службе и обстановке в войсках на сегодняшний день. Задавали вопросы, касающиеся военной формы в солдатских плясках, в чем ее отличие.

Постановка – Вовчук Я.Р. в обработке заслуженного артиста Республики Казахстан Пожарникова А.А. Танец поставлен на казахскую национальную мелодию с элементами джаза, аранжировка Лисицы В.К.

Танец воинов джигитов, военная пляска с национальным колоритом. Каждый из воинов показывает свое мастерство исполняя сложные трюковые движения.

Костюм: военная камуфляжная форма Национальной Гвардии РК (отличительная деталь Национальной Гвардии РК – красный берет).

Постановка – Джумалиев Н.А.

Подбор мелодий – Апасов Г.И.

Аранжировка – Журкина В.А.

В час досуга гармонь является другом солдат. Современная солдатская пляска рассказывающая о умении солдат веселиться и отдыхать в свободное от службы время (перепляс).

Костюм – современная парадная солдатская форма. Мальчики – белые рубашки, брюки цвета хаки, фуражки. Девочки – белые рубашки, юбки цвета хаки, пилотки.

«С победой в Казахстан»

Постановка – Джумалиев Н.А.

Подбор мелодий – Апасов Г.И.

Аранжировка – Журкина В.А.

После окончания войны с победой эшелоны солдат возвращаются в родные места. По дороге домой проезжая Союзные Республики на станциях прощаясь с однополчанами, они исполняют свои национальные танцы. Конечная станция эшелона – Казахстан.

Костюм – форма времен Великой Отечественной войны. Мальчики – гимнастерки, брюки галифе, ремни , пилотки. Девочки – гимнастерки, юбки, ремни, пилотки.

Постановка – заслуженный артист КазССР Пожарников А.А.

Подбор мелодий – Апасов Г.И.

Аранжировка – Журкина В.А.

Живая, темпераментная, задорная военная пляска в стиле польки, рассказывающая о строевых буднях солдата.

Костюм – современная солдатская форма. Мальчики – рубашки, брюки цвета хаки, фуражки. Девочки – рубашки, юбки цвета хаки, пилотки.

Постановка – заслуженный артист КазССР Пожарников А.А.

Подбор мелодий – Апасов Г.И.

Аранжировка – Журкина В.А.

Ликование и радость победы над фашизмом. Веселая, задорная пляска, где солдаты-мужчины дарят солдатам-женщинам туфельки в замен солдатским сапогам, напоминая о наступлении весны, любви и мирной жизни. Пляска заканчивается общей фотографией на память.

Костюм – форма времен Великой Отечественной войны. Мальчики – гимнастерки, брюки галифе, ремни , пилотки. Девочки – гимнастерки, юбки, ремни, пилотки.

То, что было истинно великим останется великим навсегда. Нельзя выпускать из памяти времен связующую нить. Заботясь о культурном и нравственном воспитании наших подростков, молодежи и воинов, мы обязаны делать ставку на нетленные духовные ценности своего народа, его армии, его родного Отечества.

Сегодня, как никогда прежде, мы осознали необходимость исторического, философского, нравственного, эстетического анализа состояния, уровня армейской культуры и ее материальной основы. Прежде всего важно раскрыть действительно обоснованную точку зрения на самую суть понятий – культуры и образованности, дать их теоретическое обоснование. И тут нелишним будет обратиться к нашей отечественной истории, к классике. Вспомним, например, высказывание на этот счет Н. Г. Чернышевского: «Образованным человеком называется тот, кто.; приобрел много знаний и, кроме того, привык быстро и верно соображать, что хорошо и что дурно, что справедливо и что несправедливо, или, как выражаются одним словом, привык «мыслить», и наконец у кого понятия и чувства получили благородное и возвышенное направление. Все эти три качества – обширности знания, привычка мыслить и благородство чувств – необходимы для того, чтобы человек был образованным в полном смысле слова. У кого мало познаний, тот невежда, тот груб и тупоумен; у кого нет благородных чувств, тот человек дурной» .

Вооруженные силы и культурные учреждения армии, как никакая другая сфера, имеют, как говорится прямой выход на человека – его чувства, разум. На сегодняшний день нежелание молодежи не служить в Вооруженных силах является основной проблемой. Культурная же работа располагает весьма мощным механизмом духовного и эмоционального воздействия на личность будущего воина, на выработку у него высочайшей гражданственности и ответственности за судьбу Отчизны. И очень важно, чтобы этот арсенал действовал с максимальной отдачей. Когда-то великий философ Флоренский писал: «Культура есть среда растящая и питающая личность». Об этом мы не должны забывать.

Военно-патриотическое воспитание – актуальная тема на сегодняшний день. В то время как наше телевидение показывает фильмы ужасов, боевики, где рекой льется человеческая кровь, киномистификация и другие аморальные, антиобщественные фильмы, которые негативно действуют на молодые души, мы удивляемся: откуда у молодежи, особенно у подростков, склонность к правонарушениям, агрессивность, переходящая в дикую жестокость, не уважение к старшим. Именно от этих фильмов, от этого киноценизма.

