Петербург. В саду геральдических роз

Меню навигации

Пользовательские ссылки

Информация о пользователе

Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Библиотека » Бальные танцы XIX века

Бальные танцы XIX века

Сообщений 1 страница 11 из 11

Поделиться12012-10-12 13:21:15

  • Автор: Керолайн Монтес*
  • жизнь коротка, любовь же вечна
  • Информация:
    •Имя: Керолайн А. Ривас де Монтес;
    •Возраст: 29 лет;
    •Титул: испанская маркиза;
    •Род занятий: новые знакомства, интерес к России;
    •Любовь: на кончиках пальцев.
  • Сообщений: 7697
  • Уважение: +957
  • Последний визит:
    2017-12-19 23:04:20

Оглавление:
* ссылки

Отредактировано Керолайн Монтес (2012-10-14 10:42:00)

Поделиться22012-10-12 21:35:30

  • Автор: Керолайн Монтес*
  • жизнь коротка, любовь же вечна
  • Информация:
    •Имя: Керолайн А. Ривас де Монтес;
    •Возраст: 29 лет;
    •Титул: испанская маркиза;
    •Род занятий: новые знакомства, интерес к России;
    •Любовь: на кончиках пальцев.
  • Сообщений: 7697
  • Уважение: +957
  • Последний визит:
    2017-12-19 23:04:20

Немного из истории.

В XIX столетии в области танца и танцевальной музыки происходит значительное обновление образности и выразительного языка, появляется огромное количество новых жанров. В наибольшей степени этому способствовали бурные социальные потрясения, происходящие в Европе в конце XVIII — первой половине XIX века и повлекшие за собой радикальные перемены в общественной и культурной жизни (Великая французская революция, наполеоновские войны, национально-освободительное движение в Австрии, Германии, Италии, Польше).

Искусство нового времени, утратив связь с аристократическими дворами, приобретает несвойственный ему ранее гражданственно-демократический характер. И это очень ярко проявляется в танце, затрагивая и хореографическую, и музыкальную его составляющую, обуславливая появление огромного количества новых жанров в быту и в профессиональном творчестве.

В повседневной жизни человека огромную популярность приобретают общественные балы, которые устраиваются не только во дворцах аристократической верхушки, но и в театрах, в других публичных заведениях (иногда — в парках и скверах). Один путешественник по Баварии писал в то время: «Общественные танцевальные залы посещаются всеми сословиями; здесь отметается аристократическая спесь, забываются предки и звания. Здесь мы видим ремесленников, художников, купцов, советников, баронов, графов и прочую знать танцующими с горничными, женщинами третьего сословия и дамами».

Балы не только дают возможность потанцевать, но и становятся «лирическим центром» общественной жизни эпохи, а также и местом, где происходят деловые знакомства, совершаются финансовые сделки. Они определяют моду в обществе на тот или иной танец, стиль и манеру его исполнения. Вследствие этого огромное значение приобретают организующиеся один за другим в различных городах Европы специальные танцевальные классы, где учителя-профессионалы (самые знаменитые из них — Целлариус, Коралли, Лабор, Марковский) обучают искусству бального танца. Зачастую именно там впервые появляются новые танцевальные жанры и формы, которые сначала становятся чрезвычайно популярными в быту, а впоследствии постепенно проникают и в профессиональное искусство (музыкальный театр, академическую музыку).

Франция, в течение нескольких веков определявшая основные направления развития хореографического искусства, по-прежнему остается танцевальным центром Европы. Преподаватели-французы пользуются огромной популярностью во многих странах и считаются самыми талантливыми и осведомленными в области танца (причем, как бытового, так и сценического).

Но постепенно с Францией начинают соперничать Австрия и Россия. Танец, как и музыка, всегда был сильнейшей страстью венских бюргеров. Под танцевальные вечера отводились крупнейшие залы города. Порой рестораны, обычно имеющие свои небольшие бальные залы, не могли вместить всех желающих, и тогда танцы переносились в сады, на открытый воздух. Не мало важен и тот факт, что Вена как столица Австро-Венгерской империи с давних пор являлась сосредоточием различных национальных влияний, что способствовало распространению в Европе танцев венгерского, чешского и др. происхождения. Наконец, именно в Вене стал широко известен вальс, отсюда он победоносно прошествовал по всем странам.

В России новые веяния также находят благодатную почву для развития. Отметим, что вплоть до эпохи Петра I в России мало что знали о танцевальном искусстве Западной Европы. Русские пляски, издавна занимавшие важное место в жизни общества, были глубоко самобытны и существенно отличались от многочисленных европейских образцов. Долгое время они были излюбленным развлечением не только среди простого народа, но и при царском дворе. И только во времена царствования Петра I в Россию проникают менуэт, гавот, контрданс и другие танцы, популярные в Европе. Они становятся непременным атрибутом светских балов («ассамблей»), театрализованных представлений, входят в обязательную программу обучения в различных учебных заведениях. Примечательно, что восприятие иностранной культуры, и в частности танцевальной, не было простым копированием или подражанием. В России зарубежные танцы часто видоизменяются, им придается иной характер, благодаря исполнению в более живой и непосредственной манере.

В бальной практике начала XIX века еще сохраняются многие танцевальные жанры прошлых времен. Во Франции продолжают исполнять менуэт, гавот, бурре, в Англии — жигу, в России — гавот, гросфатер, менуэт, французскую кадриль. Однако манера их исполнения меняется, становясь более непринужденной; темп танцев ускоряется; старые композиции видоизменяются и приспосабливаются к новым эстетическим вкусам и правилам поведения в обществе.

XIX век — это век массовых бальных танцев, ритмически живых и естественных. Постепенно французские танцы XVIII века забываются. Так, прославленный менуэт теряет былую популярность и становится лишь средством воспитания хороших манер, развития осанки, изящества и плавности движений. Под влиянием национально-освободительных движений, возникающих в разных уголках Европы, право на существование завоевывают танцы, истоки которых восходят к народному танцевальному творчеству Англии, Германии, Австрии и славянских стран. Экосез, кадриль, вальс, полька, мазурка становятся общеевропейскими танцами и на протяжении всего столетия пользуются успехом в самых различных слоях общества. Примечательно, что из танцев прошлых эпох в XIX веке продолжают жить только те, в которых участвует большое количество пар: например, полонез, различные виды контрдансов, широко известные еще в XVIII веке и столь же любимые в новую эпоху.

Но главнейшее место среди танцевальных жанров принадлежит вальсу, именно в это время начинается его совершенствование и подлинная слава. Он определяет структуру и характер всех бальных танцев, непринужденную манеру исполнения, основанную на свободном подчинении музыкальному ритму. Отсутствие сложных фигур, которые необходимо исполнять в строго последовательности, простота движений и поз, пленительность мелодий делают вальс излюбленным танцем во всех слоях общества. Распространение и популярность получает не только вальс в своей основной форме, но также и его многочисленные варианты и комбинации. Популярности вальса в значительной степени способствует музыка. Ее пишут композиторы самых различных национальностей, создавая подлинные шедевры танцевальной музыки.

Наряду с вальсом широкое распространение получают и другие танцы. Например, мазурка, исполнять которую могло любое количество пар. Причем каждая пара могла сама избирать порядок фигур и «сочинять комбинации». Огромный успех имеет также полька — массовый танец, берущий свое начало от богемской народной пляски. Появившись в 1840-х годах, она становится чрезвычайно популярной и на общественных балах, и на скромных ученических или домашних вечерах.

С начала XIX столетия интерес вызывают и другие танцы, ранее известные только в народной среде таких стран как Испания (болеро, сегидилья и др.), Польша (краковяк), Венгрия (чардаш), Россия (трепак). Подвергаясь значительной стилизации, они также становятся частью многочисленных танцевальных вечеров, хотя и не завоевывают такой популярности, как вальс, мазурка, полонез или кадриль.