Цель моей работы – застраховать подростков от вредного влияния так называемых ущербных произведений современного искусства (кино, литературы, музыки), доказать что Вооруженные силы – это самая сплоченная, мобильная, организованная государственная структура, несущая в массы не только культуру, но и искусство наших предков и современников.

О армии сегодня много пишут и говорят. Честная справедливая критика просто необходима. Армия – часть народа, и было бы противоестественно если бы народ и правительство проявляли равнодушие к своей армии, не стремились ей помочь в решении задач оборонного строительства, осуществления военной реформы.

Деятельность культурных учреждений армии широка и многопланова. Все, что позитивно влияет на культуру, воспитание, — всегда в цене и, как говорится, имеет право на жизнь. Взять ту же работу с учениками. Разве могут работники очага культуры усомниться в ее важности? Конечно же нет. И весьма похвально, что культурные учреждения армии в большинстве своем находят неординарные пути выхода на мир их увлечений и интересов, на проблемы которые наша непростая жизнь выдвигает перед ними.

Далеко на все понимают насколько важны военные ансамбли в воспитательном, культурном, патриотическом плане. Если сравнить с временами правления Петра I , хотим мы или не хотим, какие-то хорошие традиции тех времен логично перетекли в традиции Казахстанской армии. Например в те времена у каждого гвардейского полка был не только свой оркестр, но свой «фирменный» марш. И многие из этих маршей сохранились до наших времен.

А песни? Песни военных лет по-прежнему популярны в народе, в армейской среде. Они выдержали испытания временем, стали своеобразной летописью Великой Отечественной войны, музыкальным памятником тех далеких, героических лет. В них и сейчас звучат удивительный оптимизм, неиссякаемая вера в дружбу, любовь в те идеалы за которые люди шли в бой, совершали подвиги.

За годы Великой Отечественной войны для воинов армии и флота силами творческих бригад было проведено свыше 1-ого миллиона 300 тысяч выступлений. Традиция культурного шефства над Вооруженными силами продолжается и сегодня.

В процессе исследования было выявлено что, военные музыка, песни и танцы чрезвычайно важны в культурно-идеологическом воспитании молодежи и воинов, они вносят в жизнь особую торжественность, создают приподнятое, праздничное настроение, вдохновляют, воодушевляют и сплачивают своим оптимизмом. Музыка, песни и танцы способны выполнять организующую и дисциплинирующую роль, помогают вырабатывать у подростков, молодежи и военнослужащих положительные эмоции.

После концерта военного ансамбля вам станет радостнее, что-то неизъяснимо знакомое посетит вашу душу и она откликнувшись на зов музыки, на миг подарит ощущение настоящего чуда и положительной энергетики. Такое удается слышать и видеть не часто, но восторг помнится многие годы. Эмоциональные настроения, которые зритель впитывает в себя во время концерта очень радуют. Значит мы (ансамбль) выполнили свою работу на сто процентов.

Мы добились поставленной перед нами задачи- достойно представлять Вооруженные силы Казахстана, показывать свой профессиональный уровень, слаженность, дисциплинированность. Пропагандировать лучшие образцы мировой и национальной культуры, отображающие многовековые нравственные устои Казахстана и военные традиции. Содействовать военно-патриотическому воспитанию у подростков, молодежи и воинов, верности их гражданскому и воинскому долгу, любви к своей Родине, чувства гордости за то, что они носят почетное звание- гражданин республики Казахстан.

О чем приходится сожалеть сегодня, о том что подростки, молодежь редко посещают такие культурные заведения как театры, музеи, выставки, предпочитая им ночные клубы, дискотеки, кинотеатры.

Что ожидает искусство в будущем. Трудно гадать, какие формы примет эта неизвестная жизнь будущего и еще труднее сказать, какое место займет в этой будущей жизни искусство. Ясно только одно: возникая из реальности и направляясь на нее же, искусство будет определяться самым тесным образом, тем основным строем, который примет жизнь.

Андреев Т.М. Добрый помощник врача. / Педагогика здоровья. «Педагогика». 1990г.

Золотарев О.В. К чувствам и разуму воина. / Военное издательство 1991г. Москва

Барабанщиков А.В., Давыдов В.П., Утлик Э.П., Феденко Н.Ф. Военная педагогика и психология. / Военное издательство 1986г.

Савин Н.В. Педагогика. «Просвещение» 1972г.

Ткаченко Т. Народные танцы. «Искусство». 1981г.

Ткаченко Т. Работа с танцевальными коллективами. «Просвещение». 1958г.

Сухомлинский В.А. Избранные педагогические сочинения. В трех томах. Т.1.М./ «Педагогика» 1979г.

Ю.Слонимский “В честь танца”, М., 1988.

Стрелкова И. Валиханов. / Жизнь замечательных людей. Москва. «Молодая гвардия»., 2004г.

Кон И.С. открытие «Я»/ Москва. 1978г.

Ансамбль песни и пляски им. Александрова/ «Музыка». Москва 1981г.