Характерный бальный танец конца XIX века «Бальная лезгинка».

Успейте воспользоваться скидками до 50% на курсы «Инфоурок»

Характерный бальный танец конца XIX века, построенный на танцевальных движениях горских народов Кавказа. Музыкальный размер – 6/8. Темп быстрый. Исполняется в паре, жизнерадостно и бойко, с продвижением по кругу. Создатель композиции танца – известный в России танцмейстер А. Царман.

Самобытные общественные танцы разных народов всегда привлекали внимание истинных ценителей хореографии. Российский танцмейстер Царман на элементах венгерского, кавказского и русского танцев создал Бальный Чардаш , Бальную Лезгинку и Русско-Славянский Танец. Популярность новых танцев разрушала представления о бальной изысканности. Поэтому на новые танцы и их авторов ополчились благородная общественность и газетные репортёры. Эти танцы объявлялись «кабацкими, мужицкими», подходящими лишь для «неблагородных» сословий… «Лишь подвыпившим солдатам да кухаркам такие танцы танцевать прилично», – писали газеты. Однако, очень скоро все успокоились и сами стали воодушевлённо исполнять их энергичные па.

«До последнего времени лезгинка, национальный танец кавказских горцев, исполнялась лишь как характерный танец только на эстраде театров или же на специально грузинских и армянских вечерах. Бальная лезгинка состоит из фигур лезгинки-лекури, приспособленных к бальному выполнению. Поэтому этот танец, который раньше выполнялся только определённым количеством пар, теперь может выполняться каким угодно количеством пар».

Тихомиров А. Д. «Самоучитель модных бальных и характерных танцев», М., 1901, с.73

Бальные танцы XIX века

На русских балах в XIX веке программа танцевального вечера — количество и последовательность танцев — варьировалась в зависимости от бала: на придворных обычно танцевали полонез, вальс, французскую кадриль и мазурку; на частных балах танцы были более разнообразными. Драматургия бала развивалась от торжественного, чинного полонеза к шутливому котильону.

Некоторые танцы появлялись и исчезали, другие изменялись — как в схеме, так и в технике исполнения, а в определенные периоды эпохи какой-либо определенный танец, как дань моде, мог быть наиболее популярным. Следует отметить, что в репертуаре каждого танцмейстера имелись танцы и собственного сочинения.

Полонез
Перешедший с XVIII века в XIX, полонез — или польский, всегда открывал придворные балы. В церемониальном танце-марше принимали участие все желающие, где каждый должен показать себя в выгодном свете. Во второй половине XIX века полонезом открывались балы на купеческих и серебряных свадьбах, а также на детских балах.
В первой паре мог быть дирижер со своей дамой, или же хозяин бала с наиболее почетнейшей гостьей (хозяйка бала в этом случае шла во второй паре с наиболее почетнейшим гостем). На официальных балах во второй половине XIX века император с императрицей могли составлять первую пару, а в более ранее время в первой паре шествовал император со старшей дамой или с той, которой он решает оказать честь, во второй — императрица с великим князем или особенным гостем, а остальные пары строились по заранее назначенному порядку (в соответствии с Табелем о рангах и светским этикетом). На частном балу император выступал в первой паре с хозяйкой бала, императрица с хозяином бала — во второй паре.
Полонез бывал продолжительным, поэтому опоздавшие гости могли присоединиться к танцу. Последовательность исполнения элементов танца могла указываться танцмейстером, при этом зачастую эту роль на себя брала первая пара — она задавала определенные фигуры, которые повторяли и все остальные. С течением времени танец упростился, став более похожим на торжественную прогулку с минимальным количеством фигур. Полонез мог состоять из нескольких туров, не более трех, во время которых пары распадались, образовывая новые.
Исполнение танца не ограничивалось одной залой — вереница польского могла следовать и в другие комнаты. Во время полонеза был в ходу и обычай «отбивания дамы», особенно популярный на московских балах — кавалер, которому не досталось дамы, подбегал к первой паре и, хлопнув в ладоши, отбивал даму себе, первый же кавалер переходил ко второй даме, второй — к третьей и т. д., последний кавалер, оставшись без дамы, либо уходил прочь, либо бежал отбивать даму первой пары.
Польский мог предшествовать ужину, когда все участники, не прекращая танца, направлялись в столовую.

Вальс
Самый романтичный, опьяняющий и кружащий голову, вальс был вторым танцем, а также мог являться и открывающим на частном балу. Считают, что вальс зародился в конце XVIII века, и на протяжении всего XIX века, да и сейчас, этот танец любим многими.
Увлекательный, способный возбудить сладкие грезы и томительные мечты, что-то среднее между кокетством и страстью, между ребяческой игрой и глубоким вздохом, вальс долгое время считался вольным и неприличным, создавал для объяснений удобную обстановку, а соприкосновение рук позволяло передавать записки.
В России вальс танцевали долго и быстро, вальсировать можно было два-три тура, выходить из танца разрешалось до окончания музыки — можно было присаживаться, а потом снова включаться в очередной тур.
Существовало несколько разновидностей вальса, из них наиболее распространенными были немецкий вальс в три па — более спокойный, и французский, более живой — в два па. Также танцевали Венгерский вальс, Венский вальс, вальс в пять па. В конце XIX века появились вальс-галоп, вальс-менуэт.

Французская кадриль
В первой трети XIX века этот танец был одним из самых популярных на бале, и. достигнув широкого распространения в 1830-х годах, его могли танцевать несколько раз за вечер.
В начале девятнадцатого столетия кадриль состояла из пяти фигур и требовала техничного мастерского исполнения: танцующие выделывали па с ловкостью и грациозностью, и для этого надо было обладать большой ловкостью, чтобы с достоинством протанцевать кадриль и заслужить одобрение присутствующих.
К концу XIX века происходит эволюция французской кадрили: пары выстраивались в виде колонны, а не в виде каре (где построение пар по сторонам квадрата), в танце насчитывалось шесть фигур и упростилась техника исполнения. Кадриль стала отдыхом после лёгких танцев: медленные, спокойные движения избавляли от излишнего головокружения и усиленной циркуляции крови, вызываемой вальсом и полькой.

Полька
В аристократических салонах в начале 1840-х годов получил распространение и признание чешский танец — полька. Не взирая на бешеную популярность, временно затмившую даже вальс, польку не танцевали на придворных балах.
Во время исполнения польки дирижер должен допускать танцевать одновременно только несколько пар, чтобы они, не будучи стеснены, могли показать свое искусство. Первоначально полька исполнялась с постоянными фигурами, к концу XIX века фигуры упростились или исчезли, начали появляться новые варианты и гибриды танца — полька-трамблян, полька-галоп, полька-мазурка.

Мазурка
Успех этого танца пришелся на 1810-е годы — стремительная мазурка с быстрым темпом и сложными па являлась кульминацией бала, и обычно была последним танцем перед ужином.
Ведущая роль в мазурке принадлежала кавалеру — он выбирал фигуры, движения и переходы, а дама подчинялась его порывам. Каждый участник должен был проявить изобретательность и импровизировать, не нарушая общего рисунка танца.
«Бравурный», или краковский, стиль — характерный для провинциальных балов — отличался размашистым и свободным исполнением. Здесь кавалеры проявляли силу, решительность, галантность, очаровывали и завоевывали своих дам, демонстрирующих слабость и хрупкость.
Салонная мазурка, утонченная и изысканная, более плавная и спокойная, признавалась танцмейстерами как единственно правильный вариант, при этом во время танца не было противопоставления мужского и женского начал, как в бравурном исполнении. В 1820-е французская (светская и любезная) манера мазурки сменяется английской, с томными и ленивыми движения кавалера, что было связано с модой на дендизм.
Мазурка продолжалась долго: одни пары исполняли фигуру, показанную распорядителем и его дамой, другие наблюдали за ними или вели светскую беседу, получившую название «мазурочная болтовня». Принимающие участие пары могли пропускать фигуры танца, для утоления жажды или обсуждения какой-либо темы. Мазурочные беседы позволяли легально общаться с противоположным полом, что имело большое значение и предоставляло возможность любовного признания. В мазурке были распространены разные фигуры, в том числе с выбором партнера, и предпочтение в пользу кого-то могло рассматриваться как знак особой благосклонности.
Мазурку в конце XIX века постепенно вытесняют котильон и кадриль-монстр (обыкновенная кадриль, между фигурами которой вставляются различные легкие танцы). Со временем создавались варианты мазурки, такие как вальс-мазурка и кадриль-мазурка.

Котильон
Игровой танец, как правило, завершавший бал, имел множество фигур, куда входили элементы самых распространенных и популярных салонных танцев: вальса, мазурки, польки.
На котильон, как и на мазурку, кавалерами приглашались хорошо знакомые им дамы.
Начинался котильон туром вальса по кругу — за распорядителем и его дамой следовали все остальные пары, и когда последняя из них завершала свой тур и возвращалась на свое место, шли в ход другие фигуры танца — чаще от более легких к более сложным.
Танцмейстеры придумывали всё новые и новые фигуры котильона, с вовлечением в танец различных бытовых предметов (стульев, вееров, цветков, шляп и т. п.) или котильонных аксессуаров (флагов, шаров, хлопушек, снежков из папирусной бумаги. ).
Молодым девушкам рекомендовалось держать себя очень сдержанно и в некоторых фигурах не позволять себе движений, не согласных с хорошим тоном.
Котильон, весьма раскрепощенный, не предназначался для придворных балов: представители царской фамилии и знатные особы обычно покидали бал сразу после ужина, не принимая участие в шумном и развлекательном многочасовом танце-игре.

Полонез, вальс, французская кадриль, полька, мазурка — эти танцы были основными на русских балах, при §том, ими не ограничивалась танцевальная программа. Существовал галоп — игриво-быстрый танец с беззаботным характером исполнения, которым могли оканчивать кадриль или сам вечер. В первой трети XIX века распространены были: матредур, гросфатер, англезы и экосезы, тампет, краковяк, a la Greque, русская кадриль, английская кадриль, кадрили на темы балетов, опер и романсов. В середине XIX века появляется лансье — танец, вызвавший переполох на балах по причине, что он всеми танцевался различно. Падекатр, падеграс, венгерка, миньон, шакон, аликаз, помпадур и пр. — танцы конца XIX и начала XX вв.

Танцы-соло
Существовали соловые, или блистательные, танцы, исполнявшиеся одним или несколькими танцующими.
В первой трети XIX века были распространены: тирольский вальс, казачок, матлот, менуэт, гавот, тамбурино, фанданго, весталка.
На протяжении всего XIX века в мемуарной литературе упоминаются два сольных (показательных) танца: русская пляска и па де шаль. Па де шаль — возникший в период увлечения античной культурой, танец исполняется с легким газовым шарфом, который необходимо изящно драпировать, поэтому в исполнении были важны грация и плавность движения рук. В танце обычно участвовали от одной до трех танцовщиц — они под музыку из известного балета создавали красивые балетные группы, принимали изящные танцевальные позы, подбрасывали шали, ловили их, набрасывали на голову, обвивали вокруг талии и т. п. В женских институтах па де шаль исполнялся как групповой танец.

Напоследок, из афоризмов 19-го века. «Кадриль соответствует сангвистическим характерам, галоп желчным, вальс холерическим, а полька есть исключительно принадлежность людей нервических и страстных».